Последний бой, он трудный самый

Судя по всему, депутаты Верховного Совета неплохо отдохнули и набрались сил для парламентских баталий. Тем более, что открывшаяся в среду сессия приднестровского парламента V созыва для него последняя. 29 ноября 2015 года войдёт в историю Приднестровья как первый в республике единый день голосования, когда будут одновременно избираться депутаты всех уровней, а также главы сельских и поселковых Советов. 3 сентября, как уже писала наша газета, началась предвыборная кампания, в том числе и по избранию нового состава парламента.

 

 

всЧем меньше времени будет оставаться до начала выборов, тем активнее будут парламентарии. Причём стоит ожидать, что активность начнут проявлять и парламентские «молчуны» – законодатели, которые доселе оставались в тени. На заседании Верховного Совета, о котором идёт речь, правда, задавал тон «актив».

Началось всё с двух депутатских запросов в адрес правоохранительных органов депутата Григория Дьяченко, а закончилось принятием обращения к Правительству ПМР.

 

Друг всех детей

 

Действительно, то, о чём говорилось в депутатских запросах, нуждается в проверке. Но есть две формы того, как это делается. Каждый депутат имеет право обратиться с просьбой разобраться в ситуации в тот или иной орган госвласти, организацию лично от своего лица, а может подключить к этому своих коллег по депутатскому корпусу. На конечный результат форма депутатского обращения не влияет, а вот эффект, в плане общественного резонанса, получается разный. А это весьма важно во время избирательной кампании.

О том, что в некоторых школах самовольно взимается арендная плата с учеников за пользование подаренными Россией новыми учебниками, в народе начали поговаривать сразу же. И по нашим сведениям, компетентные органы уже начали проводить соответствующие проверки. Знал об этом или нет Григорий Дьяченко, редакция нашей газеты не ведает, но он всё же попросил прокуратуру ПМР разобраться в происходящем. Сделал это публично на первом заседании сессии Верховного Совета, подкрепив обращение несколькими фразами декларативного характера.

В интервью средствам массовой информации министр просвещения Татьяна Цивинская заметила по этому поводу: «Мы просим направить не просто депутатский запрос, а конкретно указать номер школы, должность ответственного лица, чтобы можно было отработать действительно как жалобу. Хочу заверить всех, что плата за пользование такой учебной литературой в 2015-2016 году взиматься не будет. И не должна взиматься. Там, где, может, были какие-то перекосы, деньги родителям за арендную плату за российские учебники будут возвращены».

Приуроченные хождения в народ и календарь майя

 

И если в первом случае Григорий Дьяченко решил предстать в качестве самого-самого защитника народа, то во втором запросе – уже как жертва произвола властей. Опять же, если верить парламентарию, то действительно на изложенное в его обращении в прокуратуру, МВД и КГБ необходимо реагировать. Речь идёт о самоуправстве сотрудников милиции, которые решили выяснить у избирателей в округе, по которому был в своё время избран Григорий Дьяченко, о чём он с ними беседовал во время последних встреч. В своём депутатском запросе парламентарий не забыл указать, что посещал он семьи погибших защитников Приднестровья и инвалидов. И не с пустыми руками. К 25-летию республики, как сам он утверждает, и, как видится со стороны, к началу избирательной кампании решил сделать небольшие подарки. Подкуп избирателей в любом виде запрещает законодательство. В данном случае ничего Григорию Дьяченко инкриминировать нельзя. Дело было до 3 сентября, а он сам не зарегистрирован ещё кандидатом в депутаты. Вопрос, правда, остаётся в морально-этической стороне дела. К слову, Григорий Дьяченко не одинок в проявленной до начала избирательной кампании заботе об избирателях. Например, его коллега по депутатскому цеху Вадим Липский решил напомнить о себе избирателям календарями с собственным изображением и поздравлениями с Днём Республики. Вышло несколько казусно. Розданная потенциальным избирателям печатная продукция напомнила небезызвестный «календарь майя» – начинается он 1 сентября этого года, а заканчивается 5 марта 2017-го… Что должно произойти, по мнению депутата Липского, в этот день, лучше, конечно, спросить у него самого.

