Зеркало для «героя» и бидон сусликов

Продолжение экозарисовок из Ягорлыка и не только оттуда.

Когда мы ехали в заповедник, то, конечно же, я лелеял надежду встретить кого-нибудь из представителей животного царства, желательно еще и редкого, краснокнижного. На это же я нацеливал и напарника, фотокорра газеты Виктора Громова. Мол, ждут тебя красивые кадры. Сказать, что мы совсем никого не встретили, было бы неправдой. Но фототрофеев оказалось немного. Попались в фотообъектив утки-чирки и подрастающие чомги (вид водоплавающих птиц), а вот черепахи позировать никак не хотели.

Наш сопровождающий Дмитрий пояснил, что они очень осторожные, поэтому молниеносно реагировали на лодку и с выключенным двигателем. При шорохе камыша и малейшем всплеске воды рептилии ныряли в воду. Кстати, болотная черепаха – вид, внесенный в Красную книгу ПМР.

Директор заповедника Татьяна Шарапановская сказала, что не стоит расстраиваться. Не такое уж это и легкое дело – сделать удачный снимок животного. Как раз незадолго до нашего приезда в Ягорлыке двое биологов проводили фотосъемки для нового издания Красной книги. Им приходилось по многу часов сидеть в засадах, чтобы кого-нибудь поймать в объектив. И все же моему коллеге Виктору Громову удалось заснять редчайшего представителя приднестровской фауны – выдру. Но, увы, это всего-навсего оказалось чучело достаточно крупного самца, которого сбила машина. «Сбит был ещё один самец выдры, гораздо крупнее этого, но собрать его не смогли, после удара от него практически ничего не осталось – сказала Татьяна Дмитриевна, когда мы рассматривали погибшего зверя. – А ведь стоит знак «Осторожно: дикие животные!», предупреждающий водителей. Действовать он призван на всём протяжении массивов заповедника, но не действует. Пока я беседовал с директором «Ягорлыка», по трассе промчалось несколько автомобилей. По звуку скорость намного превышала 90 километров в час…

 Татьяна Дмитриевна заметила, что ей приходится общаться не только с теми, кто охраняет животный мир, но и их антиподами. Рассказывает, что как-то из соседней Украины к нам забрел диковинный зверь. Приднестровье встретило его негостеприимно. Владелец ружья с достаточно весомым набором властных полномочий потом похвалялся, что «завалил лося». А чем гордиться? Тем, что ты уничтожил беззащитное создание природы?

Это не единственный случай, когда у нас появляются животные, доселе не встречавшиеся. Причина в массовой вырубке лесов на Украине. Как-то работники одного из лесничеств мне сообщили, что у них поселилась семья бобров. Я тогда дал клятвенное обещание, что никогда не назову ни конкретное место, ни даже район республики, где осели эти эмигранты. «Охрану к ним не приставишь. Узнают, где они обитают, – перестреляют», – сопроводили они свою просьбу. Браконьерам, мечтающим о бобровом воротнике, скажу, что – это не «Ягорлык». Также напомню, что Приднестровье граничит с Украиной по всей своей восточной границе, и Днестр – далеко не единственный трансграничный водоем. У нас много малых рек, берущих начало в соседнем государстве.

Кроме трофейного бахвальства есть и уничтожение животных по незнанию. Иные охотники, по словам директора заповедника, за благо считают истребление хищных птиц, видя в них конкурентов. Пернатые хищники повсеместно редки. А уж у нас, с нашей, прямо скажем, скудной фауной, они, если хотите, штучны. Все пока ещё живущие в Приднестровье хищные птицы – обитатели Красной книги.

Как мы уже говорили, готовится новое её издание. По нормам Международного союза охраны природы, она должна переиздаваться каждые десять лет. Какие животные и растения в неё попадут, ещё обсудят в соответствующих ведомствах. Потолстеет ли она или, наоборот, похудеет, директор «Ягорлыка» ответить не решилась. «Будут разбираться, возможно, её покинут виды, популяция которых за эти десять лет была восстановлена. Природоохранные мероприятия тут ни при чём, просто природа взяла своё», – заметила моя собеседница. К слову, Красная книга Международного союза охраны природы с разноцветными страницами. Там среди других цветов есть чёрные метки, а есть зелёные. Чёрными помечают исчезнувшие виды, а зелёными – восстановленные. Неплохо было бы, чтобы и Красная книга ПМР тоже строилась по этому же признаку. Будет видно, кого и что мы потеряли или, наоборот, спасли.

Удалить, по словам директора «Ягорлыка», хотят из неё те виды, которые уже долгое время не встречаются на территории республики. Среди таковых – оба вида обитавших когда-то у нас сусликов – европейского и крапчатого. В нынешней Красной книге о них сказано, что достоверных сведений об их обитании на территории Приднестровья нет. И ещё указано, что это были обычные для наших мест зверьки в начале-середине XX века. «Их в колхозах уничтожали массово. Набивали мёртвыми сусликами бидоны. Надо было видеть, как при этом потирали руки бригадиры, списывавшие на грызунов недостачи», – вспоминала Татьяна Дмитриевна.

Доводилось читать, что в нью-йоркском зоопарке есть аллея с надгробными плитами, на которых на английском и латыни высечены названия исчезнувших видов животных. Указаны и даты: первая – год описания, вторая – год, когда был убит или умер в неволе последний его представитель. И сегодня остались животные, которых можно встретить только в зоопарках, – лошадь Пржевальского, олень Давида. Дойдя до конца этой скорбной аллеи, посетители зоопарка упираются в массивную клетку с надписью «Самый опасный хищник на Земле». Внутри никого. Только огромное зеркало…

Кирилл Нефёдов.

Фото Виктора Громова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.