Мой ребёнок не будет стесняться того, что он живёт в Тирасполе

Дороги. Трассы и улицы. Вечная беда и с недавних пор – повод для осторожного оптимизма. Вот что бы ни говорили, а их все-таки делают.

 По словам директора Тираспольского дорожного ремонтно-строительного управления Геннадия Гороха, прошлый год был лучшим по объемам работ, но в этом году будет еще больше – процентов на 15-20. В конкретных цифрах: за 2018-й было отремонтировано 42 000 м2, в этом должно быть не менее 50 тысяч. Да, специалисты измеряют дорожные работы не в километрах, а в квадратах. Потому что дорога может быть разной ширины.

Цена вопроса

Конечно, одна из главных проблем. Или даже самая главная. В этом году, как и в прошлом, серьезную поддержку дорожникам оказал холдинг «Шериф». 16 миллионов рублей были разделены равными долями между тремя подрядчиками – Тираспольским ДРСУ, ЗАО «Тирстроймеханизация» и Слободзейское ДЭСУ. Плюс средства Дорожного фонда – еще более 40 миллионов рублей.

– Это, наверное, рекорд за все время существования республики, – говорит Геннадий Горох.

Однако даже этих рекордных сумм недостаточно. По оценкам специалистов, только чтобы привести все дороги города к нормативам эксплуатации, нужно более 50 миллионов рублей ежегодно. Это только материалы и работа. А чтобы так: раз – и все дороги в городе идеальными стали, тут уже нужны сотни миллионов. Потому что многие улицы уже не ремонтировать, а перестраивать заново надо.

Конечно, невозможно бросить весь бюджет страны на ремонт тираспольских дорог. Поэтому дорожники работают исходя из того, что есть. И кстати, чтобы эту работу сделать, нужна техника. Вообще-то она как бы есть, но многие машины давно устарели. А обновляется парк не так часто, как хотелось бы.

На столе у директора ДРСУ рекламный проспект. Огромные самоходные дорожные комбайны HAMM, Wirtgen…

– Это к вам представители фирм заходят?

– Это мечта. Вот такая машина укладывающая стоит больше миллиона евро, – говорит Геннадий Горох.

Действительно, с такими ценами о новой технике только мечтать можно.

Трубы – сегодня, асфальт – завтра

Найти деньги – это проблема. Но правильно их потратить – тоже не самая легкая задача. Никто не любит 10 раз делать и переделывать. А ведь совсем недавно дорожники только этим и занимались.

– Коммуникации под дорогами – это наш главный стопор, наверное, – говорит Геннадий Горох.  Ведь эти коммуникации когда-то были рядом с проезжей частью, то есть их можно было ремонтировать, не трогая дорогу. Но в 80-х годах дороги расширялись, вот та же Карла Либкнехта – часть ее на коммуникациях идет. Расширять просто некуда было. А в итоге во многих местах мы просто физически не можем создать должную основу для дороги, потому что упираемся в какую-то коммуникацию. Ну и вторая проблема – сегодня дороги часто в лучшем состоянии, чем коммуникации под ними.

Вот с этим нельзя не согласиться. Уж чего-чего, а пятидесятилетнего асфальта в городе точно нет. А вот трубы древние есть.

– Однако можно же как-то взаимодействовать с коммунальщиками, чтобы не перекапывать сто раз одну и ту же улицу?

– Последние 3 года мы так и делаем. Когда идет формирование адресной программы, мы все вместе собираемся, и пока все службы не скажут, что минимум 5 лет они не будут возвращаться к этому объекту, мы туда даже не заходим. И даже так бывает: мы хотим сделать дорогу, но ждем, потому что сначала свою работу должны сделать коммунальщики.

Подтверждение наблюдал лично. Улица Манойлова. Не один год стояла с ямами. Этим летом раскопали, поменяли трубы, засыпали яму щебнем и оставили. Все думали, что просто бросили, однако, оказывается, это технология такая. Месяц минимум грунт должен оседать сам. И катком работать нельзя:  в этом случае уплотняется только верхний слой, и потом он может просесть в нижний, неутрамбованный. Поэтому ждут, при необходимости – подливают, а через нужное время приходят уже с асфальтоукладчиком. Кстати, Манойлова сделали за пару дней – и бордюры поменяли, и проезжую часть по всей ширине улицы. Осталось лишь тротуар в порядок привести.

