Не так давно…

Не так давно мы отмечали 95-летие со дня принятия постановления о создании Молдавской АССР. Значение этого события трудно переоценить: опыт государственности и волеизъявление граждан стали главными условиями провозглашения в 1990 году ПМР. А на днях общественное внимание привлекла ещё одна дата, также связанная с историей МАССР: приднестровцы почтили память жертв политических репрессий, наших соотечественников, в тридцатые годы минувшего века попавших в жернова массового террора. Такова история с её светлыми и темными страницами. И важно знать её именно такой, какой она была.

Важный вклад в изучение прошлого приднестровской земли и именно разделов, связанных с МАССР, репрессиями, внес Виталий Иченко, ученый, старший преподаватель кафедры отечественной истории ПГУ им. Т.Г. Шевченко, член президиума Ассоциации жертв политических репрессий. 11 апреля 2019 года Виталия не стало, однако дело, которым он занимался, продолжает жить. Усилиями приднестровских историков, археологов, сотрудников Тираспольско-Дубоссарской епархии, участников республиканского движения «Наследники Победы» тему продолжают изучать, на месте расстрела, на территории Тираспольской крепости, проводят раскопки с целью выяснения исторических обстоятельств «преступления без срока давности» и эксгумации безвинно убиенных.

Не будет ошибкой сказать, что Виталий Иченко был одним из первопроходцев данной темы в Приднестровье. Ещё будучи студентом исторического факультета, он занимался темой репрессий, много общался с репрессированными и их близкими, работал с архивными документами. На страницах исторического альманаха им публиковались статьи: «Сталинизм и дети», «Кто посылал на смерть?», «Приговор к забвению отменить», «Возвращенные из небытия». Остается лишь гадать, как такой молодой человек подступился к столь сложной и в эмоциональном, психологическом плане тяжелой теме. А Виталий все пропускал через себя. Очень высоко его ценили первый председатель Ассоциации жертв политических репрессий Всеволод Волосюк, его преемник Лариса Берберьян. Иченко жил интересами организации, и, вне всякого сомнения, возглавил бы её, если бы не продолжительная болезнь и безвременный уход.

Всего по тематике Молдавской АССР, репрессий историком опубликовано около 30 научных статей. А были и популярные, публиковавшиеся на страницах газеты «Приднестровье», в книге очерков «Моя семья в истории края»… Виталий Владимирович активно выступал на научных конференциях различного уровня, окончил аспирантуру, подготовил диссертацию. Запомнился он и как преподаватель, работавший не только со студентами-историками, но и достаточно длительное время читавший ряд дисциплин на военной кафедре ПГУ (ныне – военном институте МО ПМР).

Не на словах, а на деле патриот Приднестровья, он активно занимался краеведением. Виталий говорил, что «история не просто наука, область знаний, фактически она во всем, в каждом из нас». И потому нельзя быть достойным гражданином, не зная прошлого своего Отечества. Как ученый он стремился к максимально непредвзятой оценке происходившего, руководствуясь принципом «крепкая память, честное историческое самосознание – защита от повторения ошибок прошлого». Одна из публикаций исследователя на тему репрессий так и называлась: «Приговор к забвению отменить!». Думается, что именно в этом главный авторский посыл. Ведь палачи очень рассчитывали на окончательность, непреложность своего приговора. По их замыслу, не должно было остаться ни имен, ни даже места захоронения тех, кого бездоказательно заклеймили «врагами народа».

Научный вклад В. Иченко высоко оценивается коллегами. Старший научный сотрудник НИЛ «Археология» ПГУ Игорь Четвериков, на чьих плечах научная составляющая проводимой на бастионе «Св. Владимир» эксгумации репрессированных, пишет: «Виталий Иченко разработал в общих чертах специальную программу исследования репрессий 1937-1938 гг. в МАССР. Программа включала в себя анкетирование живущих репрессированных, запись воспоминаний переживших Большой террор и их ближайших родственников, работу с рассекреченными материалами в архивах.

Полученные молодым исследователем результаты оперативно вводились в научный оборот.  Эти статьи В. Иченко можно назвать трудами зрелого учёного. При этом Виталий не был бесстрастным хроникёром. В каждой его статье рефреном проходит главная мысль – такое не должно повториться. Остаётся лишь сожалеть об уходе из жизни перспективного учёного: именно сейчас, когда сведения о расстрелах 1937-1938 гг. в Тирасполе подкреплены огромным количеством материальных свидетельств, яркий, аналитического склада ум Виталия Иченко востребован как никогда».

Коллеги отзываются о Виталии как о чутком, предельно деликатном человеке, прекрасно образованном, широко эрудированном, но никогда не кичившемся своими знаниями. Он всем сердцем любил родной исторический факультет, гордился тем, что учился у прекрасных наставников: Ольги Юрьевны Скалецкой, Ларисы Юрьевны Ивановой, Татьяны Александровны Щербаковой… «Исторический факультет, – говорил Иченко в интервью, – это, в первую очередь, сильная школа с богатыми традициями».

Виталий всегда причислял себя к братству студентов-историков, выпускников факультета, не терял связи с однокурсниками. Близкий друг Виталия, ныне – старший преподаватель института государственного управления, права и социально-гуманитарных наук, Иван Войт вспоминает о нем как о человеке широкой души, не способном на подлость, предательство, настоящем друге, каких жизнь посылает очень мало.

Уже став ученым, утверждаясь в научном мире, Виталий никогда не заносился, не ставил полемику превыше всего, не превращал её в цель, «спор ради спора». Он всегда предельно корректно возражал оппоненту, умел аргументировать, не переходил на личности, не поддавался эмоциям.

Помощник председателя историко-архивного отдела Тираспольско-Дубоссарской епархии Людмила Алферьева вспоминает: «С Виталием Иченко я познакомилась еще в те годы, когда он, будучи студентом, делал доклады по истории в рамках Покровских чтений. В дальнейшем, когда он стал преподавать в университете, мы неоднократно пересекались в рамках деятельности епархиальной комиссии по канонизации, где я была ответственным секретарем, а он одним из ее членов. Меня всегда приятно удивляло то, с какой тщательностью Виталий изучал и сопоставлял документы, как осторожно делал выводы, касающиеся тех или иных фактов. Чувствовалось, что это историк не только по диплому и полученному образованию, но и по образу мышления».

Те, кто общался с Виталием, отмечают его неизменный оптимизм. Даже тогда, когда он получил тяжелейшую травму и оказался на несколько лет прикован к постели, Виталий сохранял позитивный настрой, был твердо уверен, что непременно выздоровеет, встанет на ноги и вернется к любимой работе, продолжал писать кандидатскую диссертацию.

Ученый вынашивал множество творческих планов, готовил сборник своих научных работ по истории репрессий в Молдавской АССР. Увы, теперь уже стоит вопрос о посмертном издании трудов приднестровского историка.

За добросовестный труд во благо науки и заслуги перед обществом Виталий Владимирович награжден грамотой министерства просвещения ПМР и отмечен почетным званием «Молодой ученый ПГУ».

У близких, друзей и коллег Виталия до сих пор чувство невозможности, непостижимости случившейся трагедии.

Не так давно он был с нами… Не так давно…

Николай Феч.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.