Возвращение

Людмила работает оператором в «Интерднестркоме», и в Тирасполе она наверняка знакома многим. Обращаясь в центр связи IDC за давно привычными для себя услугами, мы часто встречаемся с ней – ее работой и улыбкой. Приветливая и компетентная, она всегда готова в считанные минуты разрешить возникшие проблемы.

И хотя оператором Люда работает только третий год, но этого времени ей вполне хватило, чтобы познать все премудрости своей работы, на первый взгляд кажущейся для клиентов далеко не простой.

Трудиться в компании IDC сегодня престижно, и этого девушка не скрывает: работой дорожит, замечаний нет, первую аттестацию прошла на «отлично».

– Знакомые интересуются, как сюда устроилась, думают, кто-то помог, – говорит Людмила. – А все не так. Я отправила на сайт компании свое резюме, потом, получив приглашение, прошла собеседование, позже и стажировку. Конечно, старалась очень, понимала, что не всем удается трудоустроиться. А по-другому и нельзя было. Вернувшись в Тирасполь из Питера, слышала от подруг, что здесь с работой проблема, хорошую не найти.

  Боялась даже признаться в отделе кадров, что у меня двое малых сыновей, но разве это скроешь. Сказала правду: мама обещала за ними смотреть, так что они помехой не станут. И мне поверили. Считаю, повезло.  С коллегами быстро нашла общий язык, по работе с первого дня помогали. И вместе радовались, когда я сдала экзамен и меня приняли в компанию.

   Люда поделилась, кем работает супруг Константин. Он строитель и нашел себе дело в Тирасполе быстро. На собеседовании в одной фирме сказал, что в Питере трудился отделочником на реставрации престижного музея, его тут же и оформили. Даже без проверки взяли – наверное, из разговора поняли, что он разбирается в материалах, знает толк в отдельных технологиях.  А какой он мастер, убедились на следующий же день, стали относиться к нему еще с большим уважением.

– Моему Костику только дайте волю, и он горы свернет, – с гордостью за мужа произнесла Людмила. – Парень он работящий, если бы вы только знали, как его не хотели отпускать питерские фирмачи.  Золотые руки у него, и работа всегда находилась. Случалось, даже в выходные дни приезжали за ним и просили выручить. Зарабатывал хорошо, на жизнь хватало, только вот климат северной столицы Косте не подходил. И дело тут не только в сквозняках, которые на стройке явление обыденное. Хронический гайморит замучил, а без дождей, слякоти и снега  Питер не Питер. И свекровь стала болеть и все чаще напоминать о себе. А Костя у нее единственный, ко всему совестливый, так что сами понимаете, почему сердце у него разрывалось.

Они, конечно, могли жить лучше, но мешало многое: не было постоянной прописки, нельзя было устроить детей в детсад, и поэтому Люда сидела с ними дома, занимаясь удаленной работой в колл-центре. И Константин, суперстроитель, зарабатывающий хорошие деньги, вынужден был трудиться на хозяина без трудовой книжки, прячась от налоговиков.

Как ни заставляла себя, не могла привыкнуть молодая семья из периферии, например, к долгим поездкам по городу в метро, в троллейбусе или в трамвае из дома на работу и обратно, к шумным большим торговым центрам, где все можно купить разом и без очередей, но среди множества людей, и все в спешке,  в суете…  И тот, кто не жил на съемной квартире, не поймет, что значит платить за жилье немалые деньги и все время помнить о том, что оно не твое, ты в нем не хозяин. Константин и Людмила прочувствовали это на себе и, думая о собственной квартире, приходили к выводу, что без ипотеки не обойтись. А как получить ее, если официальной работы нет, постоянной регистрации – тоже?

Словом, как ни крути, а проблем у молодых, приехавших в Санкт-Петербург в поисках лучшей жизни, было хоть отбавляй.

– В конце концов, – пооткровенничал Константин, – и их можно было разрешить, но стоило ли? Тут еще курс доллара к российскому рублю поднялся. Раньше мог до 100 тысяч рублей зарабатывать, а это было 3 тысячи долларов, теперь же эти деньги в валюте вдвое меньше стали.  Понятно, местные живут на рубли, а мы, которые на две квартиры, там и в Приднестровье, привыкли к валюте, ведь домой ездим, да и деньги кое-какие туда отправляем. Вот и прикинул, что лично для меня заработок в Питере стал ненамного больше, чем мог бы быть в Тирасполе. Так оно и вышло. А главное, дома и стены родные помогают.

Вот уже заканчивается второй год, как семья Кривошеевых вернулась в Тирасполь. Сказать, что все у супругов сложилось гладко, будет несправедливо. У кого нет трудностей? Однако у одного и другого есть работа, дети ходят в детсад, родители рядом и в любой момент могут помочь. И молодые им тем же отвечают. Все веселее вместе жизнь. А еще у них скоро будет своя квартира – они вступают в кооператив строящегося дома в Октябрьском микрорайоне. Посчитали, что на трехкомнатную квартиру, пусть пока в сером варианте, деньги соберут, а для того, чтобы привести окончательно в порядок, воспользуются заемной суммой или  кредит  возьмут. Благо, Костя строитель, своими руками многое сумеет  сделать. И ребята из его фирмы обещали помочь, сказав: «Твои материалы – наши руки».

– Небольшая беда, что у нас в городе не увидишь такой красоты, как в Питере, –  в конце разговора произнесла Людмила. – Будущим летом обязательно поедем туда и с детьми пройдемся по тем местам, о которых слышали, были рядом, но, к сожалению, не дошли. И по Невскому пройдемся, и в Эрмитаж сходим, на Дворцовой побываем и в Петергофе … Слышала, что там море чудесных фонтанов. А пока с мальчишками радуемся нашему. И у нас фонтан «поющий». А то ли еще будет! На глазах хорошеет Тирасполь.

Александр ДОБРОВ, г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.