Голубой попугайчик

Каштан под окном Елены почему-то распускался последним во дворе. С тоской она смотрела на ещё пустые, безрадостные ветви, как вдруг на одной из них, метрах в десяти от окна, увидала ярко-голубой лоскуток. Присмотрелась…
И вдруг неожиданно для самой себя рассмеялась: «Попугайчик! Настоящий голубой попугайчик!».

Позвала детей. Те буквально завизжали от восторга. С трудом девчонок удалось отогнать на безопасную дистанцию, чтобы открыть окно. Стараясь привлечь к себе внимание птицы, все трое защебетали, зачирикали. Перебрали в памяти наиболее типичные имена: Гоша, Кеша, Ромка, Йорик, Арнольд… Поскольку в квартире уже были свои питомцы, Елена догадалась погреметь коробочкой с черепашьим кормом. На звук прибежали две кошки, Муся и Анфиса, увидели попугайчика и, облизнувшись, тоже стали так сладенько, призывно звать: Ивасик, Телесик…

Всё это, должно быть, смотрелось с улицы более чем странно. Какая-то женщина в окне кого-то зовет, причем, судя по именам, совершенно разных людей.

Только вот попугайчик – ноль внимания. Хоть и говорят, что нельзя делить шкуру неубитого медведя, Вера с Мирославой, пока суд да дело, взялись убеждать маму оставить попугайчика себе. Зря Елена уговаривала их отдать бедную птичку в «холодные» руки, ночи-то ещё «хорошие». «Н-у-п-о-ж-а-л-у-й-с-т-а!» – монотонно канючили дети, настолько противно, что это было почти талантливо. Напрасно Елена отнекивалась, что они-де попугайчика взять не могут, потому что у них кошки. Муся с Анфисой тут как тут – дают честное пионерское, клянутся, и, заразы, делают такие честные, благочестивые глаза, что прямо страшно.

Дети со своей стороны рьяно обещают менять голубому попугайчику газету, подливать воду в поильник, подсыпать корм, хотя в обычное время с собакой на улицу гулять не выгонишь. Вера, не зря она в пятом классе учится, быстренько разузнала кое-что по Интернету про повадки попугаев, и давай выдавать на-гора:

«Родина волнистых – Австралия, однако там встречаются преимущественно представители зеленого цвета (таким проще прятаться в листве). Волнистых попугайчиков впервые описал в 1805 году английский естествоиспытатель Джордж Шоу в своём труде «Naturists Misc-бла-бла-бла». Название происходит от любви качаться на волнах. По другой версии – от привычки слушать радио на коротких волнах. Ага, нашла (и повысив голос): всех попугайчиков разделяют по степени волнистости. Наш, классический голубой, относится к группе с нормальной волнистостью. Вот! И хотя данный факт научно не доказан, считается, что именно голубые попугайчики наиболее восприимчивы к человеческой речи, активнее разговаривают и даже способны вставлять определённые фразы к месту».

Но попугайчик на каштане отнюдь не был восприимчив к человеческому голосу, и, более того, по ходу всей этой истории, с сознанием собственного превосходства, не вставлял почти никаких фраз. В конце концов, как это всегда в таких случаях бывает, во всем обвинили Муську с Анфисой и уничижительно, бесцеремонно «забрыськали» их из кухни. «Ну и ладно, не очень-то нужно!» – сказали те обиженно, побросав на стол приготовленные салфетки и вилки. А сами уселись у открытого окна на балконе.

И тогда младшая, Мирослава, вдруг просияла, схватила телефон – вот что значит поколение гаджетов! – нашла по Интернету голоса волнистых попугайчиков в записи, врубила.

«Ах!» – только и успели сказать все пятеро, когда Арнольд-Йорик энергично запорхал навстречу своему счастью. Но попугайчик немного не рассчитал, ударился о закрытую, не открывавшуюся створку, вероятно, обиделся и был таков.

Два дня ещё дети стояли в дозоре у окна, наблюдая посменно за ветками каштана. Потом Мирославушка категорическим тоном – это она умеет! – заявила, что хочет точно такого же на день рождения. А Верочка сказала: «Знаешь, мама, я, кажется, поняла, зачем голубым попугайчикам такой окрас. Ранней весной так легче затеряться на фоне ветвей и голубого неба».
А Елена почему-то вспомнила: когда они с мужем познакомились, Николай сказал, что его отец написал книгу «Ваши друзья – волнистые попугайчики», гонорар ему выплатили… «попугайчиками», и вот теперь у них дома этих самых «попугайчиков», как у дяди Матроскина гуталина на гуталиновой фабрике. Елена, по молодости, ещё подумала, что как это, должно быть, романтично, когда у тебя полный дом волнистых попугайчиков. И только со временем выяснилось, что речь шла об экземплярах написанной книги.

Петр Васин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.