Заново «Война и мир»

Проживает на нашей улице очень интересная девочка Алина 14 лет. Учится в 15-й школе и несколько отличается от своих сверстниц. Все больше сидит дома. Неплохо рисует, пишет стихи, пытаясь таким образом выразить внутренний мир, взгляды и мысли. Много читает, часто посещает школьную библиотеку. Согласитесь, сегодня это явление редкое.

Как-то на днях убираю возле калитки. Смотрю, идет моя соседочка, в руках пакет с книгой. Улыбается. «Что у тебя?» – спрашиваю. «Да вот, взяла в библиотеке роман Л.Н. Толстого «Война и мир». Давно хочу прочитать», – ответила она и показала старенькую книгу. Эта девочка, как ни странно, навела тогда меня на мысль написать этот рассказ и вернула в военные Бендеры. Казалось бы, какая связь? А связь есть.

Вечером сел за стол, взял ручку, бумагу – и я уже там, в 92-м году…
Приказали нашей роте занять здание 15-й школы. Движемся пешим порядком через весь город. Всё тащим на себе. Ночь накануне выдалась беспокойной, не до сна было, чувствовалась усталость. Идём, смотрим по сторонам. Город не узнать! Одна картина печальнее другой. Ну вот и школа. Зашли во двор, повалились на землю, сидим в тенёчке, отдыхаем. Место для многих незнакомо. Осматриваемся. Рядом поле созревающей пшеницы. За полем – Днестр, устало несущий свои воды вдаль, немало перевидевший и переживший на своем веку. Легкий речной ветерок, пробегая по полю, старательно расчёсывал пшеницу, словно готовя её к нашей встрече. И нам уделял внимание, ласково щекоча небритые щёки. Облака деловито летели по своим делам, теснясь и спешно обгоняя друг друга. И если бы не форма на нас, да редкие выстрелы, доносящиеся с разных сторон города, не верилось бы, что идёт война.

Основной состав состоял из ополченцев, собранных на тираспольском ХБК, лишь небольшая часть была из Бендер, к которой относился и я. Недавно надетая военная форма сделала всех внешне схожими. На самом деле под ней были люди совершенно разных возрастов и наклонностей. У каждого – свои жизнь, занятия, увлечения и привычки. Но в дом пришла война и вырвала их из обычной среды. Неравнодушие к происходящему, желание защитить свой край, дом, семью от нависшей беды объединило их и заставило взять оружие.
Как правило, в мужской среде всегда находятся острословы, а это значит смешные истории, разговоры о рыбалке, про что хочешь. Да. Шла война, но шуткам и смеху было место. Ребята, надо сказать, подобрались шустрые и говорливые.

А один как-то отличался от всех, чем и привлёк моё внимание. Звали его Толей. Сам тираспольский. Тихий такой, молчаливый. Больше слушал, чем говорил. На всех форма смотрелась ладненько, даже где-то форсисто. На нём же топорщилась, сидела мешковато. Все матерятся, а он нет, обходился без этого. Даже при раздаче пищи, где все галдят и стараются быть первыми, он был спокоен и нетороплив. Но главное его отличие было в том, что читал всё, что попадет под руку. Любую свободную минуту использовал для чтения.
Заинтересовал он меня. Захотелось поближе познакомиться. Вижу как-то, сидит и увлеченно что-то читает. Автомат лежит на полу. Все прислоняют к стене, а он нет – кладет на пол. Подхожу, спрашиваю: «Любишь читать?». «Да, очень! Думал, умру без чтения. Хорошо, что здесь в школе есть библиотека. Душу отвел. Жить не могу без книги», – ответил. И словно предугадывая мой следующий вопрос, всё более оживляясь, добавил, что заново перечитывает роман «Война и мир». И сейчас, когда идет война, всё прочитанное воспринимается более ярко и чувствительно! Дальше пошло-поехало. Слово за слово, разговорились. Смотрю, стали к нам подтягиваться ребята и с интересом прислушиваться. Час пролетел, как одна минута. Надо расходиться. Спустя время стал замечать и других бойцов с книгой в руках. Почитывали втихаря во время затишья. Видимо, показал Толя «дорожку» в школьную библиотеку. Зауважали его!
Позже Толя уже мало чем внешне отличался от других. Форма прилегала к телу, автомат держал половчее. А за пазухой… очередная книга, как бы его ни ругали командиры.

В дальнейшем обстоятельства сложились так, что меня и нескольких ополченцев отозвали в расположение бендерской комендатуры. Каждой войне приходит конец. Первого августа рота торжественно, строем вышла из города. Не всем было суждено вернуться. На смену пришли миротворцы. Наступил хоть и хрупкий, но мир. Спустя год, 19 июня, мы встретились во дворе 15-й школы. Подъехали на автобусе тираспольчане. Радуемся встрече, обнимаемся, говорим все разом, друг друга перебиваем. Нашелся столик. Тут же его накрыли, вспоминаем былое. А я всё ищу глазами Толю. Нет его, не вижу. Спрашиваю ребят: «А где Толя?». Все переглянулись и притихли. «Он погиб. Разве ты не знаешь?» – ответили они и, выждав паузу, всё рассказали.
После моего ухода школа была внезапно обстреляна. Завязалась короткая перестрелка. Толе пуля попала в грудь. Не довезли его до госпиталя. Все привыкли к нему и тяжело перенесли эту потерю. Не по себе мне стало после услышанного. Жаль, что так случилось. Много беды принесла война.

Пишу сейчас эти строки, а перед глазами стоят разделённые временем, но связанные одним увлечением, одной и той же книгой соседская девочка и ополченец Толя, погибший в 92 году. Всё у меня перемешалось заново: и война, и мир!

Владимир Денисенко.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.