Личное отношение

К надвигающейся пенсии

 

Есть в каждом возрасте прекрасное. Эти утешительные слова наверняка придуманы для тех, кому, как мне, перевалило за 50. Я на пороге, как сам не раз писал в статьях, посвященных Дню пожилых людей, «осени года». Гоню прочь пессимистические мысли и уныние по поводу уже «прожитого-пережитого». Но они, помимо воли, как морские волны, все набегают и накатывают. Старость неизбежна! И это закон человеческого бытия, какие бы слова, ну, вроде «мои года – мое богатство», ни звучали в утешение.

 

Чем дальше к краю, чем чаще задумываешься о… пенсии. И здесь есть две составляющие – материальная и морально-психологическая. Вкратце о второй и поподробней – о первой. Для большинства выход на пенсию – не долгожданное отдохновение, а натуральный стресс, вынужденная невостребованность больно бьет по самооценке и самолюбию. Те, кто уже перешел пенсионный Рубикон, «по секрету» признавались: такое навязчивое чувство одолевает, будто ты никому не нужен, ты брошен, а ведь я «мужчина (женщина) в расцвете сил» и еще полон (полна) энергии и сил. Не вымысел, а научный факт – неизбежная потеря интереса к жизни приводит к обострению болезней, которые при активном образе жизни подспудно «спали». В народе по этому поводу шутят «по-черному»: «слег – готовься помирать». И даже многочисленные научные исследования подтверждают – индекс счастья и показатели здоровья всегда выше у тех, кто в пожилом возрасте сохраняет занятость.

В Приднестровье действует солидарная пенсионная система. Это когда все, кто работает,  скидываются, чтобы содержать тех, кто находится на заслуженном отдыхе. Эта схема из прошлого работает без сбоев, когда занятых больше, чем социальных иждивенцев, и чем больше, тем лучше. К сожалению, у нас картина обратная: соотношение занятых и платящих налоги с одной стороны и пенсионеров – с другой составляет 1:1. Добавьте сюда других получателей социальных пособий, и картина становится еще более удручающей. Во времена кризиса ситуация еще хуже – усиливается отток населения, растет трудовая миграция, уменьшается число рабочих мест. Эти факторы негативно влияют на наполняемость Единого государственного фонда социального страхования, из которого выплачиваются все социальные пособия, в том числе и пенсионные. Откуда при таком положении взяться большим пенсиям? Об этом уже никто не заикается, надеются лишь на возврат 30% задолженности.

Объективно также, что в ближайшее время демографическая ситуация в республике не улучшится. Причина кроется в так называемых «демографических ямах», когда в те или иные периоды рождаемость резко падала. Это можно проследить на примере многих семей, в том числе и моей. Мать и отец – дети войны, родились в сороковых, когда было не до детей, соответственно тех, кто родился в шестидесятых, когда наши родители достигли детородного возраста, тоже стало меньше. Мое отцовство пришлось на 90-е, которые тоже не отличались «бэби-бумом», скорее – наоборот. И так далее, от поколения к поколению.

Такие «возрастные провалы» приводят к тому, что пенсионеров становится и будет становиться все больше, а налогоплательщиков все меньше. Нельзя не сказать, что нагрузку на Пенсионный фонд республики за последние 8 месяцев снизили, как ни удивительно, сами пенсионеры – 9 тысяч граждан России, проживающие в Приднестровье, оформили в этот период российские пенсии, отказавшись от приднестровских. Если в начале года пенсионеров в Приднестровье насчитывали 140 тысяч человек, то к исходу лета – 131 тысячу. Но и у этой тенденции есть, наверное, физический предел, в основе которого девальвирующийся российский рубль – получать пенсию РФ становится невыгодно. Но даже такой переход на содержание с приднестровского бюджета на российский кардинально не решает вопрос острого дефицита пенсионных средств.

Что остается? Остается повышение пенсионного возраста. Безусловно, это никому не может понравиться, но это, в ближайшее время, может стать единственным выходом из пенсионного тупика. Нынешний пенсионный возраст (55 лет для женщин и 60 для мужчин) был установлен еще в тридцатых годах прошлого века, во времена индустриализации СССР. Все страны вокруг, в том числе и соседние, прошли (проходят) через увеличение пенсионного возраста. В той же Европе на пенсию выходят в среднем в 65-67 лет. Конечно, Европа с ее высокой продолжительностью жизни для нас не пример.

