Павший гигант

«Агро-Гиска». Бывший совхоз-миллионер, бывший гигант молдавского агропрома. Сейчас – банкрот со всеми вытекающими: сложные отношения с бывшими партнерами, долги по налогам и зарплате. Бывшие сотрудники предприятия пишут в газету с просьбой «помочь разобраться в этой запутанной истории о невыплаченной в течение четырех лет зарплате. И было сказано, что этот вопрос будет решаться на высшем уровне, но воз и ныне там. Идут одни и те же отписки».

Мы, к сожалению, не юристы. И к еще большему сожалению, мы не «высший уровень», на который ссылаются авторы письма. Но вот рассказать почему – можем.

Собственно банкротом «Агро-Гиска» стала не вчера – процесс банкротства в суде начался еще 3 года назад. До этого сообщения из Гиски если не поражали оптимизмом, то уж печальными никак не были. То есть вот как бы есть проблемы, но вот мы сейчас, вот денег дадим – и все заработает, и возникнут молочные реки в кисельных берегах. Вот что писали, например, в 2012 году:

«Правительство не отказывается от идеи возрождения сельхозпредприятия. Если возродить государственное предприятие села Гиска … то потребность всех госпредприятий в овощах будет обеспечена… ГУП «Агро-Гиска» только начинает возрождаться – благодаря финансовой помощи Правительства ПМР». В 2013-м утверждали, что «у сельхозпредприятия «Агро-Гиска» с переходом в госсобственность появились перспективы развития».

Кажется, нормально работающее предприятие.  Но вот именно что кажется – реальная картина происходящего была несколько другой. Бывший совхоз постепенно терял доходы, работников и земли. Постоянно и часто менялись руководители (что, кстати, тоже не совсем хорошо). Причем с 2002-го до 2015 года «Агро-Гиской» успели покомандовать 10 человек. Это только в ранге директора или исполняющего обязанности. Ну и плюс реорганизация и переименование совхоза в ГУП.

Не помогло. Ни калейдоскоп начальников, ни визиты министров, ни даже переименование. В 2005-м немалая часть земель уже пустовала. В 2014-м на балансе «Агро-Гиски» было более 2000 га, засевали уже не более 750 (то есть меньше половины). Постоянно возникали проблемы с зарплатой. Накапливались неплатежи по налогам, и вскоре совхоз стал миллионером уже по долгам. На конец 2015 года недоимка по налогам вместе с пеней и штрафами превысила 3 миллиона рублей. Заметьте, меньше 2 лет прошло с «перспектив развития», а ведь миллионы неуплаченных налогов мгновенно не возникают.

Разговариваю с одним из работников совхоза:

– Вы здесь не первый год работаете. Как считаете, если бы не заморачивались с этими передачами, с новыми начальниками, а просто продали совхоз хорошему хозяину, было бы лучше?

– Да не было такого хозяина.

– А если бы все-таки нашли?

– Конечно, было бы лучше. Земля у нас – золото. Но она же хочет, чтобы за ней ухаживали. А не дают. Вот у нас один частник был. Хотел взять 400 га виноградников в аренду. Готов был раскорчевать, уже минсельхоз ему вроде добро давал. Но когда пришел подписывать – ему до сих пор не подписали. Потому что должен быть конкурс. А какой там конкурс – кто эти бурьяны возьмет…

И в этом же, 2015 году очередной руководитель предприятия подал заявление о банкротстве. Суд признал требования заявителя обоснованными и традиционно для Гиски назначил нового начальника. В этот раз – временного управляющего. Меньше чем через 2 года статус руководителя изменился – временный управляющий стал конкурсным. Конкурсного управляющего, кстати, назначают на последнем этапе банкротства, когда речи о восстановлении уже не идет. Конечно, заодно поменялся и сам руководитель – теперь это Сергей Осипов.

Надежда Михайловна Науменко, главный бухгалтер ГУП «Агро-Гиска»:

– Давно у вас зарплату не платят?

– По времени получается, с 2015 года должны по зарплате. Еще до банкротства.

– То есть долги по зарплате уже были, а новые руководители штат не сокращали. Получается, осознанно наращивали долг. Чем объясняли?

– Ну никто и не спрашивал. Да и на ферме надо работать, а как, если людей нет? А коров решили сдать только в 2016 году, тогда и сократили. Сейчас только охранники и бухгалтер остались.

– А в прокуратуру обращались?

– Да, вызывали нас в Арбитраж…

– Но Арбитраж – это одно, а тут другое дело.

– Задолженность возникла очень давно, еще когда было ГУСП, а не ГУП. Передали нас в МВД, они нашли деньги, задолженность погасили. Потом мы опять перешли в минсельхоз, опять рассчитались. Люди привыкли, что как-то деньги найдутся…

То есть в правоохранительные органы не обращались. Хотя право на вознаграждение за труд гарантировано Конституцией, просто ждали. А тем временем быстросменные начальники потихоньку распродавали имущество, а иногда и просто вывозили. В итоге на сегодняшний день из всех активов на предприятии остались только основные средства – недвижимость, оборудование, немного техники.

Стоит отметить, что помогали Гиске не только начальниками. В 2012 году государство действительно выдало предприятию 2 миллиона рублей, чем была вызвана очередная волна бодрых сообщений. Но что-то пошло не так.

Даже с источником помощи. Сначала говорили, что это «финансовая помощь Правительства». Потом выяснилось, что деньги пришли все-таки от Администрации президента Шевчука, но при этом Верховный Совет был почему-то против. Шевчук все-таки распорядился выдать деньги и параллельно передать 2213 га земли от «Агро-Гиски» Бендерскому КХП.

