Укрощение Днестра

Наша газета ещё летом начала рассказ об истории судоходства на Днестре. Первый материал цикла был посвящён зарождению парового судоходства на реке. Продолжим…

На днях Президент Вадим Красносельский подписал закон, предусматривающий освобождение от налога на доходы Бендерского и Рыбницкого речпортов. Как он скажется на работе речников, посмотрим. Конечно же, не навредит. А вот насколько он поможет в возрождении судоходства на Днестре, загадывать не будем. И флот нуждается в восстановлении, и сама река тоже. Уже  поднимается топляк (поваленные и затонувшие деревья. – Прим. ред.) из воды. Периодически проводятся и дноуглубительные работы.

Кстати, Днестр издревле был сложен для судоходства. Например, в своей книге «История корабля (общедоступное изложение судостроения и судоходства у всех прибрежных народов от древнейших времён до наших включительно)», изданной в 1880 году, историк Николай Боголюбов так охарактеризовал реку: «Днестр ещё менее Двины удобен для судоходства. Его течение считают в 1000 вёрст (1 верста = 1,067 километра. – Прим. ред.). Он порожист при г. Ямполь, где в одном месте ширина Днестра всего 24 сажени (1 сажень = 2,13 метра. – Прим. ред.); берега в этом месте отвесны, скалисты и походят как бы на ворота, где существует два небольших, но весьма быстрых прохода глубиной в 5 ½ аршин (1 аршин = 71,12 сантиметра. – Прим. ред.), отчего через пороги сплавляют только лесные плоты и паромы, идущие из Австрии, и то с большой опасностию. Малейшая неосторожность при спуске нередко бывает причиной гибели; их разбивает по частям, ломает деревья и проносит через быстрину, причём трудно бывает спастись бедным плотовщикам. Судоходство на Днестре существует только в низовьях от Тирасполя до его устья; оно находится в жалком виде, прибрежные жители не высказывают никакой к нему охоты».

Не успела книга Боголюбова увидеть свет, как на Днестре начались дноуглубительные работы. С 1881 года  на реке работали одна землечерпалка и две шаланды. Кстати, хорошо помните песню про Костю-моряка в исполнении Марка Бернеса? Помните слова «шаланды, полные кефали, в Одессу Костя приводил». Так вот, шаланда –  это судно для перевозки грунта либо добытого со дна или же наоборот предназначенного для вывалки его на дно при строительстве какого-нибудь гидротехнического сооружения. И только лишь на Чёрном море шаландами называли плоскодонные рыбацкие лодки.

В 1885 году министерство путей сообщения  приобрело специально для Днестра одноимённый буксирный пароход, паровой катер, ещё одну землечерпалку и три шаланды. Дноуглубление пошло заметно быстрее. Правда, в 1901 году первый землечерпательный караван сняли с работы из-за крайней ветхости матчасти. Но второй ещё продолжал работать.

В 1902 году в Санкт-Петербурге выходит первая часть книги «Материалы для описания русских рек и истории улучшения их судоходных условий», целиком посвящённая Днестру. Это был отчёт выдающегося русского инженера-путейца Нестора Пузыревского, командированного в наши места для изу-чения гидрологии реки. Первое же предложение  предисловия к книге было мало оптимистичным: «Приднестровский край в отношении культуры значительно отстал от соседних местностей, и его экономическое состояние далеко не соответствует природным богатствам… Работы по улучшению Днестра, произведенные в 80-х годах, быть может, на некоторое время и удовлетворяли нужды края, но для условий настоящего времени этого улучшения уже совершенно недостаточно; и постоянные ходатайства представителей местного населения, вызываемые справедливым желанием сравняться в отношении культуры с соседями, свидетельствуют о настоятельной необходимости в дальнейшем улучшении судоходных условий Днестра».

А были и вообще грандиозные проекты по преобразованию труднопроходимого Днестра в «голубую транспортную артерию». В 1817 году, как утверждает в своей книге «Тирасполь на грани столетий» ранее работавший в нашей газете достаточно известный российский писатель Владимир Полушин (мы о нём писали в одном из материалов, посвящённых 25-летию газеты), на съезде дворян Подольской губернии (до революции туда входили нынешние Каменский и Рыбницкий районы) было принято решение о строительстве канала, который бы соединял напрямую Днестр с Одессой. «В 1823 году даже были попытки создать акционерное общество для улучшения судоходства на Днестре и соединения его каналом с Одессой. Проектировщики произвели расчет и высчитали, что канал должен быть длиной в 246 верст, иметь 27 верст тоннелей и 6 верст мостов. Но прожекты с бумаги никуда не шагнули, хотя в 1858 г., родился еще более заманчивый проект Зубковского – соединить каналом Тирасполь с Одессой, и одновременно,  чтобы канал орошал прилегающие к нему местности», – пишет Владимир Полушин.

Следующий этап эпопеи с каналами на Днестре связан с именем одесского купца Суровцова. «Возле греческой церкви, именно на паперти, меня поразило одно явление. На могильной плите сидел высокий старик в синем кафтане, без шапки, остриженный по-великорусски, и разговаривал с несколькими горожанами… Толпа возле старика увеличивалась, и многие посмеивались. Старик чертил что-то палочкой на земле и все говорил, что пойдет к самому Императору. Иногда он вскакивал с камня, выпрямлялся во весь рост и дико поводил глазами. Видимо, что он был помешан. «Кто это?» – спросил я у безрукого матроса, сопровождавшего меня по Аккерману. «Старик Суровцов, который строил канал…».  Вечером я видел этого старика у переправы, как, держа в одной руке шапку, а другой прищелкивая, должно быть, под влиянием винных паров, он пускался вприсядку, при смехе толпившегося народу. Суровцова нередко видят в Аккермане, Овидиополе и Одессе», – приводит в своей книге воспоминания о встрече в 60-е годы XIX столетия со «стариком Суровцовым» писателя Афанасьева-Чижеинского Владимир Полушин. Суровцов в 1839-40 годах за свои средства воссоздал занесённый илом старый канал между Днестром и Турунчуком. На это ушло всё его состояние. Дальше была прицерковная паперть и статус «городского сумасшедшего». Подвижничество к этому зачастую  приводило не только на Руси…

Нестор Петрович Пузыревский спустя 61 год после разорения Суровцова писал: «Судоходство по Турунчуку не происходит; впрочем,  в 1901 году была сплавлена одна гонка леса с лесопильного завода в селе Глинном; плавают по Турунчуку лишь рыбачьи лодки местных рыбаков и также рыбаков, идущих на ловлю из города Маяки под Херсонския Чобручи. Относительно возможности плавания больших судов по Турунчуку, можно считать выясненным рекогносцировкой, что первая и последняя его части могли бы быть приспособлены к этому землечерпанием». Канал  «старика Суровцова» был  оценён по достоинству  одним из лучших русских гидрологов конца XIX – начала ХХ веков.

Своего пика судоходство на Днестре достигнет спустя столетие после начала дноуглубительных работ в 1881 году. Правда, ненадолго, и земснаряды здесь сыграли не последнюю роль.  Но это уже другая страница истории освоения человеком  Днестра. О чём мы расскажем позже.

Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.