А поутру они проснулись

Осторожно: в этом материале автор высказывает собственное мнение, которое может идти вразрез с мнением читателя. А именно – автор выступает против украшения квартир живыми елками. И дело даже не в экологии.

Эта странная традиция вызывала у меня неосознанное неприятие еще с детства. Живая елка дома – она в какой-то мере еще более искусственная, нежели пластиковая. Это чем-то напоминает историю с Дедом Морозом. В детстве, как и сейчас, я верил в существование этого персонажа, однако никак не мог понять, зачем взрослые мужчины (а в детских садах – еще и женщины) переодеваются в Деда Мороза, если он действительно существует. И вполне может наказать незадачливого самозванца, когда собственной персоной заявится на утренник в детский сад «Колосок».

И вот, обманув уже однажды, вы приносите в свой дом купленную живую (спиленную) ель или, что еще более странно, сосну. Нет, никто не запрещает вам поставить любое дерево. Можно поставить тополь, березу, а можно и куст амброзии высадить на линолеуме – почему нет, если сосна тоже в деле? Это же так логично и достойно здравомыслящего человека – держать спиленное дерево у себя дома!

Особенно это касается верующих людей. Вопреки всем глубоким религиозным изысканиям, каких-либо указаний на дерево как символ празднования Рождества Христова в Новом Завете нет. Описан лишь Вход Господень в Иерусалим, когда народ приветствовал его с ветвями финиковой пальмы в руках. В тех славянских регионах, где пальмы не растут из-за холода, их замещением традиционно служила верба. То есть про елку – ничего. Нет, существует, конечно, полудетская легенда, что вблизи хлева, где родился Иисус Христос, росли ель, олива и пальма, однако ничего общего с христианством она не имеет.

Появление обычая ставить в домах ель в праздник Рождества Христова предание связывает с именем святого Бонифация, жившего в VII-VIII вв. Проповедуя в Германии среди язычников и рассказывая им о Рождестве Христовом, он срубил дуб, посвященный богу грома Тору, чтобы показать язычникам, насколько бессильны были их боги. Дуб, падая, повалил несколько деревьев, кроме ели.

Как известно, Петру I очень понравилось в Европе, и, вернувшись домой, он повелел «по улицам… перед воротами поставить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых… стоять тому украшению января в первый день». Таким образом, мы переврали перевранное Петром I и решили затаскивать срубленные деревья в свои дома.

В советское время изначально елка не приветствовалась, так как напоминала о религии и Рождестве. Ставить ее в доме стало даже опасно. Но 28 декабря 1935 года в газете «Правда» появилась статья под заголовком «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку!». Сталин это поддержал (а скорее даже не поддержал – инициировал). Я уверен, что мудрый правитель понимал суть елки как символа нового язычества, объединяющего людей. Пусть и с коммунистическим послевкусием пионерского хоровода.

Отношение людей к религии и языческому прошлому (вроде излюбленной Масленицы) всегда напоминает мне анекдот: «Либо снимите крест, либо наденьте штаны». Нет, не скрою, что я сам суеверен. Так уж вышло, что я следую этому, как Алиса следует за Белым Кроликом. Я знаю, что нельзя сидеть на столе (не из-за этикета), проходить через «собачьи ворота», а когда ешь какой-то фрукт первый раз в году, следует загадать желание. Я также знаю, что нельзя лишать людей новогодней елки (хотя вообще-то она рождественская). Но почему бы не заменить ее хотя бы у себя дома искусственной?

Экологи, кстати, отнюдь не придерживаются моего мнения. Вот что говорят ученые. Углеродный след выброшенной двухметровой искусственной ёлки — около сорока килограммов CO2. В случае живой ёлки, которую выбрасывают на свалку, эта цифра гораздо ниже — шестнадцать килограммов CO2. Но экологи забывают, что искусственные ели выбрасывают не ежегодно – как минимум 10 лет она прослужит, а то и больше, пылясь где-нибудь на антресолях. Живые же елки в немалом количестве выкидывают в один и тот же контейнер, вместе с другим мусором вроде пакетов и стройматериалов. Иногда мне кажется, что экологи живут в каком-то выдуманном мире и ходят в розовых очках. Так что пластиковая ель все же экологичнее. И да, не знаю никого из горожан, кто ездил бы сдавать ненужные полуживые после праздников елки (а, собственно, где их принимают?). Скорее, могут выкинуть около подъезда и предоставить эту высокоэкологичную работу дворникам.

А еще – широкая русская душа как пилила елки и сосны в декабре, нарушая закон, так и пилит. Да-да, «в хвойных питомниках можно приобрести…» и т. д.

Можете не согласиться со мной, но, повторюсь, я называю это новым язычеством. Не саму живую елку дома, а отношение нашего человека к ней. Хорошо, что в некоторых сферах уже начали отходить от надуманных, дурацких традиций постсоветских времен. Вроде той, когда на 1 сентября и 25 мая каждый ученик приносит учительнице букет цветов в подарок. Как вы помните, эта огромная кипа цветов потом стоит в классе около доски, в ведре с номером кабинета – в этом ведре техничка моет тряпку. Современные родители договариваются о том, чтобы подарить преподавателю один (ну, максимум – два) букета. Оставшиеся деньги можно и не бросать в урну индустрии елок и цветов, а, например, закупить канцелярские принадлежности для нуждающихся детей, чем занимаются волонтеры.

Привычка есть привычка, писал Марк Твен, её не выбросишь за окошко, а можно только вежливенько, со ступеньки на ступеньку, свести с лестницы. Отличить привычку от реальной традиции – очень сложно. А вы готовы сесть и подумать: нужно ли лишенное корней дерево в моей квартире?

Андрей ПАВЛЕНКО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.