Я верю: республика будет жить!

Каждое время рождает своих героев. Вот и звезда одного из ярчайших общественных деятелей Приднестровья Владимира Павловича Воеводина загорелась на политическом небосклоне на заре становления республики, когда вопрос был поставлен ребром: быть или не быть? А он, будучи депутатом Верховного Совета ПМР, одним из организаторов забастовочного движения, всей своей неуёмной энергией, всеми фибрами души и своими делами утверждал право народа Приднестровья на самоопределение…

Сегодня, по истечении трёх десятков лет, об этом говорить легко. А в конце восьмидесятых многие были в растерянности: почему так случилось? Почему в стране идёт парад суверенитетов? Откуда в недавнем прошлом здоровом обществе появились деструктивные националистические силы, которые, перевернув историю с ног на голову, сеют смуту и ненависть в обществе? Как противодействовать этому, какие меры предпринимать? Как поступать тем, кого в одночасье назвали людьми второго сорта?

Владимир Павлович Воеводин в то время работал на Молдавском металлургическом заводе. А ещё он был депутатом Временного Верховного Совета ПМР, а позже — и депутатом Верхового Совета ПМР первого созыва. Человек пытливого аналитического ума, он искал ответы в прессе, архивных документах, беседах с политиками разных стран.

Вспоминает бывший депутат приднестровского парламента, а ныне – член Совещательного собрания Надежда Чегурко: «Воеводин, будучи депутатом Верховного Совета ПМР, часто рассказывал коллегам о том, что творится в мире и республике, и видно было, что к каждой беседе был хорошо подготовлен. Он очень убедительно апеллировал цифрами и фактами, помогал понять то или иное событие. После его рассказов складывалась ясная картина происходящего – политинформатором Владимир Павлович был отменным».

 А начинал трудовую биографию Владимир Воеводин простым рабочим – после службы в армии поступил на работу в Рыбницкий узел связи монтёром. Потом учёба в Одесском институте связи. А в 1984 году перешел на Молдавский металлургический завод, где многие годы руководил цехом связи. Его ценили как грамотного специалиста и активного общественника. Но в полной мере его талант как общественного деятеля раскрылся после развала Союза и парада суверенитетов, в период разгула национализма и, как следствие, активизации забастовочного движения.

– Ты не можешь себе представить, – рассказывал Владимир Павлович мне уже в послевоенное время, – как это было сложно: организовывать первый на территории СССР референдум (как его делать, какие вопросы внести в бюллетень?). Милиция готовилась переходить под юрисдикцию ПМР, а где взять слова присяги? Приходилось думать, искать, принимать решения, порой очень непростые… Но не жаловались и не бездействовали. Нам приходилось создавать республику – другого выхода не было! И для этого не жалко было ни сил, ни времени, ни самой жизни. Трудно? Конечно. А когда нам было легко?

Владимир Павлович трижды избирался в Рыбницкий Совет народных депутатов, а на съезде депутатов всех уровней в Парканах его избрали членом координационного совета по экономическому и социальному развитию Приднестровской республики.

Первый Президент ПМР И.Н.Смирнов вручает Орден Республики В.П.Воеводину.

Воеводин был неутомимым исследователем и грамотным идеологом молодой республики. Ещё бы: столько архивных документов изучить – и в Киеве был, и в Одессе, и в других городах. Он работал во многих архивах, чтобы понять, разобраться и документально обосновать законность создания отдельно взятой республики на левом берегу Днестра. И сегодня, перечитывая его такие всесторонние и глубокие по смыслу публикации в городской и республиканской прессе, понимаешь, что каждая из них могла бы стать частью кандидатской диссертации или главой в учебнике истории…

А в то время его материалы использовались агитаторами от забасткома в работе не только с населением нашей республики, но и в соседних Украине и России. В условиях информационной блокады это было очень важно.

Когда в Приднестровье разразился военный конфликт, Владимир Павлович часто был на боевых позициях защитников Приднестровья, переживал, чтобы у них были и хорошие бытовые условия, и питание, и свежие газеты: моральный дух – не последнее дело на передовой!

Уже после завершения конфликта Воеводин в Верховном Совете возглавил комитет по связям со СМИ и общественностью, в этом плане его заслуги были неоспоримы.

Он с большой заботой относился к журналистам, понимая их высокую и важную миссию. Часто посещал редакции газет, помогал, подсказывал, советовался с редакторами и корреспондентами, как лучше подать ту или иную тему, знал каждого по имени. А когда доводилось им бывать на больших мероприятиях, он обязательно всю компанию журналистов вёл в столовую: «Выбирайте что вам нравится! А то на пустой желудок вдохновения не будет!». И сам рассчитывался за всех. Никто и не удивлялся: это же Воеводин…

– Я видел Воеводина в разном настроении, – вспоминает работник Молдавского металлургического завода, активист забастовочного движения и ОСТК Владимир Олейник. – Иногда он делился своими переживаниями: «Всю ночь не спал, думал, как решить вот эту проблему…» – «И как?» – «К утру пришел к выводу, что разумнее всего надо сделать так…» И рассказывал о своих планах. Но, что самое важное, все планы (конечно, по согласованию с товарищами по забастовочному движению) претворял в жизнь в кратчайшие сроки. Во многом благодаря его усилиям и помощи был открыт рыбницкий корпункт республиканского телевидения. Сегодня об этом мало кто уже знает, но это так. В судьбе многих рыбничан Воеводин оставил добрый след.

Он работал сутками, не жалея себя и тех, кто был рядом с ним. Иногда звонил по дороге из Тирасполя: «Ты не занята? Я заеду…».

– Ты сегодня что готовила? Суп? А я целый день на бутербродах и кофе…

После тарелки супа рассказывал о текущем моменте и просил: «Я сегодня устал, помоги мне составить вот такое обращение. Завтра утром заеду и заберу…». Возражений не принимал: раз сказал – надо сделать!

Были ли у него ошибки? Наверное, были. Были ли у него враги? К сожалению, были и такие, которые боялись и ненавидели его. И однажды в темном подъезде Воеводина подстерегли и попытались убить. Но он выжил, и не струсил, и продолжил борьбу – за республику, за её светлое будущее.

Владимир Павлович Воеводин любил свою работу, любил людей, любил жизнь. Но больше жизни он любил свою республику, созданную волей народа. Десять лет назад его не стало – сердце…

Но живы его идеи, жива, вопреки всем испытаниям, наша Приднестровская республика.

А его идеи, его дело живут. И республика живёт – вопреки всем испытаниям и обстоятельствам. Трудно? Конечно.

А когда нам было легко?

Дина Листюгина.

Фото из архива О. и Е. Воеводиных.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.