Диван

Уже октябрь по календарю, а осень сама еще не знает, что она на дворе. По-прежнему верховодит лето и вовсе не спешит уступить место. Так же тепло, сухо и солнечно. Созревает виноград. Каждый уважающий себя хозяин или хозяйка стараются сделать доброе молдавское вино. Повсюду кипит работа. Моют кадки, бочки, готовят тяски, собирают виноград или покупают, если своего нет. Каждый старается, чтобы в этом году его вино было лучше, чем у других! Традиция изготавливать вино на этих землях тянется из глубины веков. И не зря наши вина считаются одними из самых лучших, потому что люди всегда вкладывали в их приготовление душу и сердце.

Не исключением являюсь и я. Очень люблю это занятие. У меня даже сложилось сравнение с древней Грецией. Там во время прохождения Олимпийских игр прекращались войны. И у нас, когда приходит пора виноделия, притихают ссоры, скандалы и различные конфликты. Во всяком случае, хочется верить этому. Ну это так, к слову. На самом деле не могу удержаться, чтобы не рассказать историю, произошедшую со мной в этот очень важный период, когда тобой овладевает волнение и желание сделать вино лучше, чем у других.

Было это давненько, наверное, в конце восьмидесятых годов. Тогда на Бендерский шёлковый комбинат поступали химикаты в пластмассовых бочках различной ёмкости. Впоследствии освобожденную тару реализовывали, но только работникам предприятия. И надо сказать, сравнительно недорого, где-то по 15-20 рублей за штуку. Дефицит страшный! Что вы! Очередь по списку. Бочек мало, а всем надо, очень удобная вещь: недорогая, хорошо моется, лёгонькая, не сравнить с деревянной. Приходит время, и почти в каждом дворе, гараже или на даче делают вино, и такая бочка просто незаменима. Одним надо привезти сок, другим подробить виноград, вот и бегают друг к другу, просят выручить тарой. Повезло мне тогда, приобрел через родственников, работающих на комбинате, несколько таких бочек. Как мне завидовали!

 Жила в то время на нашей улице тётя Лида Власова. Бойкая такая, говорливая, жизнерадостная, с хорошим чувством юмора. И сейчас вспоминаю её с улыбкой. Уж больно она любила заниматься виноделием и варить самогон. Узнав, что у нее есть в хозяйстве вино, и учитывая её добрый характер, сразу находились друзья, подружки и родственники разных рангов, которые своими частыми посещениями подтверждали уважение и даже любовь к ней. Правда, когда заканчивалось вино, все эти узы, как ни странно, резко слабели.

Так вот, узнала тетя Лида, что у меня есть такая удобная тара, и повадилась брать её из года в год на время для своих нужд. Как-то раз взяла бочонок на пару дней и не возвращает.  А мне уже давно пора свой виноград определять. Иду к ней.  «Где бочка?» – спрашиваю и по поведению её сразу чувствую неладное. Бойкая такая, огонь, палец в рот не клади, а тут такая кротость. «Не виновата я, Вова. Украли твою бочку. Не уберегла я её», – говорит полным трагизма голосом и такое скорбное лицо сделала, что я сам чуть слезу не пустил. Что поделаешь, пошел домой расстроенный. «Ты это… Сильно не убивайся. Приходи завтра, что-нибудь придумаем», – услышал от нее в спину.

Пришел где-то через месяц, да и то, когда передали, что она меня ждёт. «Схожу, может бочка нашлась?» – подумал я. Прихожу. Смотрю, хозяйка деловито ходит по двору, покрикивая на домашних. Настроение хорошее. «Что не приходишь? Придумала я, что дать тебе взамен бочки», – говорит, увидев меня. И повела к времянке, где хранился весь хлам. «Забирай, – сказала, широким жестом показав на диван, и добавила: – Почти новый, перетяни только. Бери, не раздумывай, если б не долг за мной, ни за что бы не отдала».

 В то время, действительно, было трудновато с мебелью, я его и забрал.  «Не отремонтирую, так хоть на дрова пойдет», – подумал я.  Наконец решился. Купил в магазине ткань, достал где-то пружины и новую мешковину. Начал с сидушки. Старьё снял, перебрал и перетянул. Смотрю, нормально получается! Повеселел. Взялся за спинку. Отрываю старую ткань, и вдруг из-под неё к ногам выпадает аккуратно сложенная белая тряпица.

Разворачиваю, а там… 140 рублей и все красными десятками! Вот это да! Новый диван на тот момент как раз стоил таких денег! Стою в недоумении, мысли в голове ворохом. Вспомнил Остапа Бендера из «Двенадцати стульев». И домашние удивлялись, пересчитывали деньги и с любопытством заглядывали под оставшуюся обшивку. На семейном совете решили, что деньги нужно отнести тете Лиде. Так будет честно. Беру свёрток с красненькими и иду к ней, и всё рассказываю. Как она удивлялась и смеялась, хлопая себя по бокам! Это надо было видеть.   Сказала, что она их туда не клала, и они по праву принадлежат мне. А потом и тайну века открыла: оказалось, что бочку мою никто не крал, просто она была ей крайне необходима и такой обмен нарочно придумала. Попросила не обижаться и разрешила пользоваться мне бочонком, теперь уже её, сколько угодно.

Что касается найденных денег, то, вероятнее всего, спрятал их там её покойный муж Василий. Она его держала в строгости и все денежные излишки изымала. Но чтобы иметь хоть какую-то независимость, дядя Вася открыл свой личный счёт под обшивкой дивана. Ушел он из жизни задолго до этой истории, так и не посвятив в свою тайну жену, а диван многие годы надёжно хранил его сбережения.

Диван после ремонта выглядел как новенький. И сегодня он в хорошем состоянии стоит в нашей времянке. Ждёт. Может, когда-то пригодится для отдыха, а может, и для… хранения денег. Вот такая история. Хотите верьте, хотите нет!

Владимир ДЕНИСЕНКО.

г. Бендеры.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.