Несокрушимый Арестов

В нынешнем году мы будем отмечать юбилей Приднестровской Молдавской Республики. Страна уже 30 лет пишет собственную летопись, в которой есть и радость побед, и горечь поражений, и множество разных событий. Три десятка лет по меркам истории – срок совсем небольшой, но для человеческой жизни весьма значительный. Стираются из памяти имена и лица, забываются детали и частности. Газета «Приднестровье» начинает публикацию рассказов о людях, которые стояли у истоков создания нашего государства. Для того, чтобы в бурном потоке времени никого не забыть и ничего не потерять, чтобы молодые поколения, родившиеся в Приднестровье, знали, кем они могут гордиться. Первым в галерее портретов эпохи стал Виктор Михайлович АРЕСТОВ.

ТРЕВОЖНАЯ ПАМЯТЬ

В последние годы ему особенно часто вспоминается война. Настолько ярко и чётко, будто всё это было вчера. Вот он видит, как пинком распахивается дверь родительской хаты, на пороге возникает немецкий солдат и требовательно кричит: «Матка, яйки, курка!..». Вот на его глазах полыхают дома односельчан, подожжённые фашистами… Вот он вместе с матерью и коровой прячутся в погребе, а сердце заходится от страха, что их могут обнаружить… Вот он слышит с улицы испуганный голос соседки: «Куда ж, пане, вы меня ведёте?». И короткий, глухой пистолетный выстрел… Потом он найдёт её припорошенное соломой тело в своём дворе… Вот они с матерью петляют по минному полю, убегая из села и… задевают провод минной ловушки.  Господь уберёг. Это были мины, вылетавшие из грунта и дававшие доли секунды, чтобы упасть и, может быть, не погибнуть. Они успели упасть и остались в живых.

Село Рубежное на Харьковщине (не путать с городом Рубежное), где родился и вырос Витя Арестов, было основано ещё в XVII веке. Именно сюда переселились из Московии его предки. Здесь его, десятилетнего, застала Великая Отечественная война.

Бои на Северском Донце шли ожесточённые. С осени 1941-го по весну 1943-го местность несколько раз переходила из рук в руки. Он пережил три оккупации, во время которых хлебнул столько лиха, что и взрослому не под силу. Наверное, поэтому воспоминания почти 80-летней давности сегодня всё чаще и чаще тревожат память, освободившуюся от бремени повседневных трудов и забот, и не дают покоя живому уму Виктора Михайловича Арестова.

ПОКОЛЕНИЕ, ЛИШЁННОЕ ДЕТСТВА

У поколения, лишенного детства, главным условием было выжить. За время лихолетья основательно поредела многочисленная семья Арестовых. От полученных на фронте ранений в госпитале умер отец, погибли в боях брат Александр и сражавшаяся в партизанском отряде сестра Дуся, пропал без вести брат Пётр. Голод 1947-го помогла пережить корова Красотка, та самая, которую прятали от немцев в подвале. После окончания семилетки Виктор мог рассчитывать только на себя. Но надо отдать должное, в стране, поднимающейся из руин и залечивающей смертельные раны войны, для молодёжи были открыты любые дороги для учёбы и работы.

Свою судьбу он выбирал с присущим юношеству максимализмом: мечтал быть конструктором самолётов, но после окончания семилетки поступил в ветеринарный техникум; проучившись год, бросил всё и отправился в Одесскую мореходку. Документы у него приняли без проблем, но отказали другу. Вдвоем подались на Харьковский завод в ФЗУ. Через три месяца каторжной работы желание стать пролетарием сошло на нет, и Виктор возвращается в Одессу. Здесь выбор определился окончательно: он поступает в высшее морское медицинское училище.

ВЫБОР, ОПРЕДЕЛИВШИЙ СУДЬБУ

Военный медик… В этом понятии заключены, по сути, две профессии, где знания и навыки медработника неотделимы от потенциала боевого офицера, а долг врача столь же высок, как и долг защитника Отечества. Понятно, что получить столь престижное образование могли лишь избранные. Не стоит путать сегодняшнее, несколько перекошенное понятие избранности с послевоенным. В те годы критерием оценки при поступлении в элитные учебные заведения служили светлые головы детей войны и их рабоче-крестьянское происхождение.

1954 год… 23-летний красавец-офицер получает направление на Северный флот, где служит фельдшером медицинской службы на крейсере «Александр Невский». Именно в эту пору в его жизнь приходит любовь, единственная и неповторимая на всю оставшуюся жизнь. Юная Жанна Таранец стала по жизни верной спутницей и путеводной звездой. Их объединили не только чувства, но и общая профессия: жена тоже оказалась врачом. Ради того, чтобы всегда быть вместе, Арестов круто меняет свою жизнь. Он демобилизуется и переселяется в Тирасполь по месту жительства супруги. Отсюда поступает в Кишинёвский медицинский институт, и в 1964 году с отличием оканчивает стоматологическое отделение.

Трудно сказать, какие тайные силы руководили Арестовым, без сожаления сменившим блестящие перспективы военного медика на гражданскую специальность челюстно-лицевого хирурга. Только последующие события показали, насколько правильным было его решение. Тогда он даже не мог предположить, что все главные дела его жизни ещё впереди.

