Белой акации гроздья душистые

Приднестровье занимает одно из последних мест в Европе по лесистости – соотношению площади лесов к общей территории страны. Говорить о том, насколько важны лесные ресурсы, наверное, не стоит.

Всем с детства памятна фраза «Леса – лёгкие планеты». Поэтому недавно Правительство одобрило разработанную экологами государственную программу восстановления дубрав на ближайшие двадцать лет. Документ не просто своевременен. Он должен был появиться на свет не вчера и даже не позавчера.

Рассмотрение госпрограммы на заседании Правительства примерно совпало по времени с организованным министерством сельского хозяйства и природных ресурсов пресс-туром в Григориопольское лесничество. В Государственном лесном фонде Приднестровья всего около 29 тысяч гектаров, из которых 4 035 га, то есть почти одна седьмая часть, находятся в ведении Григориопольского лесничества.

Оно показательно со всех сторон. Оно – срединное. Его массивы простираются посередине республики, охватывая леса Григориопольского и Дубоссарского районов. В этих административно-территориальных единицах зафиксирована и «срединная» лесистость (отношение площади лесов к общему размеру территории) в республике. В Каменском и Рыбницком районах этот показатель достигает 10-12%. И это, кстати, считается нормой в Европе. В Слободзейском он в пределах 3-4%. Примерно такая же лесистость и в среднем по республике. В Григориопольском же и Дубоссарском районах она 6-7%.

Так вот, лесничий Григориопольского лесничества Валерий Чеботарь (на снимке) в интервью заметил, что дубравы на подведомственной ему территории перестойные. В среднем дубам там 70-80 лет. Кто-то воскликнет: «Это разве возраст для дубов?». Для наших, оказывается, да. «Всё зависит от климата», – заметил по этому поводу мой собеседник.

Видели во время пресс-тура журналисты и питомник. По словам Валерия Чеботаря, выращиваемыми здесь саженцами можно засадить сто гектаров. «Вот дубки, они посеяны в 2018 году. Немного повредили их кабаны, но урон небольшой. Осенью деревца переедут на новое место. Заказчики на них уже есть. Процесс пересадки будет происходить следующим образом: механически разрыхляем почву, выворачивая деревца с корнем, а затем вяжем их в веники и в таком виде их получают заказчики», – рассказал лесничий, показывая саженцы, возле которых простиралась борозда – плод недавнего нашествия кабанов.

Кроме трёх видов дуба (черешчатый, обыкновенный и красный), выращивают здесь также явор, клён остролистый, сосну крымскую и другие. А есть здесь и виды деревьев, не типичные для лесного хозяйства. Например, катальпа. Это древесное растение с огромными листьями и красивыми белыми цветами можно увидеть на тираспольских улицах. «На парковые деревья у нас заказы приходят из Григориополя, Слободзеи, Дубоссар, Бендер, столицы. Кроме катальпы для озеленения городов выращиваем также мыльное дерево, ясень, сосну крымскую», – подчеркнул Валерий Чеботарь.

Особое место в питомнике занимает акация белая. Зачастую она выступает в роли спасительницы лесников. Вопреки устоявшемуся мнению, это дерево не местное. Это интродуцент (переселение особей какого-либо вида животных и растений в новые для них места обитания), завезённый из Северной Америки и очень неплохо прижившийся у нас. Настолько неплохо, что способен расти там, где ни одно другое дерево расти не в состоянии. «Расширение Гослесфонда происходит за счёт неудобий. В основном это заброшенные старые сады. Не везде такие условия подходят для дуба, ясеня, клёна. На выручку приходит неприхотливая акация белая», – рассказал Валерий Чеботарь.

Во время этой поездки мне и моим коллегам показали два заброшенных участка, которым суждено было стать лесами. На одном только зачатки леса проклёвываются. Второй уже превратился в полноценный лесной массив. Первый раньше был тутовым садом, поставлявшим личинки тутового шелкопряда для производства натурального шёлка. Деревья шелковицы (тутовника), кстати, частью остались. Выкорчевали лишь погибшие деревья. «Акация со временем вытеснит шелковицу. Этот сад нам в своё время передал местный, уже не существующий колхоз «Родина». Полузасохший сад им стал не нужен», – заметил наш гид. А вот бывший сливовый сад, который также довелось нам увидеть во время поездки по Григориопольскому лесничеству, сначала полностью одичал, превратясь в алычовые заросли, а затем и вовсе засох. Теперь о нём напоминают лишь нагромождения сухих веток среди высоченнейших акаций. Как оказалось, они служат хатками и убежищами для животных. Так, по словам Валерия Чеботаря, здесь охотно селятся фазаны и млекопитающие семейства куньих. Последние достаточно редки в нашей республике. На вопрос о краснокнижных животных, обитающих на территории лесничества, наш провожатый отметил барсука – ещё одного, но более крупного представителя куньих. Говорит, что периодически бывает и пополнение. Лесниками взяты на контроль каждая нора, каждый её обитатель.

Ещё одна тема пресс-тура – охрана леса от пожаров. На территории лесничества много наглядной агитации, есть и защитные полосы шириною в 3-4 метра. «Конечно же, при сильном ветре они не защитят лес от огня, но при безветренной погоде они надёжно предохраняют от низового пожара», – заметил лесничий. Налажено и взаимодействие с пожарными. По словам Валерия Чеботаря, в этом году на территории лесничества было два пожара. Оба удалось быстро ликвидировать без всякого ущерба для леса.

Кирилл Нефёдов.

Фото: www.novostipmr.com