Такой, как все …

Подхожу к домику по улице Школьной, который даже не выходит на улицу, а спрятался где-то в глубине за другими домами, а огородом примыкает прямо к озеру Красному. Уже несколько лет здесь живёт Александр Александрович Пинигин с супругой: переселились на дочкину дачу, пока молодые на заработках.

Трудно уже подниматься на четвёртый этаж без лифта, да и на воздухе лучше дышится. Знаю этого односельчанина как инициативного человека. А вот и Сан Саныч, с палочкой, но твёрдой походкой выходит навстречу. Сейчас он уже больше десяти лет на заслуженном отдыхе. Хорошо, что здоровье позволяет повозиться на участке, хоть какая-то прибавка к скромной пенсии. Да жене помогает в выходные на местном базаре: внукам на подарки заработать тоже надо.

А тогда…  Работал на Слободзейском хлебозаводе. Там и застал его предгрозовой 89-й год, когда начали создаваться забастовочные комитеты. В ОСТК вступил не раздумывая, сказалась комсомольская молодость, когда был секретарём комсомольской организации на заводе «Октябрь», и активная жизненная позиция. На вопрос, в чём заключалась его деятельность в 1989-1990 годах в ОСТК, отвечает:

– Ничего героического я не совершал. Приезжали казаки, мы помогали в размещении, налаживали питание. Запомнился один высокий светлый парень из Эстонии.

– А что, приезжали и из других регионов разваливающегося Союза?

– Да, были и терские казаки, и люди с Кубани, даже с Дальнего Востока и Севера ехали помогать нам. Они воевали уже в Дубоссарах. Помню, собрали митинг на улице Ленина, оттуда сразу стали записывать в ополчение, мы пробыли около ДК завода имени Кирова   всю ночь в надежде, что понадобимся.  Но набрали ограниченное количество, я в Дубоссары так и не попал.  ОСТК тогда был у руля.

Победу обеспечили не только те, что были на передовой линии и в окопах, помогали и простые  жители. В Красном очень активны были Георгий Прокопович Кирка, Николай Фёдорович Поюркин, Виктор Владимирович Тюлюбаев, Зинаида Андреевна Венц, Евдокия Ивановна Белоус. Они участвовали в блокаде железной дороги, ездили в Дубоссары на окопы, чтобы морально поддержать наших бойцов, помогали в подготовке референдума. По словам Юрия Затыки, ОСТК посёлка Красное был одним из самых больших подразделений организации – в ней состояло много людей с завода «Октябрь», который в то время ещё не утратил свою функциональность и коллектив. Жители посёлка и всего нашего государства помнят Лидию Васильевну Волощук, Аллу Спиридоновну Гузун, Зинаиду Леонидовну Куря, Сергея Дмитриевича Кузнецова, Вячеслава Макаровича Прокопенко, Лидию Антоновну Усольцеву, Владимира Афанасьевича Брынзаря, Виктора Александровича Рудакова.

Василий Андреевич Логинов, тогдашний председатель сельпо, обеспечивал поставки продовольствия защитникам молодой республики. Особенный вклад в движение патриотов Приднестровья внесла Тамара Максимовна Шаповалова, которая была «моторчиком» многих общественных дел в Красном и на заводе «Октябрь»: умела разговаривать с людьми, организовать любое мероприятие.  Часто члены ОСТК из Слободзеи созванивались с ней, просили о помощи, давали поручения.

– Благодаря Тамаре Максимовне удалось поднять людей, она ездила в Россию по пропаганде ПМР, добивалась признания республики, возглавляла женское движение, проводила местные референдумы, выборы депутатов. В её адрес поступали угрозы, и ей пришлось организовать негласную охрану, – добавил Ю.Н. Затыка, – ведь противниками создания ПМР, чего скрывать, были и некоторые высокопоставленные лица: сам директор завода, некоторые руководители колхозов…

– Референдум готовили в Слободзейском надувном спортзале. По всем вопросам обращались к руководству ОСТК. Я тогда дежурил на радиостанции, – продолжил воспоминания А. Пинигин. – Из Тирасполя выделили танковую подстанцию, обеспечивающую связь со всеми районами.  Иногда срочные дела возникали и среди ночи. Собирались в художественной школе у Юрия Николаевича Затыки. Были случаи, когда народнофронтовцы кидали в окна камни, били стёкла. Силами активной молодёжи организовали охрану школы, а штаб перевели в госадминистрацию, в кабинет председателя райсовета Николая Ивановича Остапенко.

21 июня случайно попал в ТСО. Около поселкового Совета собралась толпа добровольцев. Я хотел сообщить о предстоящем дежурстве и записался вместе с другими в ТСО. Оформили документы, получил оружие – и сразу в окопы. Воевал, как все ополченцы, пока не приехали миротворцы.

– Наверное, Вам это всё напоминало службу в армии? – задаю вопрос.

– Служил на противоположном конце СССР, в составе Камчатской морской флотилии. Там природа особенная. Кругом овраги и сопки, на которые мы любили взбираться с товарищами. Ребята высекали на камнях свои имена.

– А Ваше имя осталось на камчатской сопке?

– А как же!

Со слов Ю.Н. Затыки:

– Сан Саныч возглавлял в то время профсоюз в Слободзее. Был ранен, вернулся на хлебозавод. С наградой тогда мы пришли к нему в больницу. Членом Президиумов Слободзейского ОСТК и союза защитников района он является и в настоящее время. Добивается, чтобы приняли решение о ветеранах ОСТК, льготы чтобы у них какие-то были.

Подумалось: нашему маленькому Приднестровью быть, коль есть такие люди, как Александр Александрович Пинигин. Он здесь родился и прожил жизнь, отстаивал молодую республику и, как сам говорит о себе, он такой, как все.

Никак не может понять правительство Молдовы, что не хотим мы потерять связь с великой державой, не хотим в Евросоюз. Тогда наши парни служили в России, теперь россияне – наши защитники – здесь. Это как ребёнок, связанный пуповиной с матерью. Родился на свет – пуповина оборвалась, но осталась духовная и душевная связь. Её не разорвёшь…  От СССР у моего героя остались два ордена «Знак Почёта» и пять знаков «Победитель социалистического соревнования». А от нашей республики – орден «Трудовая Слава» и уважение и память приднестровцев. Последнее – превыше всего.

Татьяна БУРЛАК, член союза писателей ПМР.
п. Красное.