Но многих беспокоит, что и в России, причем на самом высоком государственном уровне (Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, министр труда Максим Топилин) началась дискуссия по поводу увеличения пенсионного возраста, зондируется общественное мнение на этот счет. В еще большей мере эту полемику подхлестнул нынешний экономический кризис – даже богатой недрами России не хватает ресурсов, что уж говорить о нас. В той же России предлагают увеличить возраст выхода на пенсию то для государственных служащих, то для работающих пенсионеров, получающих больше 83 тысяч рублей РФ в месяц. И все бы ничего, если не знать, что Приднестровье гармонизирует свое законодательство с российским.

Поэтапное повышение пенсионного возраста уже давно происходит на Украине. Это требование Международного валютного фонда. Соседней РМ западные кредиторы в «Информационной записке со стороны партнеров по развитию Молдовы» вообще ставят ультиматум – в течение этого года должно быть принято решение, в соответствии с которым женщины будут уходить на пенсию вместе с мужчинами – в 62 года. В документе, переданном послами западных стран бывшему премьер-министру Кириллу Габуричу, говорится: «Действующая в РМ солидарная пенсионная система предусматривает неадекватные выплаты… Число работающих стремительно падает на фоне растущего количества пенсионеров». Эти слова вам ничего не напоминают? Насколько долго Приднестровье сможет оставаться островком стабильности, где реформа пенсионной системы остановилась на первом шаге – персонифицированном учете получателей пенсий? Попутно заметим, что увеличение пенсионного возраста в соседних Украине и Молдове уже привело к росту количества мигрантов в Приднестровье, большинство которых составляют люди предпенсионного и пенсионного возраста (последние не в последнюю очередь, потому что пенсии в ПМР выше, а коммунальные платежи ниже).

Если экономический кризис продолжится, то стоит прогнозировать, что число плательщиков налогов в ЕГФСС будет становиться меньше, значит, придется уменьшать или размер пенсий, или количество их получателей за счет повышения пенсионного возраста. За счет второго можно сохранить первое, как говорится, «чем меньше нас, чем больше наша доля».

Нельзя также не учитывать и такую общемировую тенденцию, в стороне от которой не остается и Приднестровье, как старение населения. С одной стороны, повышение продолжительности жизни вроде бы фактор позитивный, а с другой, в условиях, когда молодых и трудоспособных становится меньше, не очень. Ведь не секрет, что в большинстве молодых семей один ребенок – это «потолок». Естественная убыль населения (превышение умерших над родившимися) также не уменьшается. Кто в таком случае придет на смену пенсионерам, чтобы содержать их на заслуженном отдыхе? Такого рода возрастные диспропорции мы будем ощущать не только в ближайшие годы, но и в долгосрочной перспективе.

С другой стороны, мера по увеличению пенсионного возраста позволит сохранить стабильность рынка труда. Ведь не секрет, что основной кадровый состав самых бюджетоемких отраслей – просвещение и здравоохранение – составляют люди пенсионного и предпенсионного возраста, молодежь не стремится лечить и сеять «разумное, доброе, вечное» на копеечную зарплату. С другой стороны, устроиться на более или менее приличную работу после 45-ти затруднительно. Рекламные газеты пестрят антиконституционными объявлениями «возраст до…». Так что, сдвинув возраст выхода на пенсию, государство может увеличить армию безработных, которым вместо пенсии придется платить пособия по безработице. И хотя они у нас меньше, чем пенсии, но все равно и они выльются в значительные бюджетные расходы.

Предполагаю, что если все так пойдет и дальше, то хотим мы этого или не хотим, но обстоятельства вынудят нас задуматься над возможностью увеличения возраста выхода на пенсию. Он вполне может стать одним из действенных вариантов решения проблемы острой нехватки финансовых ресурсов для выполнения государством социальных обязательств. Но представляется, что чем позже мы начнем этот процесс, тем больнее он будет протекать. Последовательность и постепенность позволит смягчить этот удар по обществу, сохранить социальную стабильность. Ведь одно дело, когда возраст выхода на пенсию повышается постепенно, и совсем другое, когда, к примеру, в один год никто из приднестровцев не отправится на заслуженный отдых.

 Савва МОРОЗОВ.