А потом внезапно выяснилось, что это была не помощь, а кредит. И теперь у «Агро-Гиски» нет земли, зато есть долг еще и перед Администрацией президента.

В 2014 году была очередная волна оптимизма: «Агро-Гиска» начинает работать в полную силу благодаря совместной работе с Бендерским комбинатом хлебопродуктов (БКХП).

Геннадий Евстратий (на тот момент – министр сельского хозяйства ПМР), июнь 2014-го: «Агро-Гиска» на обоюдовыгодных условиях заключила соглашение о совместной работе с Бендерским комбинатом хлебопродуктов… Я думаю, что мы выведем из состояния депрессии это хозяйство, и через год-два оно станет на свои рельсы».

Через год хозяйство свалилось в банкротство.

«Сотрудничество» это базировалось на передаче Бендерскому КХП части имущества «Агро-Гиски» – нескольких зданий, транспорта и сельхозтехники. Впрочем, на поверку и сотрудничество оказалось примерно таким же, как и ранее упомянутая «помощь». Дело в том, что «Агро-Гиска» была должна БКХП около 370 тысяч рублей. В погашение этой задолженности имущество и передали. Как отступное. То, что реальная стоимость переданного значительно больше, чем 370 тысяч, похоже, никого на тот момент не волновало. В том числе и работников «Агро-Гиски».

Через 5 лет работники все-таки сочли это «сотрудничество» причиной проблем с зарплатой. Писали по этому поводу и президенту, и в правительство. Но к тому моменту уже прошло несколько судебных заседаний. Ситуация изрядно осложнилась тем, что оба предприятия в госсобственности, но числились за разными ведомствами. Поэтому и без того небыстрый судебный процесс затягивается бесконечными откладываниями слушаний «с целью формирования позиции». К тому же у «Агро-Гиски» не было документов на имущество.

– А как так получилось, что у вас свидетельств о собственности нет?

– Ну как раньше было, – говорит главбух Науменко, – вот хозяйство, построили там что-то, на баланс поставили и все. А сейчас надо все делать – а денег нет.

Тем не менее управляющий Осипов сумел и провести рыночную оценку спорного имущества, и оформил свидетельства о собственности. Поэтому удалось фактически решить вопрос на совещаниях в министерстве сельского хозяйства и природных ресурсов. Высокие договаривающиеся стороны решили, что имущество остается у Бендерского КХП, но разницу между справедливой ценой и суммой долга (это около полутора миллионов рублей) комбинат возвращает «Агро-Гиске» деньгами. Сейчас процесс по делу приостановлен, и, как сказал Сергей Осипов, «определяются условия реализации мирного урегулирования имущественного спора». Если не юридическим языком – когда и как именно будут идти платежи.

Кстати, полтора миллиона – это примерно столько же, сколько «Агро-Гиска» должна своим сотрудникам по зарплате с учетом инфляции. Есть еще, конечно, и другое имущество, не спорное, но есть и текущие платежи (электричество и так далее), и налоги. Ну и кредиторы, конечно, им ведь тоже надо своим людям зарплату платить.

Но есть и закон, который четко определяет, в какой очередности выплачиваются долги банкрота. И по этому закону сначала «производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью», а сразу после них – «расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, в том числе по контракту».

То есть, в принципе, без денег люди не останутся. Остается вопрос – когда.
Кстати, есть у некоторых бывших сотрудников «Агро-Гиски» уверенность, что «в России поступают очень жестко с работодателями, не выплачивающими зарплату, вплоть до конфискации собственности владельцев, её реализации и возмещения за этот счёт долгов по заработной плате».

Это так, и называется это субсидиарная ответственность. Но вот воплощение ее в жизнь – дело весьма долгое, и далеко не всегда успешное. Как правило, своего имущества у мошенника вообще нет. Например, ездит он на лимузине, но записан этот лимузин на сестру, и отобрать его нельзя.

А в случае «Агро-Гиски» собственником (владельцем) предприятия является государство. Что будем продавать для возмещения долгов по зарплате в «Агро-Гиске»?

Вот такая история о некогда процветающем предприятии, которое как бы «относительно неплохо пережило 90-е годы» и докатилось до банкротства и распродажи имущества. И таких историй не одна и не пять, и у каждой – свои нюансы. Но общее у них у всех одно: когда ставят руководителем явно неспособного человека, работники молчат. Когда идет явное расхищение имущества колхоза, совхоза или завода – молчат. Более того – среди этих же работников находятся те, кто помогает растаскивать. И не надо говорить «нет таких». Есть. Жулик-начальник сам добро со двора не выносит.

А вот потом, когда работать не на чем и нечем, начинаются петиции.

И с одной стороны – да, этих людей ограбили, их чисто по-человечески жаль. А с другой стороны,  где же вы все были, когда ваше предприятие грабили? Почему, видя это все, молчали и продолжали работать? Некуда было уходить? А сейчас есть куда?

У нас есть милиция, есть прокуратура, есть Следственный комитет, в конце концов. Есть кому защитить ваши права. И все они работают. И да, есть газета. Мы не можем и не будем влиять на решение суда. Но мы можем поднять вашу проблему, и вполне вероятно, что дело до суда и не дойдет.

Обращайтесь, пишите. И пишите до того, как вас разворуют.

Сергей Ирошников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.