Хранители генетических тайн

Такая отрасль медицины и биологии, как генетика, имеет свою увлекательную историю. Её начало было положено в далеком 1962 г. Именно тогда мир узнал о существовании молекул ДНК, в которых закодированы абсолютно все сведения о структуре тканей и органов живых существ. Первый материал, опубликованный учёными в журнале «Nature» 25 апреля, полностью перевернул представление о сущности всего живого.

Сегодня достижения науки широко используются не только в гражданских сферах деятельности, но и правоохранительных органах.

На территории Приднестровья о внедрении инновационных методов исследования начали задумываться давно, острая необходимость действовать назрела уже в начале 2000-х. Именно тогда руководством республики было принято решение о строительстве экспертно-криминалистического центра МВД ПМР. Одна из ведущих ролей отводилась отделу экспертиз биологических объектов (ОЭБО).

Развитие отдела началось в 2004 г. Здесь производили основные виды судебно-биологических экспертиз: по установлению происхождения следов от человека или животного, наличия выделений, групповых антигенов. На тот момент формирование отдела и производство экспертиз осуществляли два специалиста.

«Я поступила на службу в феврале 2004 года, – вспоминает начальник отдела экспертиз биологических объектов Людмила Анатольевна Хлынцева. – Наше подразделение тогда только формировалось. Мы столкнулись с огромными проблемами: полным ходом шла стройка, лаборатории ещё не было. Во время служебных поездок консультировались со специалистами НИИ ЭКЦ г. Одессы и налаживали контакты с экспертами из Российской Федерации. Благодаря помощи коллег была оборудована лаборатория, начато производство судебно-биологических экспертиз. Приднестровские эксперты-биологи прошли соответствующую подготовку».

Людмила Хлынцева одна из первых в Приднестровье стала проводить судебно-биологические исследования. «Когда я узнала, что собираются формировать экспертно-криминалистический центр с отделом по производству судебно-биологических экспертиз, стала кандидатом на должность. Меня приняли стажёром, – возвращается мыслями в прошлое Людмила Анатольевна. – Впоследствии этот подвид судебно-медицинских экспертиз стал основным направлением моей работы».

Сегодня специалисты отдела – 4 эксперта и техник-лаборант – производят исследования по установлению наличия выделений, групповых антигенов, по определению клеточных структур, следов биологического происхождения от человека или животного, а также исследование волос. Сотрудники ОЭБО единственные в Приднестровье производят судебно-биологические и генотипоскопические экспертизы.

«Всякий случай для нас интересен, потому что в каждом преступлении уникальные условия формирования биологических следов, – уверена заместитель начальника ОЭБО Ирина Владимировна Владова. – Поэтому любое исследование – это всегда поиск. Мне, например, особенно интересно, когда преступления начинают носить серийный характер. Такая работа увлекает, ждёшь, когда же этого преступника найдут. Пару лет назад случилась кража. На месте происшествия (в квартире) вор откусил немножко парафина озокерита. Может быть, он думал, что это что-то съедобное, похожее на шоколад. Так у нас остался след зубов. Мы выделили ДНК. Спустя год появилась серия краж, где преступник оставлял на месте происшествия фрагменты бумаги размерами где-то 1,5 на 1,5 см. Буквально с единичных клеток был установлен генотип, и оказалось, что генотип с парафина и с элементов бумаги – одного и того же лица. В скором времени сотрудники уголовного розыска его задержали. Так благодаря генотипоскопическому исследованию мы доказали причастность подозреваемого к данным преступлениям».

ДНК-анализ в отделе проводят с 2007 г. по объектам биологического происхождения: крови, слюне, сперме, вырванным волосам, фрагментам костей, органов и тканей. В то время экспертам удавалось выполнять 20-25 исследований в год. На оборудовании, управляемом вручную, производство одной экспертизы занимало месяц-полтора – процесс длительный и трудоёмкий. Необходимо было большое количество биологического материала: клок волос или много крови на месте происшествия.

С 2015 г. благодаря новому оборудованию биологи работают автоматизированным методом: более 200 биологических экспертиз, а также более 400 генотипоскопических исследований ежегодно. Производство молекулярно-генетических экспертиз обеспечило высокую результативность в расследовании и раскрытии преступлений.

Сегодня специалисты отдела помогают раскрывать и дела, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Сотрудники ОЭБО постоянно расширяют спектр своей деятельности. Причём эксперты выделяют ДНК из минимального количества биологического материала. Всё чаще исследуют эпителиальные клетки, которые оставляет человек при соприкосновении с какими-либо объектами. Ведь именно ДНК-анализ точно устанавливает отцовство и материнство, личность потерпевшего или преступника, причастного к тому или иному происшествию. Генотипоскопическую экспертизу производят по наиболее тяжким преступлениям, в числе которых убийства, причинение телесных повреждений, изнасилования, кражи.

