Помнит Вену, помнит Альпы и Дунай…

Их мало осталось таких, как наш герой, рядовой Великой Отечественной войны, победивший в ней. Потому и внимание к ним особое, ведь они – наша история, наша память и пример молодым.

Когда 25 ноября 1924 года в семье Ивана Сергеевича и Арины Федоровны Сущевских родился первенец, молодые родители могли, конечно, предположить, что впереди у новорожденного будет жизнь, полная радости, неудач, встреч и невероятных событий. Но разве могли они думать, что таких… Перед началом Великой Отечественной войны Сущевские жили в селе Глином Слободзейского района. В школе Федору особенно запомнились уроки немецкого языка, которые вел Григорий Валерьянович (к сожалению, фамилию учителя ветеран уже не помнит).  «Немец» был пожилым человеком и не скрывал, что во время Первой мировой войны попал в плен и несколько лет жил в Германии, где и освоил язык. На своих уроках особое внимание обращал на четкое произношение слов, и если ученик выговаривал их неправильно, качал головой: «Так немец не скажет, а ну попробуй еще». Он заставлял ребят повторять слова вновь и вновь, до тех пор, пока не произнесут так, как надо. Мальчишкам не очень хотелось учить чужой, совершенно ненужный, как они считали, язык. Разве могли они тогда, в 41-м, предположить, что самыми главными для них станут знания не математических теорем, не формул по химии и физике, а того самого немецкого языка. Многие потом с благодарностью вспоминали своего старого строгого учителя.

Ветеран хорошо помнит то страшное военное время –  Ясско-Кишиневская операция для него, как для многих советских людей, явилась началом фронтового пути. Ему довелось вместе с боевыми товарищами переправляться через Дунай несколько раз, и было это в разных странах. Впервые –  возле румынского города Галац. Тогда нашим солдатам под градом вражеских бомб, снарядов и пуль нужно было на паромах и бронекатерах Дунайской флотилии переплыть реку, потери при форсировании которой были значительными. «Переправа, переправа… Кому память, кому слава, кому темная вода, – ни приметы, ни следа». Как правильно сказал об этом поэт Твардовский. К счастью, Федор Иванович оказался в числе тех, кто «в огне не горит и в воде не тонет», даже ранения обошли его стороной.

А в Югославии Ф.И.Сущевский участвовал в боях за Белград. И за его освобождение награжден медалью. Там ему довелось быть в составе охраны Броз Тито – Верховного Главнокомандующего народно-освободительной армии, который в будущем стал президентом Югославии.   И венгерский Секешфехервар помнит. Кстати, этот город не понаслышке известен и другим ветеранам войны – уроженцам Слободзейского района. Бои шли в нем самом и в его окрестностях. В Венгрии Секеш (его так сокращенно зовут многие местные жители), как Сталинград в России. Так вот тут произошёл интересный случай: взвод Сущевского остановился на ночлег в одном из домов, где наших солдат радушно встретили. Хозяин пригласил всех на ужин, а потом неожиданно заговорил по-русски. Как выяснилось позже, он был из России и до войны эмигрировал в Венгрию, а теперь не скрывал радости, слыша родную речь. Он признался, что всё бы отдал, только бы умереть в России и быть похороненным на родной земле, освобожденной от фашистов.

Ф. Сущевский.  Осень 1944 г.

А вот еще эпизод из жизни фронтовика.  В одном из боев у озера Балатон (это тоже в Венгрии) Федор Иванович был ранен, но пролежал в госпитале всего неделю, торопился догнать свой полк, который подходил уже к границе с Австрией. В этой стране потом и встретил долгожданный день Победы. И чтобы он наступил как можно быстрей, солдаты его 91-го полка проводили в тылу врага очень опасные и дерзкие диверсионные операции. Целью одной из них было вывести из строя железную дорогу, по которой фашисты доставляли в Вену оружие и боеприпасы. Боевую задачу выполнили успешно, но враг все же сумел их обнаружить. Завязался неравный бой… Наших было шестнадцать человек, а их – около сотни, но точный выстрел младшего сержанта Ф.И. Сущевского по вражескому бронетранспортеру решил исход операции. За это его наградили медалью «За отвагу» и десятидневным отпуском.

И вот он в родной Слободзее. Долгожданную встречу с отцом и матерью омрачили разруха и голод. Арине Федоровне как любой матери хотелось как можно лучше накормить свою кровиночку, но получилось так, что солдатский паек сына стал основной едой на столе, за которым собралась вся родня.  Пытаясь успокоить мать, Федор произнес: «Мама, не горюй! Про тебя Некрасов знаешь как сказал: «Арина – мать солдатская». Мы еще заживем, и все у нас будет хорошо! Вот увидишь. Дай только добить фрица».

Стихи поэта малограмотная Арина Федоровна услышала впервые, но всем сердцем уловила их смысл и просила сына лишь об одном – остаться живым и невредимым: «Сыночек, ты незаметно молись, читай «Отче наш», мы тебя будем ждать».  Из отпуска в свой полк вернулся с еще большей ненавистью к врагу. И ему снова не раз приходилось встречаться лицом к лицу со смертью. В конце апреля 1945-го вместе с другими бойцами получил приказ проверить достоверность данных разведки о том, что в небольшом австрийском городке, находившемся уже в тылу наших войск, появились вооруженные фашисты.  «Городок чистый, аккуратный, а австрийцы – хозяйственный народ, нам у них этому нужно еще поучиться, – начал рассказ Федор Иванович. – Обошли почти всех, но немцев не обнаружили. Оставшиеся дома   решили проверять в одиночку. Захожу я во дворик небольшого ухоженного коттеджа – тут весна, деревья цвести начинают. Немолодая фрау возраста моей мамы копошится у крыльца. Все, кажется, тихо, мирно, хотел было уже уйти, чего женщину зря беспокоить, но в последний момент открываю дверь, а на меня пистолет направлен…». Для ветерана до сих пор остается загадкой, каким образом удалось ему штыком убить того верзилу.

После Победы все солдаты ждали приказа о демобилизации, но немногие из них сразу вернулись домой. Младшего сержанта Ф.И. Сущевского демобилизовали лишь в апреле 1949 года, спустя четыре года после окончания войны. Значит, нужен был еще он в армии!  И только потом наступила гражданская жизнь. Более сорока лет работал в Слободзейском узле связи, сначала рядовым монтером, а затем возглавлял это учреждение. К боевым наградам добавились трудовые. Самая высокая из них  – Орден Почета, которым Федора Ивановича наградили в этом году, в дни празднования юбилея   Слободзеи.

Сегодня ветеран окружен особой заботой и вниманием сына, дочери и родных в целом. У него три внука и три внучки, есть уже правнуки. Самая младшая внучка названа Ариной, в честь ее прабабушки – матери Федора Ивановича.

А на днях ему исполнилось 95 лет. Все планы на будущее (в том числе дожить до ста лет) он связывает с надеждой, что мир будет прочным и приднестровцы станут жить счастливо.

Татьяна ВАСИЛЬЕВА, г. Слободзея, учитель средней школы№2.