Литературная страница

Зовут новые горизонты

В конце ушедшего года старейшей писательской организации Приднестровья исполнилось 70 лет. К этой знаменательной дате был выпущен литературный альманах «Наши горизонты», на страницах которого представлено творчество писателей г. Бендеры. Созданное в 1949 году при редакции городской газеты «Победа», литературное объединение в 1995-м успешно влилось и стало составной частью союза писателей Приднестровья.

Сегодня ЛИТО «Горизонт» представлено именами Светланы Мазериной, Владимира Денисенко, Виталия Хватова, Петра Жекова, Зои Витковской, Евгении Ерёменко, Владимира Перстнёва, Александра Тихонова, Георгия Панова, Натальи Дендемарченко и др. Председателем организации вот уже которое десятилетие является почётный гражданин города, поэт и публицист Леонид Литвиненко. И сегодня «Горизонт» в гостях у газеты «Приднестровье».

Мой Лермонтов

Много песен про Россию спето,

Но всегда благословляя жизнь,

По страницам моего поэта,

Как по жизни, я хочу пройтись.

Ведь и до сих пор я слышу внятно

Голос тот, наполненный тоской.

Как клянется неземною клятвой

Гордый Демон женщине земной.

Вижу стан грузинки черноокой

И холодный блеск её ланит,

И «белеет парус одинокий»,

И «звезда с звездою говорит».

Вглядываясь в прошлое несмело,

Я терзаюсь над такой судьбой.

Как грустит украденная Бэла,

Как томится Мцыри за стеной.

Не ушло бесчестие в потёмки,

Не исчезла наглость подлецов.

И живут надменные потомки

Подлостью прославленных отцов.

Говорить о вечности – не смею.

Но, конечно, очень бы хотел.

Надо мной чтоб, вечно зеленея,

Тёмный дуб склонялся и шумел.

Пискарёвка

Огонь дрожит, как на ветру листовка,

Шеренги вставших липовых аллей.

Кричит во мне доныне Пискарёвка

Непостижимой правдою своей.

Как боль сердец, как все людские всхлипы,

Та правда до предела жестока:

Дать человеку полкило олифы

И клея килограмм…  для доппайка.

И тяжелеет взгляд, куда ни гляну,

И рядом лист, как воплощенье бед,

Где маленькая Савичева Таня

Нам сообщает: «Савичевых нет…».

Их было десять, живших раньше, десять!

И строки потрясающих замет:

Когда кто умер – день,  и год, и месяц –

И снова крупно: «САВИЧЕВЫХ – НЕТ!».

Огонь дрожит, как на ветру листовка,

И мать с венком, как символ матерей.

Живёт во мне отныне Пискарёвка

Непостижимой правдою своей.

Когда эфир клокочет неустанно

Зловещим ощущением беды,

Я думаю о Савичевой Тане,

О килограмме клея для еды.

Леонид ЛИТВИНЕНКО.

Хорошее настроение

Ты не думай о плохом,

Думай о хорошем –

Это лес, проросший мхом,

Вон идет прохожий.

Никуда он не спешит,

Топает тропинкой,

Плащ брезентовый подшит,

А в руках корзинка.

Он идет себе тропой,

Никого не трогает,

Не в загул и не в запой,

А лесной дорогою.

Не обидит он зверьё,

Ветки не сломает.

Вот идет же, ё-моё,

Как пятак сияет.

Светлана МАЗЕРИНА.

Детства моего картина…

Детства моего картина –
Тропка, убегающая вдаль,
Домики, помазанные глиной,
И в окошках светлая печаль.

В этом царстве зелени и света
Время тихой заводью лежит,
Видит сны ромашковое лето,
Над цветком весёлый шмель кружит…

Машет веткой вишня у дороги.
Отчего так долог был твой путь?
Чемодан оставлю у порога,
На скамью присяду отдохнуть.

Много лет у стен родного дома
Голоса родные не слышны,
И листы семейного альбома
Порождают ощущение вины.

Евгения ЕРЁМЕНКО.

Осенняя рыбалка

У Днестра поутру – благодать.

Чуть затеплился лучик рассвета.

И поклёвку не даст мне проспать

Горький вздох отшумевшего лета.

След осенний на стылом песке,

Остывают днестровские воды,

И безудержно вниз по реке

Уплывают бесценные годы.

Окунувшись в туман над рекой,

С тихим плеском исчезнут прощальным…

…Бесполезный подсак под рукой,

И поклёвка – подарком случайным.

Ожидание

А вы верите в чудеса?

Я хочу. Но уже не верю.

А вы смотрите в небеса?

Я смотрю. Небеса темнеют.

Жаль, что детство и юность ушли.

Вот и старость не за горами.

Подрастают мои малыши

И уже все решают сами.

А так хочется нужной быть,

Быть кому-то родной и близкой.

Но все тоньше и тоньше нить.

Ни звонка…

                Ни письма…

                                Ни записки…

Навсегда

На ладонь мне снежинка ложится,

Исчезает, как сон, без следа…

Ваши милые добрые лица

Непреклонные стёрли года.

Вы остались за цепью мгновений,

Там, где память в бессилье молчит.

Смена личностей, душ, поколений…

Бьются волны о вечный гранит.

Завтра будут иные события.

С неба скатится чья-то звезда.

