Народ сказал своё слово

На фото: Делегация ОО «ОСТК «»Держава» в Бендерах. Н.Г. Чегурко – в первом ряду первая справа.

Имя этой женщины, заместителя председателя Верховного Совета МССР Надежды Георгиевны Чегурко, в конце смутных восьмидесятых годов было известно всей тогда ещё советской республике.

У невысокого роста миловидной женщины с бархатными карими глазами оказались сильная воля и несгибаемый характер. В то время, когда большинством голосов в Верховном Совете МССР был принят проект дискриминационных законов о языке, она не боялась с высокой трибуны открыто высказывать мнение своих избирателей-рыбничан, которое очень не нравилось депутатам-народнофронтовцам. Были жестокие провокации в зале заседаний, были громкие оскорбления и угрозы со стороны оголтелой, одурманенной бредовыми идеями толпы на улицах Кишинёва. А она шла с гордо поднятой головой – женщина со стальным характером…

Автор этих строк попросила людей, хорошо знающих Надежду Георгиевну, дать ей короткую и ёмкую характеристику, она уложилась в три слова: ответственность, доброта и мужество. Именно такой её знали работники трикотажно-бельевой фабрики, где она проработала с юных лет и вплоть до выхода на заслуженный отдых, такой её знали и коллеги по Верховному Совету МССР, а позже – по Верховному Совету ПМР, а также подруги по женскому движению.

Сама Надежда Георгиевна считает себя обыкновенной женщиной, простым рабочим человеком. Трудовую деятельность она совсем юной девушкой начала в 1968 году со швеи-мотористки, и достигла в профессии прекрасных результатов. А уж какой весёлой, зажигательной  и активной была,   её невозможно было не любить и не уважать, она всегда вызывала доверие и симпатию и у руководства, и у подруг по швейному цеху,  и у комсомольских активистов.

Родилась и выросла Надежда в молдавском селе Чучулены Ниспоренского района. В Рыбницу попала случайно: сосед был директором одного из рыбницких ПТУ, где готовили швей-мотористок для «трикотажки». Он-то и предложил Надежде поехать в город, чтобы получить профессию и остаться работать на трикотажно-бельевой фабрике. Она согласилась, и никогда об этом не пожалела. В 2018 году исполнилось полвека, как стала Надежда Чегурко (девичья фамилия – Врабие) рыбничанкой, а Рыбница – родным городом.

Непросто ей, молдаванке, было учиться – преподавание велось на русском языке.   Но что ей понравилось: в группе были и русские, и молдаванки, и украинки, и гагаузы, и татары, а русский язык для всех оказался своеобразным мостиком к взаимопониманию. Надо знать Надежду и её характер: вскоре она уже бегло разговаривала по-русски, в совершенстве изучила профессию, стала передовиком соцсоревнования. Коллегам запомнилась её любимая фраза: «Если взялся за дело, то нужно делать его на совесть, или не делать вообще!». А ещё она успевала заниматься общественными делами. Сначала была комсомольской, а потом и партийной активисткой. В своем рабочем коллективе Надежда заслужила авторитет и уважение. Её избрали в городской Совет, а затем и в Верховный Совет МССР.

Когда сегодня просят рассказать о наиболее памятных моментах биографии, она отвечает: «Всё памятно, ибо прошло через сердце, оставляя там свои следы. Я была в отпуске и находилась за пределами Молдавии, когда в республике закипели страсти вокруг законов о языке и графике. Тогда никто из нас не имел политического опыта, но я чувствовала: сообщения программы «Время» не отражают всей действительности. И меня после отпуска встретили не «белые воротнички», как твердили СМИ Молдовы, а взволнованный коллектив. Они не просили – они требовали выразить на сессии Верховного Совета МССР их отношение к обсуждаемому проекту, к национальной политике руководства Молдавии.

Тринадцатая сессия, на которой принимали закон о языках, проходила под невиданным давлением. Судите сами. Как заместитель председателя Верховного Совета я всегда сама составляла очередность выступающих, но в тот день я не узнавала своих коллег – три дня под любыми предлогами мне не давали слова! В то же время представители народного фронта получили «зелёный свет» своим выступлениям. Когда же мне удавалось взять слово, зал воспринимал это с пониманием. Но только до тех пор, пока не брал слово очередной народнофронтовец. Националисты так накаляли страсти, что зал становился неузнаваемым. А за стенами Верховного Совета толпа разгоряченных националистов устраивала кошмар для противников закона о языках…

Было ли желание всё бросить?  Нет. Были усталость, обида на несправедливые обвинения, было сложно осознавать такое стремительное перевоплощение, или, можно сказать, перерождение такого большого количества людей. В то время нередко раздавались угрозы в адрес депутатов, которые выступали против наступающего агрессивного национализма.

Но ведь я выступала не от своего имени, а от имени своих избирателей! Я предлагала провести референдум по закону о языке, чтобы учесть волю народа нашей многонациональной республики. Однако, убедившись в бесполезности работы в молдавском парламенте, многие депутаты от Рыбницы, и я в том числе, сложили свои полномочия».

Борьба с национализмом и работа с населением продолжились в городе и районе. Надежда Георгиевна принимала самое активное участие в работе забасткома, а позже – и в работе ОСТК и женского движения. И чем активнее была эта работа, тем яснее становилась необходимость независимости Приднестровья. Надежда Георгиевна принимала участие во всех съездах и других судьбоносных мероприятиях по созданию республики.  Простая женщина, наделенная мудростью государственного деятеля, она всегда считала, что мнение народа должно стоять во главе всех важных решений. Как в случае с нашей республикой: народ сказал своё слово – и республика состоялась.

А ведь, кроме этого, она была женой и матерью двух сыновей. Муж Анатолий принимал участие в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, впоследствии тяжело болел, и все заботы по уходу за больным мужем лежали на Надежде Георгиевне.  И после его кончины её приняли в ОО «Союз «Чернобыль», где уважают и ценят.

Надежду Георгиевну избрали депутатом Верховного Совета ПМР первого созыва, где она проработала с 1990 по 1995 год и где ей пришлось участвовать в выработке первых законов молодой республики.

Вместе со всеми приднестровцами она пережила и войну, и потери. А в послевоенное время участвовала в процессах становления и укрепления государственности ПМР.

Надежде Чегурко и сегодня некогда отдыхать. Она член президиума ОО «ОСТК «Держава», принимает активное участие в работе ОО «Союз защитников Приднестровья», «Женщины за права и свободы», «Союз «Чернобыль».

А ещё она работает в Совещательном собрании первых депутатов Верховного Совета ПМР, и каждое её предложение, каждое слово продумано, выстрадано, актуально и весомо.  Нередко выступает перед молодежью, в музеях. Кстати, в   том, что в Рыбницком историко-краеведческом музее были проведены серьезные работы по реконструкции и благоустройству, тоже заслуга Надежды Георгиевны и её соратника по борьбе за создание ПМР   Анатолия   Константиновича Белитченко.

Откуда только берутся силы у этой женщины?

На это у неё есть свой ответ: «Уж если взялся за дело, то делать его нужно на совесть!».

Дина Листюгина.
г. Рыбница.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.