Гояны. Вид с вершины холма

Заповедная природа, гостеприимные люди, современные аграрные и туристические технологии, этнографический колорит, история, легенды… – и всё это о селе Гояны Дубоссарского района, точке, в которую мы с коллегами отправляемся с целью побольше узнать о прошлом и настоящем родной земли.

«Наша старенькая, вросшая в землю по самые окна хатенка, открытая ветрам и бурям, стояла на краю обрыва…» – так начинает рассказ о своем детстве в Гоянах известный молдавский писатель Ион Канна, уроженец села, автор книги «Утро на Днестре». И так начинается наше проникновение в этот необычный мир, по сути – перекресток миров , где всего сто с небольшим лет назад, как говаривали, «петух кричал на три губернии».

Располагается село, и правда, аккурат на стыке трех исторически сформировавшихся зон: Подолии, Южного Приднестровья и Бессарабии (соответственно: Подольской, Херсонской и Бессарабской губерний).

Левый приток Днестра, Ягорлык, на протяжении двух с половиной веков, вплоть до конца XVIII столетия, служил границей между Речью Посполитой и Диким Полем. Где-то на стыке находилась и польская крепость, «крепость на краю мира», здесь же проходил старый торговый тракт. Место считалось оживленным, впрочем, отнюдь не безопасным. Согласно «Географическому словарю царства Польского и других славянских стран» (том III, издан в Варшаве в 1882 году), ещё в ХIХ веке, близ Гоян, «на стечении рек Ягорлык и Днестр» стоял старый пограничный столб. Однако сегодня о временах Речи Посполитой напоминают разве что плита с надписью на польском языке (да и та – 30-х годов ХIХ века, поглощенная буйной лесной растительностью), ну и, конечно, широко распространенные в регионе польские фамилии.

По неасфальтированной, покрытой щебнем дороге поднимаемся в гору, к сельсовету, где нас дожидается глава администрации Сергей Малай. Он вводит журналистов в курс дела. Заходит речь и о дороге: есть ли вероятность, что она будет асфальтированной? Говорит: вопрос стоит на повестке дня. Другие, касающиеся инфраструктуры, тоже решаются или уже решены. Так, мы узнаем о благополучно разрешенной проблеме водоснабжения (ныне в самой высокой точке села установлен резервуар на 200 тонн, благодаря чему вода самотеком идет по трубам), о проводимой работе по централизованному и, подчеркнем, цивилизованному сбору мусора. Исправно функционируют сельские учреждения: средняя школа, детский сад, Дом культуры, почта, сберкасса, два магазина. Есть и ФАП, к сожалению, пока без медперсонала.

 

Словом, трудностей от нас никто скрывать не собирается. По-прежнему остро стоит вопрос трудоустройства сельчан, без чего не остановить отток работоспособных граждан. В настоящее время в селе проживают 646 человек. Из них примерно половина – пенсионеры. Многие жители трудятся на агрофирме «Раздолье», где выращивают масличные – облепиха, лаванда и другие культуры, чье производство ориентировано на экспорт. Популярность лаванды растет и на внутреннем рынке. А в этом году близ Гоян прошел лавандовый фестиваль.

Директор ООО «Раздолье» Александр Белобородов задействует современные экотехнологии, исключающие попадание в почву и, соответственно, в саму продукцию вредных веществ.

Немалая часть сельчан работает и в близлежащих населенных пунктах, в первую очередь – Дубоссарах. Однако основные пути трудовой миграции проходят, как несложно догадаться, вдали от родных мест.

Решение расстаться с отчим краем всегда тяжело дается, всегда болезненно, а у тех, кто возвращается после долгого отсутствия, подчас при виде знакомого пейзажа наворачиваются слезы. Первый такой случай описал Ион Канна: «Когда мы с отцом с трудом поднялись на вершину Дялул Кручей (в переводе с молдавского – Крестовая гора), откуда можно было уже увидеть в дымке Гояны, отец остановился, покачал головой и неожиданно заплакал…».

Гоянцы – трудолюбивые, мужественные люди. Трудности они преодолевают с улыбкой на лице. В 2013-м выиграли конкурс на самое чистое село. Ныне в Гоянах активно развивается экотуризм, есть небольшой частный агропансионат, где уже побывало немало гостей из Италии, Германии, Голландии… Стал традиционным Гоянский фестиваль народных промыслов «Мештер фаур», широко известен заповедник «Ягорлык», большой популярностью у знатоков пользуется рыбалка в Гоянах. Знамениты в Дубоссарском районе гоянские ансамбли «Нистряне» и «Народный фольклор».

Фольклор (легенды, предания) нас очень интересует. В сопровождении главы отправляемся в школьный музей. При входе в здание размещены две мемориальные доски с именами Иона Канны и Леонида Бронича, воина-«афганца», кавалера ордена Красной Звезды. В самой школе на видном месте – портреты выдающихся земляков, среди них и поэт, писатель, ветеран Великой Отечественной войны Федор Пономарь. Краеведческий музей невелик, в нем собраны экспонаты, свидетельствующие о крестьянском быте, декоративном народном творчестве, укоренившихся в орнаменте мотивах. Как замечаем, излюбленный, постоянно встречающийся образ – дерево, архетипический символ с многотысячелетней историей, по сути – мировоззренческая ось.