Но готова по-волчьи выть я,

Осознав: вы ушли навсегда…

Вдохновение

Неуловимое, зыбко-туманное,

Кем, для чего и насколько мне данное?

Сутью понятной, итогом неясное

И потому не всегда безопасное.

Только пришедшее, вмиг ускользнувшее,

В быте, заевшем меня, утонувшее…

Но не всегда уж настолько трагичное!

Чудом живучее. И – очень личное.

Муза ГОНЧАРОВА.

Никогда

Я пишу этот рассказ о любви к женщине, моей жене Людмиле, которой сегодня уже нет со мной.

Нас настигла страшная беда. Она умерла после длительной и изнурительной борьбы за жизнь с тяжёлым заболеванием. Долгих 4 года она мужественно боролась со страшным недугом. И ушла…

Ушла несломленной, сильной, с верой до последней секунды, что победит эту болезнь. Даже на последних минутах своей жизни она находила силы жалеть и успокаивать нас, родных и близких, заботясь и переживая о нашем здоровье, о наших проблемах.

Её уже нет. Вместе с ней омертвел и я. Мир для меня опустел. Чувство такое, словно у меня вырвали сердце и душу, но остался мозг, и он настойчиво требует написать что-то хорошее и доброе о ней: светлой, чистой, святой и бесконечно мною обожаемой. Что я и делаю. Потому что завтра может быть поздно. Мне это нужно сделать как можно быстрее. Жизнь стремительно бежит, рядом живут люди, проходит день за днём, а они не замечают счастье, отведенное им. Даром расходуют его. Не ценят и не наслаждаются им. А ведь оно не вечное и хрупкое. Хочу остеречь их и призвать бережно относиться к отведенному для них времени. Счастье – это ежедневно видеть и слышать жену, общаться друг с другом, засыпать и просыпаться вместе, прикасаться друг к другу, прощать и понимать, ждать и скучать, когда её рядом нет. Любоваться, когда она рядом, варит борщ или стирает, занимается детьми или перед зеркалом расчёсывает волосы, приводя голову в порядок. Любоваться, когда она неторопливо раздевается, готовясь ко сну, сладко потягиваясь и загадочно поглядывая в твою сторону, а утром, проснувшись, поспешно одевается, боясь опоздать на работу. Нетерпеливо поглядывать на дорогу, ожидая с работы, и испытывать щемящую, тихую радость, когда оно, твоё счастье, наконец- то возвращается и, улыбаясь, заходит в дом. Сетовать на непогоду, сокрушаться и огорчаться по различным пустякам, но вдвоём. Везде вдвоём. Счастье, что мы вместе, и не беда, что порой не хватает денег, бьётся посуда и есть различные проблемы. Боже мой!!! Какие это пустяки! По сравнению со здоровьем и потерей самого близкого, любимого человека, когда слово «никогда» как приговор имеет место в каждой твоей мысли и во всех твоих воспоминаниях.

Всё, буквально всё, напоминает мне о ней. Разум не хочет примириться с такой потерей, потому и не верит в случившееся. Множество вопросов. Почему так? Где справедливость? Для чего я остался здесь сам, без неё, в этом неуютном и безрадостном мире? Слово «никогда» везде и всюду. На столе солонка, в которой соль насыпана ещё её рукой, аккуратно сложенное белье в шкафу, розы, посаженные её руками. Да буквально во всём виден след её тёплых, натруженных и умелых рук. Её голос и движения, нежная улыбка и взгляд, запах волос и вкусно приготовленная еда – всё теперь в прошлом, и слово «никогда» безжалостно сводит с ума.

Повернуть бы время вспять, я бы пылинки с неё сдувал. Сожалею о не до конца испитой чаше счастья. Быть вместе на этой земле, рядышком и жить друг ради друга. Но есть жестокое слово «никогда». Не вернуть этого. Всё оборвалось, рухнуло. Сожалею о тех сгоряча брошенных словах и поступках, допущенных ранее мною по отношению к ней. Хочется кричать во весь голос от своего бессилия помочь ей, когда она смотрела на меня глазами, полными чудовищной боли и просящими сделать что-нибудь, спасти её. За допущенные ошибки, промахи и невосполнимую потерю. Этот взгляд, полный мольбы и желания жить, сводит меня с ума! Нет, вовеки не забыть мне его! Как жить с этим? Ну как?! А ведь надо!

Вспоминаю строки из стихотворения «Навсегда» бендерского писателя Музы Гончаровой. «Пробую их «переиначить под себя» – и весь трагизм, боль и безысходность ещё более усиливаются.

…Ты осталась за цепью мгновений,

Там, где память в бессилье молчит.

Смена личностей, душ, поколений…

Бьются волны о вечный гранит.

Завтра будут иные события.

С неба скатится чья-то звезда.

И по волчьи готов завыть я,

Осознав: ты ушла навсегда…

Но я бесконечно благодарен Богу за это светлое создание, которое он мне ниспослал. За те 40 лет сказочной, прекрасной и полной гармонии совместной жизни. Все последующие годы я буду жить воспоминаниями о своей жене, святой и чистой. Спасибо тебе, моё солнышко родное, за любовь и счастье, за мудрость и разум, за верность и честность. Спасибо за твои искренние молитвы, уже будучи обреченной, о нас и достойном будущем наших детей и внуков. Мы любим тебя и будем помнить всю жизнь!

Владимир Денисенко.

(январь 2020 года).