 

Немного

о законодательной деятельности парламентариев

 

К слову, на обсуждение депутатских запросов Григория Дьяченко на заседании Верховного Совета ушло больше времени, нежели при рассмотрении двух вопросов, касавшихся внесения изменений и дополнений в Жилищный кодекс ПМР. В первом случае речь шла о конкретизации категорий граждан, за которыми по договору социального найма (неприватизированное жильё) сохраняется жильё при их отсутствии  более оговорённых в общей норме закона шести месяцев.  Сюда вошли: военнослужащие-«срочники»;  члены экипажей судов; работники геологических и изыскательских партий; учащиеся вне данного населённого пункта студенты и аспиранты; отсутствующие опекуны и попечители; граждане, проходящие лечение в стационаре; подследственные и подсудимые, а также представители ещё нескольких категорий. Также этим же законопроектом предусматривается дополнение Жилищного кодекса статьёй следующего содержания: «Члены семьи, проживающие в жилом помещении, наниматель которого временно отсутствуют, вправе пользоваться всем занимаемым им жилым помещением на прежних условиях. При этом они осуществляют все права и несут обязанности по договору найма этого жилого помещения. Временное отсутствие нанимателя не освобождает его от выполнения всех обязанностей по договору найма жилого помещения, за исключением случаев, установленных действующими законодательными актами Приднестровской Молдавской Республики».

Во втором случае законопроект, предложенный Правительством, был направлен на исключение пробела в праве. Дело в том, что в настоящее время не определено, кто должен оплачивать комуслуги с момента  получения разрешения на ввод дома в эксплуатацию и до вселения жильцов. Поэтому решено было дополнить перечень тех, кто обязан оплачивать коммунальные услуги, лицами, принимающими от застройщика дом по акту приёма-передачи.

Оба вышеуказанных законопроекта были приняты в первом чтении после не столь долгих обсуждений, как депутатские запросы Григория Дьяченко, что вполне объяснимо – на рутинных обязанностях законодателя сильно не попиаришься. Поэтому участников прений было куда меньше.

 

Зампред Следственного комитета: «Это выдача индульгенции убийцам»

 

Основным же вопросом повестки дня стали предложенные Президентом в порядке законодательной необходимости (предусматривает первоочерёдность рассмотрения) поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие отмену  срока давности привлечения к ответственности за убийство. Напомним, что данная законодательная инициатива главой государства вносится на рассмотрение Верховного Совета уже не первый раз. Также предполагалось распространить действие этой нормы на преступления, совершённые в период, начиная с 1 января 1993 года.

Как раз данное положение законопроекта и вызвало наиболее жаркие дискуссии. По мнению части депутатов Верховного Совета, применение обратной силы к закону возможно лишь в случае облегчения положения людей, преступивших закон. По мнению же полномочного представителя Президента в Верховном Совете Ирины Барбарош, в данном случае не вводится новый состав преступления, не ужесточается санкция, поэтому под данную норму права предложенные изменения и дополнения не подпадают.

Часть парламентариев ссылалась на статью 9 Уголовного кодекса ПМР, в которой в числе прочего сказано: «Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет».

«Норму закона стоит читать в той редакции, в которой она написана. В статье 9 Уголовного кодекса, на которую формально ссылалась часть депутатов,  речь идёт об уголовном законе, которым устанавливается новое преступное деяние или ужесточается мера наказания. Смысл 9-й статьи в том, что мы не можем пересмотреть санкцию в сторону её увеличения. Это и не предполагалось», – заметил в интервью журналистам по окончании заседания Верховного Совета ПМР заместитель Председателя Правительства Александр Кисничан. Что же касается оговорки в статье 9 УК ПМР об уголовном законе, «иным образом ухудшающий положение лица», то толковать её можно по-разному. Дискуссии на эту тему в стенах Верховного Совета, бессомненно, продолжились бы и при втором чтении. Может быть, был бы и консенсус найден, но, забегая вперёд, отметим, что законопроект был отклонён целиком.

