«МОЕ ТВОРЧЕСТВО – ЮБИЛЕЮ ГАЗЕТЫ!»

Собачье сердце

Бушевала весна. Пение птиц радовало душу.

Идя по улице, я увидела такую картину… Кто-то выбросил на улицу двух маленьких котят, которые жалобно мяукали. При виде этих беззащитных, исхудавших и одиноких созданий в сердце защемило.

Вдруг из подворотни выбежала маленькая собачка, а за ней следом, переваливаясь с боку на бок, два щенка. Она, не думая долго, схватила первого, а затем второго котенка и утащила с важным видом в конуру. Малыши стали молочными братьями.

Месяца через два-три я вновь прогуливалась по этой улице. Во дворе забавлялись все четверо дружных малышей. Подкармливали собачью семью уже все, кто знал об этой трогательной истории, а слухи о ней распространялись в других местах города. За такой поступок каждый из жителей района проникся к собачке глубоким уважением и при любой возможности заботились о детенышах матери.

Через некоторое время на этой улице уже не было видно окрепших и ухоженных, обласканных материнским теплом усатых братьев – их забрали сердобольные люди. Собака, сидя у своей будки, уже не думала о том, как сложится судьба ее воспитанников. Собачье сердце было спокойно…

Горлинка

Живу я на втором этаже пятиэтажного дома. Перед самым моим окном раскинул крону клен, в ветвях которого свила уютное гнездышко горлинка. Она не раз прилетала на подоконник собрать приготовленное для нее угощение – то хлебные крошки, то пшено.

Так мы и подружились. Горлинка была очень красивая – сама серенькая, а манишка и треугольный галстук черного цвета. Ее черные глазки-бусинки с хитрецой и вниманием наблюдали за мной, когда я что-либо делала на кухне.

Прошло время, и она стала горлинкой-наседкой. В гнезде тихонько ворковала, словно разговаривая, зная, что скоро вылупятся птенцы.

Но неожиданно пришла беда… Соседка пожаловалась в ЖКХ на то, что одна из веток дерева иногда достает до ее окна на третьем этаже. Приехала бригада и спилила две ветки, на одной из которых было гнездо моей немногословной подружки. Гнездо свалилось с ветки на землю, и все яйца разбились, а горлинка еще долго кружилась над ними… Что было на сердце этой птички, нам неизвестно, но понимают ее чувства те, чьи души небезразличны к братьям нашим меньшим.

Прошло четыре года. По двум спилам на дереве долго текли слезы. Его ветки постепенно засыхали. Дерево болело и постепенно умирало…

С тех пор пропала моя гостья. И мне снятся по сей день ее печальные глаза-бусинки.

Раиса Паршина.
г. Тирасполь.