Молчу и подчиняюсь

Аня чувствовала себя дрессированной собачкой с золотым ошейником и послушно «давала лапу», «приседала» и «лаяла», если этого хотел супруг. Она стала затворницей, у которой нет своих денег и уважения к себе.

Уже час назад как закончилась сделка, а Валера не спешил домой. Хоть и сказал жене, что после подписания контракта сразу вернётся, и Аня сможет поехать поздравить бывшую сослуживицу с днём рождения. Ведь двух детей-школьников одних не оставить дома.

Он забыл, попросту не придал значения просьбе жены, и поехал в офис – завезти документы, проверить, как идут дела в агентстве недвижимости. Надо сказать, что дела шли неплохо. За 15 лет бизнес был прилично «раскручен». А ведь начинал Валера с посреднических услуг: кому быстро помогал продать квартиру, купить дом, хорошо разменять жилплощадь с доплатой. Проценты от сделок получал неплохие. Снял небольшой офис, нанял пару-тройку человек. Потом открыл агентство, штат сотрудников увеличил в два раза. Среди клиентов его услуги по обмену, продаже и покупке недвижимости ценились – многие шли в его фирму, если хотели быстро оформить сделку.

Доходы росли, потребности у Валеры тоже. Сменил трёхкомнатную квартиру на дом с большим участком. Жена Аня на тот момент ещё работала – методистом в техникуме. А как в новый дом переехали, хлопот у неё прибавилось: постирать, помыть, во дворе успеть прибраться. После работы, как заведённая, бежала за детьми в сад, потом дома ужин приготовить и по остальным бытовым вопросам успеть. Спать раньше полуночи не ложилась. По выходным муж устраивал во дворе посиделки с друзьями: мясо на мангале, пиво. Аня после их отдыха убирала, мыла… Муж как-то сказал: «Ну и что ты со своими студентами возишься, зарплата небольшая, а нервов выше крыши. Оставляй работу – сиди дома, будешь домохозяйкой. И всё успеешь, и уставать не будешь». Так пошёл третий год, как Аня ушла с работы, муж обеспечивал – нужды ни в чём не было. Деньги на покупки выдавал и каждый раз приговаривал: «Смотри, не трать направо и налево». Аню такое отношение коробило: «На что тратить? Только на базар за продуктами хожу и детям обновки покупаю – растут же».

Быть привязанной к дому с бытовой каруселью не каждая женщина выдержит. Но Аня терпела, понимала, что, бывает, и хуже люди живут: в общежитиях ютятся, с копейки на копейку перебиваются, подработки ищут, в долг берут. А с другой стороны, её мучило осознание, что своих денег у неё нет, а только те, что муж даёт, да и то частенько приговаривает, что взял её чуть ли не с улицы, нищую – ценить должна.

В тот вечер, когда она попросилась съездить бывшую коллегу по техникуму поздравить, муж так и не приехал, как договаривались, домой. Явился поздно. Аня встретила его у дверей с недовольным взглядом и поинтересовалась: «Почему же не приехал с детьми посидеть, чтобы я на пару часов отлучилась?». Валера отреагировал мгновенно: «Кто-то должен в этом доме деньги зарабатывать! Тебя никто не держит! Иди! Только ведь ты уйти не сможешь: к хорошей жизни привыкла – от такого отказаться нельзя, дорогуша!».

Она чувствовала себя униженной, когда просила деньги у мужа,  чаще всего получала отказ: «Новая сумка? Что, новое платье? В джинсах ходи. Пальто? Старое ещё отлично выглядит. Не транжирь на тряпки!». Дальше – больше. Валера стал давать деньги, но под отчёт с кучей вопросов: «Зачем, сколько, почему так много?». Да ещё подумает, дать или не дать…

Как-то в обед заехала подруга, с ней и поделилась Аня  переживаниями. Приятельница утешала, советовала на работу вернуться. Какие бы ни были деньги, зато свои, честно заработанные, и отчитываться за каждый потраченный рубль не надо.

Аня давно потеряла уважение к себе. Принимала как должное, когда муж на праздник или на её день рождения протянет смятую купюру и говорит: «Иди купи себе чего-нибудь – подарок от меня. Только не транжирь, а то знаю я вас, как по магазинам пойдёте, так до копейки тратитесь». Когда подруга рассказывала, как любимый муж сделал сюрприз, на Аню нападала грусть-тоска.

 «Почему я лишена таких эмоций и сюрпризов? У нас никаких букетов роз, ни улыбок, ни приятных слов с утра», – рассуждала женщина. За всё время из дома они вместе только пару раз выбрались: на деловые ужины в ресторан и в торговый центр, когда старшему сыну велосипед покупали. Больше всего Анну расстроило, когда они зашли в магазин и 7-летняя дочь стала просить купить ей игрушку, которая её привлекла в витрине. На это отец ответил: «Дочь, ну разве сейчас Новый год или день рождения? Вот будет праздник – купим».

Только Аня заикнулась о том, что хочет вернуться на работу, чтобы тоже вносить в семейный бюджет пусть скромную, но свою лепту, муж возмутился. Кричит в ответ: «Ты меня обижаешь. Тебе чего-то не хватает?». Супругу она нужна дома, на кухне, как прислуга. Чтобы была при нём, чтобы зависела. А он будет чувствовать себя великим добытчиком, который все решает сам, и жить с мыслю, что он семью содержит.

«Золотая клетка» хороша, но тесна – это Аня усвоила хорошо. Так же, как и то, что денежное рабство со стороны прижимистого супруга терпеть нельзя. Но хватит ли сил перебороть страх и сказать самой себе: хватит? Хватит терпеть.

Евгения Александрова.