Что же касается последствий непринятия данного законопроекта, то, как отмечалось в ходе заседания Верховного Совета, уже прекращено производство из-за истечения срока давности привлечения к ответственности по 9 уголовным делам, связанным с убийством. Также, по озвученной на заседании Верховного Совета ПМР информации, по состоянию на май 2015 года не раскрыто 232 преступления данной категории, совершённых начиная с 1 января 1993 года.

«По прошествии времени иногда всплывают новые факты: свидетель, ранее молчавший по личным причинам, дает показания, или обнаруживается труп пропавшего без вести человека, – сказано в этой связи в обосновании к законопроекту. –  Чтобы восстановить ход событий, приходится заново опрашивать множество людей, сопоставлять показания, пытаться найти истину, но все эти действия могут и не повлечь правовых последствий в виде наказания лиц, виновных в совершении преступления, из-за истечения сроков давности. В данной связи обращает на себя внимание один из наиболее весомых принципов юридической ответственности – принцип неотвратимости наказания, являющийся основным условием ее эффективности».

После жарких дебатов депутатом Андреем Сипченко было предложено провести поимённое голосование. Результат: из 32 парламентариев, присутствовавших в зале заседаний, 18 высказалось против принятия законопроекта, «за» проголосовало 14 законодателей. К слову, комитетом Верховного Совета по законодательству, правоохранительным органам, защите прав и свобод граждан законопроект был рекомендован к принятию в первом чтении с учётом замечаний.  При оглашении этого решения профильного парламентского комитета его председатель Галина Антюфеева сослалась на заключение, сделанное по данному вопросу Общественной палатой России. Да, в нём была дана негативная оценка попытке придать закону обратную силу, но ни слова не было сказано о том, что отменять срок давности привлечения к ответственности за убийство не стоит. Но на определённую часть депутатского корпуса и  заключение Общественной палаты России, куда входят в том числе и ведущие российские юристы-теоретики и практики, тоже не произвело впечатления. Ещё раз повторимся, законопроект был отклонён полностью. Имена тех депутатов, которые, как выразился во время своего выступления на заседании Верховного Совета первый заместитель председателя Следственного комитета Василий Ковач, «выдали индульгенцию убийцам», известны. Напомним, что при рассмотрении несколько лет назад аналогичной президентской законодательной инициативы также проводилось поимённое голосование. При обсуждении предложения Андрея Сипченко нашлись депутаты, которые с раздражением заметили, что делать этого не стоит, так как в прошлый раз некоторые СМИ поместили не только фамилии, но и фотографии проголосовавших против народных избранников. Понять раздражение иных парламентариев по этому поводу можно – таким образом не пиарятся…

 

Борцы

«со всем и за всё»

 

Наконец в заключение заседания было принято постановление Верховного Совета об обращении к Правительству по поводу переезда на новое место Центральной избирательной комиссии. Мы уже писали об этом, поэтому снова вводить читателей в курс дела не станем. Напомним лишь, что Центризбирком оспаривает данное решение Правительства в суде. Исходя из чего, в целесообразности данного обращения возникают большие сомнения. Однако есть несколько «но». Во-первых, опять же это отличный способ части депутатов представить себя в качестве борцов «со всем и за всё». Например, в пылу обсуждения обращения депутат Анатолий Дирун заявил, что будет инициировать вотум недоверия Правительству. Правда, в беседе с журналистами заместитель председателя Правительства Александр Кисничан заметил: «Складывается впечатление, что депутат Дирун не совсем имеет представление об этой процедуре».  Во-вторых, обращение  Верховного Совета  можно рассматривать и как попытку давления на судебные органы.

Это было первое заседание последней сессии Верховного Совета нынешнего созыва. Предполагаем, что последующие будут ещё жарче. Ведь отступать некуда – впереди выборы…

Иван Викторов.