«Помню случай, на месте происшествия преступник работал в перчатках. Но мизерное количество пота всё-таки осталось на некоторых предметах, к которым он прикасался. Нам удалось выделить ДНК, так была доказана причастность этого человека к краже, – рассказывает Ирина Владимировна. – Бывает, доказательная база по уголовному делу практически отсутствует. Но если, например, на рукаве преступника осталась капелька крови, пусть даже он замыл её или одежду постирал, всё равно мы легко её обнаруживаем в ультрафиолетовом свете, с помощью специальных реактивов. Потом выделяем ДНК, делаем заключение, по которому возможно доказать причастность человека к данному преступлению».

«ДНК-анализ автоматизированным методом значительно повысил наши возможности. Сегодня мы выделяем ДНК из любого количества биологического материала, можем теоретически даже из одной-единственной клетки, – продолжает тему Ирина Владова. – Кроме того, мы стали работать по нераскрытым уголовным делам с большими сроками давности. Есть случай, когда вина преступника была доказана спустя 12 лет».

«В 2005 году было совершено дерзкое изнасилование и убийство, – вспоминает прошедшее Людмила Хлынцева. – Недавно мы установили генотип лица, причастного к этому делу».

«Благодаря ДНК-экспертизе мы можем установить причастность к происшествию по родству, – раскрывает возможности нынешней криминалистики Ирина Владова. – Например, подозреваемый скрывается где-то в других государствах. На территории Приднестровья находятся его родственники. На месте преступления были обнаружены следы биологического происхождения. Мы выделили из них ДНК. Сравнили с генотипом его родных и сделали вывод, что преступник – родственник. Благодаря установлению родства можно даже установить причастность к преступлению, не имея оригинального образца самого подозреваемого».

Возможности современных приборов позволяют использовать для исследования ДНК микроследы и объекты с сильно разрушенной ДНК: обгоревшие костные фрагменты, следы потожировых выделений, перхоть. К слову скажем, что с 2016 г. в электронном варианте ведётся ДНК-учёт биологических следов и данных неопознанных трупов, изъятых с мест нераскрытых преступлений.

«Несколько раз за время моей практики были обнаружены трупы новорождённых. По ДНК-анализу мы установили, кто их матери, – утверждает начальник отдела. – Был и такой случай: группой лиц была изнасилована девушка. Она забеременела. По абортированному материалу мы установили, кто отец неродившегося ребёнка. Оборудование позволяет нам делать ДНК-экспертизу из любого биологического материала, любой давности, любого происхождения. Сегодня мы работаем на уровне общемировых экспертных центров, по крайней мере, ни в чём не уступаем российским коллегам».

Выезд на место происшествия – одна из составляющих работы экспертов ОЭБО. Биологические объекты весьма специфичны и требуют особого подхода. Их необходимо правильно изъять и упаковать, чтобы они были пригодны для дальнейших исследований.

«Это тяготы милицейской службы, – улыбается Ирина Владова. – Приходится выезжать и днём, и при необходимости ночью, справляться с большим объёмом работы. А после ночного выезда бывает трудно собраться с мыслями и производить сами экспертизы. Ведь к любому исследованию прописан ряд очень строгих требований, в том числе и к стерильности. И ошибаться, разумеется, нельзя, потому что от наших заключений зависят судьбы людей».

«Кроме того, мы плотно работаем с экспертами-криминалистами из разных отделов внутренних дел республики, – замечает Людмила Хлынцева. – Оказываем методическую помощь, консультируем, дополнительно проводим обучение: читаем лекции, организуем практические занятия – словом, разъясняем вопросы, которые возникают у них в процессе работы. Мы и сами постоянно учимся. Наука не стоит на месте,  и то, что широко использовалось лет 10-15 назад, уже отходит на второй план. Два года назад мне удалось пройти стажировку в Следственном комитете в г. Москве. Я ознакомилась с новыми методиками, новыми подходами к работе, наработками других специалистов. Там я убедилась, что наш уровень не уступает их. Количество экспертиз у нас растёт. Есть огромное желание развиваться и дальше, притом что специальное оборудование постоянно прогрессирует. Это позволяет проводить исследования в более сжатые сроки».

Коллектив отдела – люди, в основном, молодые. «Такие специалисты хороши тем, что быстро впитывают знания, перенимают опыт и всегда открыты новому, – говорит Людмила Анатольевна. – А поскольку наше направление постоянно развивается, то и двигать его вперёд должны молодые, энергичные люди».

«Мы всегда тщательно присматриваемся к кандидатам, выбираем действительно тех, которые чувствуют, понимают эту профессию, имеют хороший уровень знаний и хотят работать, – выражает общее мнение Ирина Владова. – В экспертной работе опыт – это, наверное, то, что бесценно. Потому что, следуя книжным методикам, можно сделать только процентов 30 работы. Классный специалист – это специалист опытный. Поэтому самое главное, чтобы человеку была небезразлична профессия, чтобы он чувствовал ответственность за то, что делает. ДНК-анализ – это перспективное, динамично развивающееся направление. Возникают новые идеи, впереди у нас очень много планов, и мы полны решимости их осуществить».

Олег Федоров.

Фото автора.