ПО ПРИНЦИПАМ ГУМАННОСТИ

Люди, родившиеся и прожившие часть жизни в прошлом веке, не могут не помнить советскую стоматологию. Бормашины с ременной передачей, работающие на низких оборотах, создавали у пациентов непередаваемые ощущения. Советские граждане реально боялись посещать зубных врачей из-за нестерпимой боли и практического отсутствия анестезии. Обезболивание, и то не всегда, применялось только при удалении зубов.

Молодой врач Арестов прекрасно знал о существовании системных проблем в стоматологии и протезировании. Он мог бы спокойно работать на этом поприще, как сотни его коллег, и, как они, вместо анестезии уговаривать пациента самой распространённой фразой: «Потерпите, сейчас будет немножко больно!», завершавшейся воплем больного. Но он рассуждал иначе, исходя, главным образом, из соображений гуманности – максимально облегчать страдания людей.

Вскоре Виктор Михайлович становится главным врачом открывшейся в Тирасполе стоматологической поликлиники и новатором в освоении нового стоматологического оборудования, основанного на пневматике (сжатом воздухе), значительно облегчавшего труд врачей, зубных техников и страдания пациентов. В должности главного врача и стоматолога-хирурга Арестов проработал три десятка лет. За это время при его непосредственном участии были построены ещё две стоматологические поликлиники. Руководимое им учреждение становится школой передового опыта в Молдавии, а затем и в СССР. За отлично поставленную профилактическую работу и организацию помощи больным стоматологическая поликлиника Арестова, представленная на ВДНХ отдельным стендом, была награждена серебряной медалью союзной выставки, а сам Виктор Михайлович представлен к одной из высших наград страны – ордену Трудового Красного Знамени.

У ИСТОКОВ РЕСПУБЛИКИ

А потом рухнул Советский Союз… Но ещё за несколько лет до этого события Арестов включился в непримиримую борьбу с национализмом. Он становится одним из основателей группы Интердвижения Приднестровья, депутатом последнего созыва Верховного Совета МССР, где в составе команды приднестровских народных избранников отстаивает право на второй в Молдове государственный язык – русский. Их работа шла, по сути, в логове врага. Парламент республики, пока не формально, но уже фактически отделившейся от Советского Союза, заходился в националистическом угаре, стремясь всеми средствами разрушить «оккупационный режим Москвы». Маленькая группа приднестровских депутатов подвергалась не только моральному давлению, но и реальной опасности физической расправы.

Недоговороспособность соседей, как все мы знаем, привела к созданию Приднестровской Молдавской Республики. Процесс становления органов государственной власти и управления в нашей маленькой стране уникален и не имеет аналогов на всём постсоветском пространстве. Если для других суверенных республик бывшего СССР государственное строительство происходило на основе хорошо налаженной системы республиканских органов управления, то в Приднестровье оно началось с нуля, да и ещё в условиях непризнания. В этом сложном и неимоверно ответственном процессе Арестов принимал самое непосредственное участие в статусе депутата Верховного Совета двух первых созывов.

БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ

Честно выполнив долг перед Родиной, он в 70 лет уходит на пенсию. Но насладиться прелестями заслуженного отдыха не пришлось. Двух лет не минуло, как у Виктора Михайловича определяется новая веха деятельности, теперь уже на общественном поприще. Он возглавил союз русских общин Приднестровья. В этот период ещё остро стояла проблема получения приднестровцами российского гражданства и обмена уже действующих паспортов.  Справиться с потоком людей, желавших стать россиянами, консульский отдел посольства РФ в Молдове не мог. К важному делу были подключены русские общины.

Годы руководства Арестовым этой общественной организацией можно назвать временем её наибольшего развития и расцвета. Он умел отстаивать и отстаивал позицию приднестровцев на любых уровнях: в Кишинёве, Москве, в мировом сообществе соотечественников. Огромен вклад Виктора Михайловича в упрощение системы приёма гражданства, в оказание разнообразной помощи нашим гражданам по линии посольства РФ в РМ. Этому периоду жизни можно было бы посвятить не одну страницу нашей газеты, как, впрочем, и всем остальным.

Можно только позавидовать жизнелюбию Арестова. Думаю, он никогда не смирится с размеренным течением пенсионерской жизни, свободной от забот и проблем. Сегодня он с нетерпением ждёт весны, чтобы в свои 88 лет приняться за обработку дачного участка. Живо интересуется делами государства и свято верит в тот день, когда Приднестровье станет частью Российской Федерации. В завершение нашей беседы, уже стоя у порога, не сразу поняла, что Виктор Михайлович собирается мне показать, а когда сообразила, не поверила своим глазам. Арестов с грацией ужа в одно мгновение свернулся в позу лотоса и замер, как положено в йоге. Этой практикой он занимается, пожалуй, всю жизнь. Нам бы так!

Духом несокрушимое поколение. О нём ещё не всё сказано, написано, запечатлено в кадре… Общество, отдавая дань уважения, пока не в состоянии в полной мере оценить его вклад в наше настоящее и будущее. Наверное, потому, что большое можно увидеть на расстоянии, а мы ещё не слишком далеко ушли от их эпохи.

Галина БЕЗНОСЕНКО, г. Тирасполь.

Фото из семейного архива В.М. Арестова.