О дорожниках, строителях, славном вчера и трудном сегодня

В Тирасполе на площадке минпроса прошел круглый стол по проблемам и перспективам подготовки кадров для дорожной и строительной отраслей.

Собственно, сам стол был не очень круглым. Скорее, прямоугольным, хоть и со скругленными углами. По одну его сторону уселись представители минпроса (то есть те, кто должен готовить кадры для строительной и дорожной отраслей). По другую сторону стола сидели директора ДЭУ, строительных управлений и других предприятий. То есть те, кому эти кадры были позарез нужны. Во всяком случае, они сами так говорили.

А во главе стола сидели организаторы – Людмила Тануркова, начальник управления профессионального образования министерства просвещения, и Владимир Плешко, начальник управления строительства, градоустроительства и архитектуры минэкономразвития. Оттуда они и правили дискуссией. И они же ее и начали. Со статистики, которую озвучила Людмила Тануркова. Цифры, надо сказать, грустные:

– С каждым годом выпускников техникумов по строительным профессиям становится все меньше. Например, по специальности «мастер отделочных работ» за 3 года было подготовлено 203 человека. Но сегодня работают всего 28 человек.

Сходная картина и по всем остальным специальностям. Причин, по которым так получается, хватает – здесь и непопулярность самих строительных профессий, и отсутствие отсрочки службы в армии для студентов (они просто не успевают закрепиться на предприятии), и то, что не все учащиеся получают стипендию…

По словам Танурковой, год назад минпрос уже предлагал руководителям строительных предприятий совместно с ведомством внедрять дуальную систему обучения. По идее, эта система должна хоть немного снизить дефицит кадров. И чиновники надеялись, что производственники готовы к сотрудничеству.

Но у производственников, похоже, была своя правда. И нужно признать – во многом их слова были справедливыми.

– Мы только в последнее время начинаем как-то набирать обороты, – сказал один из строительных начальников. – Двадцать лет была пустота. Люди уходили туда, где была хорошая зарплата. И если такой зарплаты не будет, мы их не удержим и сейчас. А мы идем на тендер, и как нам скинуть цену, чтобы получить заказ? Только одним – урезать зарплату. Вот вам и палка о двух концах.

И были свои идеи. Иногда – довольно радикальные.

– Так посмотреть – учатся сейчас в основном на юристов и экономистов, –заявил кто-то из промышленников. – Причем многие идут на платный курс. А давайте на какое-то время отменим платное обучение вообще – и тогда им просто некуда будет деваться. Пускай идут в строители, в техникумы! В училища!

Представители минпроса возражали: «Если у нас исключить платное обучение, то есть и другие страны – и молодой человек просто уедет. И вообще, у нас по Конституции каждый имеет право на образование».

Но промышленник не сдавался. «Надо, чтобы как раньше: ходили по школам и говорили – тебе в 9-м классе делать нечего. И Вася-Петя уходил в ПТУ», – заявил он.

Казалось, этот человек был действительно уверен – все кадровые проблемы дорожников и строителей исключительно из-за того, что можно учиться за деньги. Вот отменить платное образование для пресловутых юристов или экономистов – и вся молодежь тут же пойдет учиться на бетонщиков.

К счастью, с пламенным реформатором никто не согласился, даже его коллеги.

Правда, их предложения в основном сводились к уже сказанному представителям минпроса – ввести отсрочку от армии, увеличить стипендию, повысить престиж профессии строителя… И все чаще участники заседания произносили фразу: «Я вот еще помню, как когда-то…». Можно сказать, она сопровождала почти каждую мысль. Лица говоривших при этом озаряла какая-то светлая печаль – еще бы, при советской власти молодежь толпами шла в ПТУ и техникумы, на стройках было полно рабочих, и да, не нужно было никуда никого заманивать. (Но что характерно – ни один из присутствующих почему-то не вспомнил, что в том же СССР выпускник-инженер, например, в проектном институте получал 120-130 рублей, а его сверстник за станком мог иметь все 200. Вот на чем базировался пресловутый «престиж рабочей профессии». Вот почему и поступали ребята в ПТУ).

В общем, еще чуть-чуть – и мероприятие превратилось бы в клуб ностальгии по былым благословенным временам. Положение спас Владимир Плешко:

– Мы тут собрались, чтобы придумать, что надо сделать. И хотелось бы услышать какие-то конкретные предложения.

Однако ответы, в общем-то, опять свелись к сладостным воспоминаниям и повторению идей министерства просвещения – ввести отсрочку от армии, увеличить стипендию, повысить престиж профессии строителя… Добавились только жалобы на низкий уровень выпускников – они далеко не всегда соответствуют ожиданиям промышленников.

Но вот к слову. Как научить молодых людей работать по современным технологиям, на современной технике – проблема не новая. К сожалению, сегодня государство просто не имеет финансовой возможности купить в каждый техникум новейшее оборудование.

И это проблема не только Приднестровья, в куда более богатой России те же вопросы. Да, государство может помочь – помещениями, преподавателями, но обеспечить все учебные заведения станками или комбайнами – нереально. Каждая единица такой техники стоит десятки, а то и сотни тысяч долларов. Будем в каждый техникум брать хоть по одному – никакого бюджета не хватит.

Воздыхатели о прошлом сетуют: «Вот, мол, при Союзе все было…». А вы не помните, сколько, например, типов зерноуборочных комбайнов было в СССР? Мы помним. Всего 7.

А сколько типов комбайнов сейчас? На соседних сельхозпредприятиях могут быть машины не то что разных марок, и вовсе из разных стран. О станках в этом плане и говорить нечего – их производители исчисляются сотнями.

За чей счет будем покупать тысячи заграничных, цены немалой, «учебных пособий»?

Поэтому в той же России создают так называемые ресурсные центры, которые становятся частью профессионального образования. Государственные учебные заведения дают студентам базовые знания, а в ресурсном центре уже учат работе с конкретной техникой. Но в России эти центры создаются на базе государственно-частного партнерства. То есть при участии и с помощью предпринимателей. Материальной помощью.

А вот с этим у наших бизнесменов не очень хорошо.

И складывается картина парадоксальная: одни готовы учить, но некого. И не всегда есть на чем. А другие вроде бы жаждут заполучить в штат молодых профессионалов, но не могут (или не хотят ?) за это платить. Точно как в анекдоте про идеального работника, который к 22 годам успел и отслужить, и получить диплом, детей у него нет, зато есть 20 лет опыта работы по специальности, а самое главное – зарплата ему не нужна.

И предлагать тут можно что угодно – повысить престиж рабочей профессии или даже вообще запретить учиться на кого бы то ни было, кроме строителя. А еще можно бесконечно сокрушаться о прошлых временах, забывая, что плановая экономика давно кончилась.

Но если вы платите человеку одни деньги, а рядом за такую же работу платят вдвое больше – он не пойдет к вам. Что бы вы ему ни рассказывали.

Может, стоит все-таки попробовать платить?

Сергей ИРОШНИКОВ.

Фото: http://minpros.info/