– До Дня города сделаем, – говорит Геннадий Горох. – А в целом, в следующем году сделаем больше акцент на дворовых проездах и тротуарах.

– И совершенно типичная ситуация. Две улицы рядом. Обе – с ямами, но одну чинят, а другую – нет. Почему так, и как вообще определяется очередность ремонта улиц?

– Три фактора: наличие соц-объектов, загруженность дороги (количество машин, общественный транспорт, населенность района) и само состояние дороги. Но, конечно, если дорога в аварийном состоянии, она идет в программу первой. И каждую весну дорожники предлагают к ремонту список, который, к сожалению, в разы больше, чем город может сделать по бюджету.

– И как решают?

– Мы даем этот список, депутаты на основании заявок жителей – свой, потом госадминистрация берет два этих списка, все вместе садимся и вырабатываем итоговый.

То есть задача выбора – с чего начать – тоже не самая легкая. Очень уж много условий и ограничений.

Технологии и те, кто с ними работает

Что еще можно и нужно отметить: вместе с дорожным полотном меняют и бордюры. И это правильно – чтобы не ломать потом только что сделанное. И ещё, теперь перед тем, как положить свежий асфальт, старый срезают, даже если он был более-менее приличный. При этом верхний слой нового покрытия идет на граните. А нижний, или выравнивающий, – это уже в зависимости от того, какая нагрузка на дорогу. Гарантию тираспольские дорожники дают в зависимости от вида ремонта:  от года (текущий) до 5 лет.

– А вот улица Федько, где бетонное покрытие. Ему еще года нет, а уже с трещинами.

– Сейчас там, если не ошибаюсь, 4 трещины, – говорит Геннадий Горох. – И если честно, мы думали, будет больше. Еще примерно год они будут появляться. Все-таки новая для нас технология. Потом там, где трещины, будем вырезать и делать деформационный шов. Это нормально.

– Кстати, почему, например, в России разметку наносят ночью, а у нас – днем? Многие водители недовольны…

– От движения зависит. У нас оно не такое напряженное, и мы ведь не перекрываем, а ограничиваем. И опять же, если все делать ночью, будет не меньше недовольных, которым техника будет мешать спать.

– О деньгах вообще вы сказали. А зарплата как?

– Честно – мизерная. Для той работы, которую делают люди, – мизер. Вот представьте: в жару 40 градусов работать с асфальтом, у которого температура 160. Плюс испарения. В общем, обсуждать работу дорожников в Интернете намного легче (улыбается).

О роли личности в истории

– Однако должен признать, получается у вас неплохо. Понятное дело – больше денег стало и так далее, но ведь действительно большая работа идет. И действительно есть результат…

– Я думаю, что дороги у нас строит и чинит не Горох. Дороги делают рабочие. И я всегда говорю так: если сделано хорошо, то это сделали мы. А если какие-то недоделки, еще что-то, – это я. Поэтому и хвалить надо не меня, а тех, кто там, на дороге. Рабочих.

У нас люди по 30-40 лет работают. Потому что они понимают – другой никто не сделает. Потому что трудно передать те эмоции, вот когда ты приходишь, а дорога как после войны, и ты ее делаешь, и снова люди ездят, сам там едешь… И ты получаешь удовольствие, потому что делаешь нужное дело и видишь результат.

Вот въезд в город по улице К.Либкнехта, люди из других городов приезжают, здорово сделано, говорят. Те же газоны какие-то, цветы. Вот все это как бы мелочи, но они украшают город. И он постепенно становится лучше, удобнее, здесь есть на что посмотреть…

И знаете, если мой ребенок не будет стесняться того, что он живет в Тирасполе, – это хороший результат нашей работы.

Сергей ИРОШНИКОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.