И всё в Гоянах пронизано мифологическим звучанием. Даже глядя на памятник воинам-односельчанам (скульптор изобразил левую руку солдата вытянутой вперед, ладонь вниз), почему-то на ум приходит положение меча при посвящении в рыцари. Здесь же, в Гоянах, мы по иронии судьбы встретили нашего доброго знакомого Александра Глущенко, художника-фольклориста, сына прославленного мастера Леонтия Глущенко.

Разумеется, мы расспрашиваем главу о старине, о старожилах… Сегодня в селе мало кто помнит рассказы стариков об «утонувшем-минувшем» (выражение Константина Бальмонта). Разве что вспомнят об иконе, найденной ещё в советское время под камнем у заброшенной Ягорлыкской церкви. Однако и само место, где она стояла, ныне скрыто от нас – при создании Дубоссарской ГЭС уровень воды поднялся, и значительная часть сел Гояны и Ягорлык была затоплена (это хорошо видно, если сравнивать сегодняшний вид с картой 1946 года, любезно предоставленной главой).

И, конечно, в Гоянах, как и в любом другом приднестровском селе, вам обязательно расскажут истории про клады: бочонки с золотом, золотые кареты и лодки. О них мы продолжаем вести разговор с гостеприимными сельчанами, уже сидя за столом во дворе уютного пансионата. Хозяйка Лариса Поята не только накрывает на стол, но и активно участвует в разговоре. На свет Божий извлекаются местные сказания, были, не такие уж, как замечаем, стародавние. Итак, где-то в 70-х годах прошлого века гоянские школьники отправились «попытать счастья» на старом кладбище. Ребятам вскружили голову рассказы о закопанных драгоценностях. О том, что нельзя разрывать могилы (возможно, своих же дедов и прадедов), они тогда как-то не задумывались. Но Бог миловал. Едва лопата вонзилась в землю, началась страшная гроза. Мальчишки помчались домой. Больше они опыта гробокопательства не повторяли. Зато известны истории про других «добытчиков», дорого поплатившихся за свою алчность.

Одна такая легенда (быль?) приводится Ионом Канной. В книге «Утро на Днестре» писатель рассказывает о гоянцах, где-то в преддверии Крымской войны отыскавших бочонок с золотом. При этом сельчанин Тоадер Цандрэ убил Карпа, сына крестьянина Иона Сырбу.

Любопытно, что молдавский писатель практически один в один воспроизводит сюжет из книги англичанина Дж. Р.Р. Толкина, у которого хоббит по имени Смеагол убивает своего родича Деагола, нашедшего золотое кольцо. Впрочем, наверное, это общечеловеческий мотив, вспомним библейских Каина и Авеля.

Да, в Гоянах мы не застали старожилов, но благодаря Иону Канне всё же отыскали полную жизненной силы легенду. Современные технологии неумолимы. Мало кто сегодня запоминает предания, рассказывает детям волшебные сказки, особенно те, что сам слышал в детстве от сельских сказителей, некогда собиравших вокруг себя детвору.

Но если сказку не рассказывают взрослые, её придумывают, творят сами дети. С одной такой обаятельной маленькой сказительницей мы познакомились в Ягорлыке. Село практически исчезло с лица земли после создания водохранилища. Сегодня в нем проживают (числятся?) человек семь. Нам повстречались лишь Нина Федоровна Цуцук, в прошлом – сотрудник заповедника «Ягорлык», да её внучки: шестилетняя Маша и годовалая Аня, приехавшие с мамой в гости к бабушке из Москвы. Дом Нины Федоровны стоит на солнечном пригорке, к самому забору подступает лес. В один год волк зарезал козу, привязанную к штакетнику. Со слов внучки Маши, кабаны и «газули» так обнаглели, что заходят прямо во двор.

На мой лукавый вопрос, рассказывает ли бабушка сказки, девочка только головой покачала: «Не, я сама засыпаю! А сказки придумываю на досуге. Вот послушайте: сказка про говорящего кота Пушкина и мальчика Иванушку.

Однажды мальчик Иванушка нашел маленького котенка, пожалел его, принес домой, поил молочком из блюдечка. Котенок вырос. Вот однажды, когда Иванушка гулял с котенком, они заблудились в лесу. «Кот, кот, куда нам идти?» – спросил Иванушка. «Я и сам не знаю!» – говорит кот. Мальчик испугался. Ведь он не знал, что кот говорящий, и кот тоже не знал. Так они пришли к избушке на курьих ножках. Яга говорит мальчику: «Отдай говорящего кота, тогда отпущу». Но он не отдал. Баба Яга уснула, а они убежали. Конец».

Прослезившись, примечаю, как у ног Машиной бабушки деловито похаживает черный котяра. Решаю продемонстрировать журналистскую догадливость: «А это, стало быть, и есть кот Пушкин?». «Не, – отвечает Маша, – это не кот, а кошка. Зовут Бэтмениха, потому что черная, как жена Бэтмена».

Ничего не поделаешь, как говорится, такова жизнь. Допускаю, что и дворового Бобика моя шестилетняя знакомая из Ягорлыка кличет «Спанчбобиком».

Простившись с Машей и её бабушкой, отправляемся на поиски подходящей панорамы. С вершины горы, той, что по другую сторону дороги (Крестовая?..), делаем снимок. Вид удивительной живописности, впрочем, уже неоднократно апробированный старшими коллегами.

Ну что ж, не всегда и не во всем удается быть первопроходцем. Вот и легенду мы отыскали уже записанную и даже напечатанную в книжке. Зато Машина сказка и наши собственные впечатления – таки да, чистой воды эксклюзив.

Николай Феч.

Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.