Вехи борьбы

Последние годы советской власти в Молдавии были связаны с целенаправленным (при попустительстве или прямом давлении со стороны республиканского центра) нагнетанием гражданского противостояния на национальной почве.

Представители националистически настроенной интеллигенции, ориентированной на унию с Румынией, открыто требовали придать молдавскому языку статус государственного, перевести его на латинскую графику, что было сопряжено с масштабной кампанией против представителей «некоренных», «нетитульных» этносов. Накал страстей ещё более усилился после создания Народного фронта Молдовы.

Натиск национал-радикалов потребовал объединить противостоящие им здоровые силы общества. Увы, любые попытки вразумить республиканские власти, призвать их к соблюдению конституционного порядка, защите прав многонационального населения неизбежно терпели крах.

1989 год (январь – март)

16 февраля 1989 года в кишиневской печати появился проект закона «О функционировании языков на территории МССР». Подготовленный Союзом писателей республики, он предусматривал введение в качестве государственного молдавского языка, признававшегося идентичным румынскому. Оговаривалась административная и уголовная ответственность за использование в официальном общении иного языка, нежели «государственный». В одиозном проекте закона также отрицалось право родителей выбирать своим детям язык обучения. Данная тактика всесторонне отвечала интересам титульной бюрократии, которая добивалась для себя этнических привилегий.

25 января Президиум Верховного Совета МССР принимает постановление «О подготовке законопроектов МССР о функционировании языков на территории республики». В этом же месяце зарождается «Интердвижение» (учредительный съезд прошел 8 июля), активисты которого стояли на интернациональных позициях, стараясь не допустить роста дискриминации, сползания советской республики к фашистской пропаганде.

События развивались с молниеносной быстротой. 30 марта Президиум Верховного Совета МССР выносит на всенародное обсуждение законопроекты «О статусе государственного языка МССР» и «О функционировании языков на территории МССР», отвечавшие требованиям прорумынски настроенных кругов.