Мне нравится украшать этот город

На сайте «АРТстиля» написано, что за 10 лет работы они закончили 5350 проектов, потратили на это 63360 рабочих часов и приобрели 5425471 седой волос. «Там у них новый цех, говорили мне, надо посмотреть. Приезжаю – а там древние ангары со ржавыми воротами. Где этот новый цех? Куда я вообще попал? Потом заметил – за старыми воротами уже стоят новые роллеты. А внутри вообще все оказалось совсем не так, как снаружи. Просторные, светлые цеха (даже не один). Лаконично и с большим вкусом отделанные стены, пол выложен плиткой.

— Это все мы сами делали, – говорит Сергей Пятковский, директор ООО «АРТстиль». – Вот здесь будет наше новое производство, а то работали в гаражном формате…

– Реально в гараже? Для легковушки?

– Да, – улыбается Сергей, – и это было не очень удобно. Сейчас у нас один цех будет работать под широкоформатную печать, а второй – как монтажный. Будем ставить новое оборудование, можно сказать, такого в стране пока нет.

– А вот это все снаружи?

– Что-то уберем, что-то облагородим. Это мы умеем, опыт есть.

«А ведь этот Сергей далеко не старик, – подумал я. – Откуда у него опыт?»

– Вы когда открыли фирму?

– В 2010 году.

– А до этого времени был какой-то опыт в рекламе?

– Вообще, еще когда был студентом, на архитектурном учился, уже тогда начал заниматься оформительской деятельностью. Все сам делал. И придумывал, и разрабатывал, и продавал. Что-то вроде ИП. Оформлял договор и делал.

– А с чего все началось? Вот самый первый заказ помните?

– Да там, можно сказать, случайно все вышло. Подрабатывал в одном рекламном агентстве, ну и сделал табличку на дверь одному проректору. Как подарок. Ему понравилось, и он заказал еще, но уже за деньги. Вот так процесс и пошел.

Возможно, «случайно» – это только так кажется. Мы-то точно знаем – результата добиваются те, кто работает, а не ждет случайности.

– И дальше?

– Служил в армии, после работал архитектором, дизайнером в ООО «Ракант». Они мне и дали возможность развиваться уже в области рекламы. И кстати, директора их Геннадия Борисовича Капоклий, считаю своим наставником. Он очень мне помог.

– Известно, что сегодня вы много работаете с госструктурами.

– Да, и я думаю, что это хороший показатель. Государство доверяет нам, оно видит нашу ценовую политику. Мы готовы отказаться от какой-то части прибыли…

– А как же бизнес? Вы же не для благотворительности фирму создавали.

– Мы свое берем на объеме. На количестве заказов. Это уже моя задача как руководителя – обеспечить заказами, обеспечить людей работой.

– А много у вас сотрудников?

– Есть костяк, команда. Это 5  человек, и они с самого начала. Ну и приходящие – их, конечно, побольше. Приходят, поработают, уходят… Как сезонники.

– А были случаи, когда из основного состава уходили?

– Нет. У меня политика такая – полная финансовая открытость. Все четко понимают, что они делают и что они получат. И эта открытость подкупает людей. Поэтому они со мной и работают. А временные уходят, да.

– Вы с ними закрыты?

– Нет. Все так же честно, как и со всеми. Все прозрачно. Но… (задумался) молодой человек, он ведь постоянно ищет чего-то получше. Чтоб деньги, статус… А тут важно соблюсти баланс умения работать и желания зарабатывать. Это разные вещи.

– Правильно я вас понимаю: приходит юноша с какими-то базовыми знаниями или вообще без них и сразу хочет зарплату миллион?

– Да. Очень много сейчас таких. Очень. Но я не хочу таких сотрудников, которые приходят перекантоваться.

– А они уходят и потом говорят: «Работы нет».

– Ну как нет? Вот смотрите. В 2010 году, еще в самом начале, случай был. Я 100 писем написал. Вот просто – открыл справочник предприятий и по 100 адресам на бумаге написал про свою фирму, что мы можем делать. И отправил по обычной почте. Из 100 сработало как минимум 3. Пришли заказчики, с хорошим бюджетом, пошла работа. Как так «нет работы»? Она всегда есть!

– Ну так они-то хотят все и сразу.

– Их право. Я никогда не скрываю от новичков – всякие там блага человек должен заслужить. Ты пришел, ты готов работать – ты будешь здесь зарабатывать, не проблема.  А если человек временный, ему неинтересно, он и сам от работы удовольствия не получает, и окружающих мучает.

– Потому и уходят?

– Да. Но я скажу: вот у нас было несколько человек, они тоже ушли и открыли свои фирмы. И это – наш успех.

– Почему? Это ж конкуренты у вас новые появились?

– Это не конкуренты. Это скорее партнеры, и тут совсем разный подход. И мы много общаемся, помогаем друг другу.

– Наверное, открытие собственной фирмы – лучшая причина ухода. Но вот вопрос. Раньше молодой человек приходил на работу учеником, стажером. Он четко знал – научится, получит разряд, будет зарплата больше. Сейчас желают миллион и немедленно. Ваше мнение, почему так?

– Вот надо сделать так, чтобы эти молодые ребята обрели веру в себя, в свое государство. Дело в том, что у них очень часто неправильно расставлены жизненные ценности. Не скажу, что у всех, но у многих. Они хотят быстро заработать. Но человек должен в первую очередь расти профессионально – отсюда и будет заслуженный доход. Вот ты принес пользу там, там, там – и оно все к тебе вернется. И тогда перед тобой откроется все, что ты хочешь.

– Вы говорите «государство». А если сейчас сюда зайдет государство в лице бригады из налоговой?

– Пусть заходят. У нас нет ни одной неподтвержденной цифры. Нет ни одной копейки, которая налево уходит. Да нам это просто не нужно.  Есть налог на эту продукцию – платим. Есть патент, самозанятый там – платим.

– У вас сложная система.

– Да. Кстати, вот эта реформа с патентами (новые законы о деятельности ИП вступили в силу в 2019 г. – Прим. ред.), вот как по мне, более открытой стала работа. Мы часто работаем с ИП, и сейчас, как я вижу, стало как-то прозрачнее, что ли. Организация работы четкая и понятна каждому. И наверное, поэтому у нас и получается.

(Ага. Значит, когда рассказывал, как начинал, то говорил «я». А вот когда заговорил об успехах, то уже «мы». Добрый признак.)

– То есть Вы не указываете: «Ты делай то, ты делай это»?

– Давно уже. Структура работает практически автономно, хотя сам процесс технологический – он интересный, но сложный. И думаю, придет время, когда вообще все будет работать самостоятельно.

– А вы тогда что будете делать?

– То же, что и сейчас – искать новые заказы, технологии. Развивать, в общем.

– Хорошо. Но страна у нас небольшая. И через сколько-то времени весь приднестровский рынок рекламы будет поделен. Что дальше будете делать?

– В первую очередь, улучшать то, что у нас уже есть. В любом деле всегда есть что усовершенствовать.  Тут нам как раз эти новые помещения помогут.

– Как?

– Например, склад можно организовать. Сегодня ведь материалы для работы к нам поступают… как бы точечно, неритмично. А вот будет склад, и не нужно под каждый заказ ждать поставки. А тогда уже можно и с Одессой конкурировать. (Задумчиво) На склад надо, правда, еще денег заработать.

– А сами не думали начать производство этих материалов?

– Наверное, нет. Потому что заниматься, зарабатывать можно на чем угодно. Но я работаю с тем, что мне нравится. А мне нравится украшать свой город.

Андрей БАРСУКОВ.

Фото Виктора Громова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.