Татьянина радуга

Михаил так увлечённо вошёл в бизнес, что, казалось, забыл всё на свете: и то, что жена у него есть, и сын уже взрослый, школу оканчивает. Бывало, что из-за занятости мог даже домой не приходить ночевать. Сначала оправдывался, ссылаясь на дела, частые отъезды из Тирасполя, потом такое поведение вошло в привычку, и дома с этим смирились. И попробуй тут жене возмутиться! Отпор следовал незамедлительно: «Я что, вам денег не приношу, не одеваю и не кормлю? А может, скажете, что пьянствую, невесть с кем шляюсь?». Такого о муже супруга поначалу сказать не могла, но разве это была жизнь? Татьяна забыла, когда они в последний раз были вместе, не говоря уже о былых традиционных посещениях родителей по выходным, о встречах с приятелями, о поездках летом в Одессу на пляж в Аркадию…

А соседи и знакомые, не ведая ее истинной жизни, завидовали. Завидовали чёрному «Мерседесу» с кожаным салоном, красивым нарядам, купленной в центре города четырехкомнатной квартире. Но если бы они знали, как тяжело было Татьяне слышать от мужа ставшие частыми несправедливые упреки и недовольства по поводу того, что она сидит у него на шее, толком ничем не занята.  А ей хотелось работать, но как только заходил разговор об этом, он тут же начинал рассуждать иначе: «Ты мне нужна дома, тебе есть что делать, больше смотри за сыном – ему дальше учиться, и у меня чтобы всегда был достаток, и свежую выглаженную сорочку в любой момент мог надеть…».

Слова эти Татьяна помнила, не понимая только, чего он добивается и почему такой непостоянный: то говорит, чтобы шла работать, то сиди дома. Нелегко было в сорок лет чувствовать себя невостребованной, ведь будучи еще вчера занятым человеком, она сегодня была не у дел и ко всему еще без поддержки близкого человека. Целыми днями приходилось оставаться наедине со своими мыслями, с красивой мебелью, статуэтками, коврами, посудой…  Только популярный интернет-сайт «Одноклассники»  спасал от одиночества.

В один из дней рождения Татьяны кто-то из гостей традиционно пожелал ей здоровья и благополучия. И, сделав короткую паузу, добавил: «И немного женского счастья». Татьяна тут же парировала: «Только вот счастья мне надо не немножко, а много». В тот момент ей как раз особенно его не хватало.

Такую моральную и материальную зависимость мало кто может выдержать. Не выдержала и Татьяна. В один из вечеров между супругами состоялся обстоятельный разговор. Приняли решение развестись.  Всё обсудили и поделили, пообещали друг другу впредь оставаться пусть не друзьями, но и не врагами. Как-никак, почти двадцать лет были вместе.  Татьяне было больно за себя, за сына, за немолодых уже родителей своих и Михаила.  Она вспомнила себя девчонкой, мечтавшей научиться мастерски шить одежду, и учащегося профтехучилища, будущего автослесаря Мишку, с которым познакомилась на танцплощадке в парке «Победа» накануне его ухода в армию, и которого, зная всего один вечер, обещала ждать. И слово свое сдержала.

…Бежали дни и недели. Уже и развод официально был оформлен, и на другую квартиру Таня с сыном переехала, а вот найти работу у нее   никак не получалось. «Ну когда, наконец, фортуна улыбнется?» – не раз спрашивала себя. Помогла случайно подвернувшаяся под руку рекламная газета с объявлением: санкт-петербургская фирма готова приобрести в неограниченном количестве у населения домашние консервированные огурцы. «А почему бы не попробовать? – мелькнула мысль у Татьяны. – Ведь должно же мне повезти».

На следующее утро был составлен так называемый бизнес-план будущей коммерческой сделки.  Татьяна прикинула, сколько банок с огурцами она сможет собрать только у себя и родственников. К вечеру на её балконе стояло более тридцати банок. «И это без консервов мамы и её сестры, тетушки Наталии, любительницы закаток, – рассуждала Татьяна. – А если пойду по знакомым и незнакомым дворам?». Она принялась считать, потом переговорила по телефону с Санкт-Петербургом. Ленинградцы (ей так хотелось по-старому называть нынешних питерцев, что даже не заметила, как в разговоре у нее проскочило-таки это слово) гарантировали приём товара и незамедлительный расчет за него в любой форме.

Это, конечно, придавало Татьяне силы, помогало преодолевать комплексы, идти на риск и верить в успех дела. Не в одном селе можно было встретить зелёный пластмассовый стол, на котором стояла банка с огурцами, а на ней приклеено объявление: «Куплю недорого.  Пустые банки возвращаю». Балкон уже не вмещал собранного, и Татьяна в одном из магазинов взяла под залог полиэтиленовые бочки, чтоб наполнять их огурцами. Это первое. Второе – заказала на автобазе небольшой рефрижератор и начала свозить в него свой товар. На это ушли доллары, оставленные Михаилом для семьи после развода. Затеянное Татьяной, конечно, было непростым делом, гарантий никто не давал.

…С Николаем, водителем оранжевого «КамАЗа», Татьяна вторые сутки держала курс в Питер. Позади Украина с таможнями, которые, как утверждают шоферы, в народе считают самыми серьёзными, а их сотрудников – самыми привередливыми. Въехали в Беларусь… Николай, мужчина лет сорока пяти, оказался не из говорливых. Симпатичный, с заметной уже сединой. При знакомстве с Татьяной сразу предупредил, чтобы не беспокоилась, он не из тех дальнобойщиков, о которых худая молва ходит. По дороге узнала, что он вдовый, жену с дочерью   потерял при известном многим кораблекрушении теплохода «Адмирал Нахимов». «Их почти уже спасли, – рассказывал попутчице, – сумели вытолкнуть через иллюминаторы, но вот дальше справиться со стихией они не смогли…».  Слушая его, Татьяна незаметно для себя уснула.

«Никакой она не коммерсант, ничуть даже и не похожа, – думал про себя. – Нужда, видать, заставила огурцами торговать. И как муж мог отправить ее в такую непростую дорогу?  Помогу бедняге».

Больше ни о чем не говорили, всю оставшуюся дорогу думали о том, как встретит заказчик, не обманет ли. К Санкт-Петербургу подъезжали к обеду.  Над сосновым перелеском, над взлетевшими тетеревами вдруг словно озарение вспыхнула радуга. У Татьяны полегчало на душе, ей казалось, что впереди ждёт удача. И не ошиблась. Рефрижератор с грузом встретили на Бадаевском рынке, подогнали к складам, проверили товар и забрали.  Полученные деньги Татьяна во избежание неприятностей на обратной дороге тут же положила на счёт в ближайшем банке. Мысленно подсчитывая доход, она навскидку представляла, что может купить себе в Тирасполе.

Спустя несколько дней по приезде из Санкт-Петербурга её пригласили в бюро по трудоустройству – предложили работу в ателье по пошиву одежды.  «Постепенно жизнь входит в нужное русло, – радовалась Татьяна. – Всё образуется, Москва не сразу строилась». Она вспоминала в деталях недавнюю поездку и водителя Николая.

…Рассветало.  За высотными домами, сложенными словно из белого сахарного рафинада, медленно поднималось солнце.  Выглянув с балкона, Татьяна неожиданно напротив подъезда увидела знакомый оранжевый «КамАЗ»…

Александр ДОБРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.