А путь лежал через Приднестровье…

«Эта тема волнует не только венгров, но и специалистов из целого ряда стран: Украины, Приднестровья, Болгарии…». Такими словами начал повествование о сделанном открытии в области древней истории заведующий НИЛ «Археология» ПГУ им. Т.Г. Шевченко Виталий Синика. Недавно приднестровские исследователи вернулись из Венгрии, где рассказывали о находке на берегу Днестра, в Слободзейском районе, названной доктором наук Будапештского университета Аттилой Тюрком сенсационной.

А всё дело в том, что именно в Приднестровье были получены бесценные данные, проливающие свет на расселение финно-угорских народов в конце первого тысячелетия нашей эры. К этой языковой семье, как известно, относятся и венгры, и финны, и жители Тюменской области РФ: ханты и манси (ближайшие родственники венгров), а также саамы, вепсы, ижора, пермь…

Относительно прародины венгров (в латинских источниках: «Magna Hungaria», Великая Венгрия) существуют самые разные версии. По данным археологов, полторы тысячи лет назад предки венгров (угров, как их именуют древнерусские летописи) спустились вниз, в Южное Приуралье, затем перебрались на Среднюю Волгу, а оттуда – в Северное Причерноморье, в историческую область под названием «Ателькуза» (Этелкёз – в переводе с венгерского «междуречье»), и уже отсюда – в Среднее Подунавье (Паннонию), Прикарпатье.

Сами венгры полагают, что их прародина находилась где-то к востоку от Уральских гор. Таким образом, на пути к Дунаю им пришлось одолеть огромные пространства, и путь этот был сопряжен с кровопролитными боями, столкновениями с представителями других кочевых культур: хазарами, аварами, печенегами, булгарами (отдаленными предками современных болгар).

В 1896 году венгры праздновали тысячелетие обретения исторической родины. Однако сам процесс переселения остается во многом неизученным. Далеко не сразу были выработаны критерии, по которым идентифицируются средневековые погребения кочевников, как принадлежащие к венгерской культуре. Лишь со временем специалисты выявили особенности погребального обряда, вычленили его из средневековой степной культуры в более широком смысле. Немалая роль в этом принадлежит и приднестровским археологам.

По словам Виталия Синики, древним венграм свойственны захоронения в прямоугольных ямах, с западной ориентировкой. В ногах воина нередко помещался череп лошади. В погребении встречаются характерные образцы оружия, обмундирования, предметов быта, ритуальный инвентарь (например, фрагменты золотой фольги, скорее всего, то, что осталось от ритуальной маски).

Погребения такого типа находили под Слободзеей ещё в 90-х. А недавно, в 2018 году, было найдено новое. В нем ученые обнаружили кость животного (вероятно, лошади), помещенную возле плеча воина (доля покойного в ритуальной тризне?), золотую фольгу в области головы, пояса и ножен кинжала, узнаваемо-венгерскую бляшку, наконечники стрел, накладки на лук, длинный боевые нож, топор, а также кресало, бытовой нож, шило. Радиоуглеродное датирование показало, что погребение относится к 850-855 годам н.э.

Выходит, приднестровские находки и относятся ко времени великого переселения венгров. Всего, как отмечают археологи, известно около 60 пунктов в Северном Причерноморье (Левобережье Днестра, междуречье Прута и Днестра), где сосредоточены венгерские памятники, относящиеся к осевому времени, когда во многом решалась судьба этого народа.

Кочевники-венгры (как и любые кочевники!), разумеется, не были паиньками. Это был воинственный народ с ярко выраженной наступательной тактикой, соответствующими стилем жизни, военным опытом. В материале под названием «В поисках родины. Древние венгры в Приднестровье» журналист ИА «Новости Приднестровья» Александр Корецкий пишет: «На сегодняшний день известно, что народ «ал-маджгарийа», как называли венгров средневековые арабские географы, в IX веке контролировал огромные пространства степей Северного Причерноморья. Авторы того времени писали, что венгры обладали мощной лёгкой кавалерией, основу которой составляли всадники-лучники».

Впрочем, и соседи венгров (авары, булгары, печенеги, хазары) также принадлежали к суровой семье степняков. Известно, к примеру, что в 889 году венгры под натиском печенегов покидают северное побережье Азовского моря и направляются в Ателькузу. Печенеги, в свою очередь, заключили союз с болгарским царём Симеоном и, воспользовавшись тем, что угры ушли в поход, в 895 году ворвались в Ателькузу и перебили всех поголовно женщин, детей и стариков. Вернувшись из похода, венгры нашли свою землю «пустынной и разорённой», а пастбища – занятыми врагом. Убедившись, что им уже не справиться с печенегами, венгры двинулись на запад. Продвигаясь, они должны были встречать отчаянное сопротивление местных племен, включая и живших по Днестру, на наших землях, славянских племен тиверцев и уличей. Впрочем, как полагают иные исследователи, в Приднестровье соседство земледельцев и кочевников на определенных этапах вполне могло иметь характер взаимовыгодного сотрудничества.

Так, по крупицам доходят до нас сведения о жизни древних. Безусловно, соприкасаясь, сталкиваясь с другими культурами, венгры многое от них заимствовали как в языковом, культурном, так и в военном, бытовом планах. Они ассимилировались с местными племенами и, в свою очередь, оставляли след в их культуре. Если утрировать эту мысль нарочито в сенсационном плане, как любят журналисты, получится, что корни знаменитого художника эпохи Возрождения Альбрехта Дюрера, венгерского происхождения (настоящая фамилия – Айтоши), связаны и с Приднестровьем.

Приднестровские археологи отмечают, что к 896 году далеко не все угры ушли из наших мест. Многие остались, смешались с оседлыми жителями. Так что, в некотором смысле и, опять-таки, утрируя, в венах приднестровцев течет и венгерская кровь.

«Археология приносит новые знания, новые представления о том, что было раньше, как мигрировали народы, как складывались новые культуры, как они взаимодействовали, – поделился мыслями ректор ПГУ Степан Берил. – А это – то, что объединяет всех людей. И без преувеличения могу сказать, что здесь, в Приднестровье, нашими археологами совершаются открытия мирового уровня, имеющие отношение к общечеловеческой истории».

Так, в очередной раз наш край подтвердил статус контактной зоны, перекрестка миров, или, как выразился Степан Иорданович, исторического «тигля», где взаимодействовали, переплавлялись самые разные народы и культуры, образуя новый, особо прочный в силу своего многонационального состава и традиций добрососедства, приднестровский сплав.

Николай Феч.