Хорошо, где?..

Не секрет, что за минувшие три десятилетия население Приднестровья существенно сократилось. Безусловно, можно сослаться на общие для всего постсоветского пространства тенденции, указать на коренную ломку системы экономических отношений, разрушение единого, причем во всесоюзном масштабе, промышленного комплекса. Однако этими аспектами проблема явно не исчерпывается. Специалисты наверняка укажут и на региональные факторы, политические процессы, равно как и на неверные или, прямо скажем, преступные решения конкретных управленцев, коррупционные схемы… Весь этот круг проблем не раз рассматривался, в том числе и на страницах нашего издания. Однако есть то, чему, как представляется, всё же уделяется недостаточное внимание – аспект психологический. Не спешите с выводами, психология человека, равно как и психология масс, – вещь отнюдь не эфемерная.

Переход к рыночной экономике сопровождался аналогичным ценностным, смысловым переходом. На смену альтруистичному, добропорядочному гражданину, уверенному, что не сегодня, так завтра, когда мы, наконец, построим светлое будущее, каждому (!) дадут по потребностям, приходит новый типаж: человек, всё более фокусирующийся на индивидуальной деятельности, борьбе за выживание, персональной выгоде, на своих, как стало модно говорить, «проблемах» (отсюда и самое типичное выражение родом из 90-х: «Не мои проблемы»). Популярные рекламные слоганы быстро становились мировоззренческими ориентирами: «Бери от жизни всё!», «Живи на яркой стороне!», «Ты этого достойна!», «И пусть весь мир подождет!».

Стоит ли удивляться, что на фоне закрывающихся предприятий, безденежья работников бюджетной сферы или крайне низких зарплат стремление к прожиточному минимуму толкало людей на всевозможные коммерческие опыты (включая наиболее архаичную форму – натуральный обмен), всевозрастающую трудовую миграцию, а то и выезд за границу на ПМЖ.

И бывшим советским гражданам, приняв в общих чертах ценностную шкалу капиталистического мира, ничего не оставалось, как самим впредь двигаться к счастливой жизни, да что там – элементарно выживать.

Ценности. В условиях рыночной экономики, и правда, было бы крайне сложно убедить отдельных тружеников, а тем более – целые слои населения, вернуться к идеалам бессребреничества, нестяжательства, альтруизма. Размер заработной платы всегда будет, как минимум, не последним аргументом при выборе профессии, места работы. Отсюда сложности с удержанием (сохранением) специалистов, представителей наиболее востребованных профессий (заметим, что сегодня к ним относятся не только юристы и экономисты, но и мастера самого разного профиля).

Так мы вплотную приблизились к теме трудовой миграции. В настоящее время едва ли не в каждой приднестровской семье есть хотя бы один родственник, знакомый, выехавший за рубеж. Рекламные стенды пестрят предложениями: «Работа в Польше», «Работа за рубежом». Вездесущие объявления по части автоперевозок говорят сами за себя. Их направления – это пути, по которыми перемещаются кочевники ХХI века.

И тут возникает другая крайность. Вероятность уверовать, что, не найдя себя на Родине, это можно запросто сделать за кордоном. Дескать, где-то там нас ждут быстрые, легкие деньги, тактичные, лояльные работодатели-филантропы…

Я думаю, каждому, кто сталкивался с проблемой (хотя бы понаслышке), известны случаи жестокого разрушения иллюзий. Речь не о криминале – это отдельная тема. Дело, опять-таки, в менталитете, в нас самих.

Народная мудрость гласит: хорошо там, где нас нет. Это значит, что при ближайшем рассмотрении всё оказывается не столь заманчивым. Иначе: везде свои плюсы и свои минусы. Последние порой настолько значительны, что перекрывают первые. Но это так, антураж. А вот корень проблемы вполне может остаться неизменным. Таково отношение человека к труду.

Скажем так, для немца труд – своего рода религия. Поэтому и выпускают они всем на зависть автомобили, технику, глядя на которую, обыватель сокрушенно мотает головой: «Наши так не умеют». Умеют! И не так ещё умеют! Не хотят. Отбывают время на работе, чтобы начать жить после… На эту тему существует масса анекдотов, то есть мы сами о себе всё прекрасно знаем. «Вам тропический кочегар нужен?» – «Был нужен, взяли» – «Жаль. Я б тебе наработал!». Так вот, там такой номер не пройдет. Изволь выложиться по полной. И если не способен, не стремишься, компания откажется от твоих услуг.

В отношении неквалифицированного труда требования по-своему высоки. И даже если вы присматриваете за немецким или итальянским пенсионером, вовсе не обязательно, что это будет праздное времяпровождение. Скорее всего, вас будут постоянно контролировать: и фирма, занимающаяся трудоустройством, и родственники, и, не исключено, сам пенсионер.

Так, наш респондент Галина Т. поступила сиделкой к пожилым людям в немецкую семью. Первые дни, общаясь по «скайпу» с родными, буквально исходила восторгами: какой чистый городок, какие порядочные, законопослушные (запомним это слово), приятные люди… Но как всё быстро изменилось! Оказалось, хозяин, пожилой немец, тот ещё скупердяй. Кормили плохо, одними бутербродами. Мыться разрешали полностью только раз в неделю. Всюду за ней глаз да глаз… Бывало, задержишься в ванной – и сразу скандал! Даже итальянцы, измучившие её своей «пастой», на этом фоне выглядели куда лучше, хоть и платили меньше. Галина стала жаловаться представителям фирмы-посредника, жаловалась, жаловалась, да и разорвала контракт. Вернулась в родное село, костеря аккуратных немцев на чем свет стоит, а когда уж очень обида накатывала, сквозь зубы повторяла: «Эх, не встретил тебя мой дед под Сталинградом…».

Положа руку на сердце (и Галина сама в этом повинилась), учиться в свое время ей не хотелось. Мать просила выучиться на повара – мол, по крайней мере, голодной не останешься. Не хотела, считая для себя это унизительным. После окончания школы быстро вышла замуж, да быстро и развелась. Муж вечно критиковал её, требовал готовый обед на плите к своему приходу, словом, устраивал сцены.

Не нужно быть психологом, чтобы усмотреть в данной ситуации общие мотивы. Налицо банальное нежелание преодолевать трудности, ограничивая себя хоть в чем-то. Да, это частная ситуация. Есть и другие примеры. Кому-то везет. Как в лотерее.

Дмитрий Иванович – работающий пенсионер. Ему 71 год, вот уже почти двадцать лет после возвращения из Израиля он живет в Тирасполе. Уехали в 90-е с женой, у которой обнаружились еврейские корни. В посольстве им во всем помогали, супруги были очень довольны. Никаких препятствий! По программе поддержки прибывших три года их опекало государство. Дмитрию легко давался язык. Переэкзаменовку на вождение автобуса тоже выдержал успешно. Не без труда, но всё же изучил Тель-Авив. Однако чем дальше, тем больше красивая картинка начинала распадаться. Достаточно сказать, что только при нем террористки-смертницы взорвали четыре автобуса. Дмитрий говорит: когда читаешь о таких вещах в новостях, воспринимаешь всё абстрагированно, а вот когда видишь, что остается от самого автобуса, абстрагироваться не получается.

Моему знакомому Сергею (сейчас он работает мастером по установке ламината) выпал жребий пожить в США. Говорит, у американцев многому можно поучиться, так что отнюдь не во всем был прав Михаил Задорнов. Но разговоры за столом, в кругу близких, знакомых и коллег исключительно о деньгах, о прибыли. О вас постоянно судят по тому, насколько вы успешный человек. Финансово успешный. Излить, как это у нас принято, собеседнику душу, вызвать на откровенность не получится. Да и откровенничать, по сути, не о чем. И это притом, что сами американцы очень раскрепощенные, коммуникабельные. По убеждению Сергея, наш человек, даже владея английским, перебравшись туда, будет испытывать настоящий голод в плане общения, чувствуя себя как рыба, выброшенная на сушу.

Тут возникает резонный вопрос: а стоит ли? Каковы ставки? И что мы теряем, приобретая «нечто». Не упускаем ли воспитательный процесс, живое общение с собственными детьми? Не растрачиваем ли вхолостую творческие силы? А может, лучше скромнее, да ближе? Может, попытаться рассмотреть другие преимущества, критерии качества жизни? Ибо далеко не все они лежат в материальной плоскости, а те, что лежат, не ограничиваются зарплатой. Есть ещё факторы: качество продуктов питания, питьевой воды, экология, физиологическая гигиена, наконец, психологическое здоровье… Что характерно: в списке нет никакой патетики. Никакого идеализма! Хотя без идеалов тоже нельзя, не может существовать человек без идеалов, без духовной пищи, вне традиции. Но, увы, слишком долго постулировалось, что ценности этого порядка незначительны, даже ущербны, а главное – купить новую модель автомобиля, на зависть соседу, построить дом повыше…. Что ж, эти маяки продолжают светить, однако, двигаясь на их свет, очень легко ошибиться, и даже достигнув «благополучной, изобильной гавани», потерять нечто ценное: семью, здоровье, молодость, время, отпущенное человеку на созидание, чувство связи с родной землей.

Что касается тех плюсов, которые есть там, где нас нет, кто мешает их перенести на отечественную почву (в случае, если они того стоят)? Ту же хваленую законопослушность. Короче, кто мешает нам переходить дорогу на зеленый свет, не оставлять в лесу после маевки мусор, не брать и не давать взятки, не прикармливать халтурщиков, которые крутятся с некими театральными показами вокруг наших дошкольных учреждений, приходят к нам по объявлению делать откосы, менять сантехнику… Больше законопослушности, товарищи, больше профессионализма, искреннего, неравнодушного отношения к делу и соотечественникам, таким же, как мы, людям, независимо от занимаемых должностей, – вот и всё, что требуется.

И, кто знает, когда поменяется психология, может, и мечтать об искомых где-то за рубежом благах не понадобится. А вообще-то, прежде чем что-то менять, нужно ещё хорошенько подумать, чтобы второпях не утратить собственных преимуществ.

Михаил Фернет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.