Чтобы знали и помнили

К сожалению, никого из тех людей, о которых пойдет речь ниже, уже нет в живых. Но, к счастью, у меня остались воспоминания бывшей соседки – Деулиной Евгении Яковлевны, которая когда-то поделилась со мной впечатлениями после возвращения из далекой Венгрии. Они и определили тему очередной зарисовки в преддверии святого для нас праздника – 75-летия Великой Победы.

Почтальоны военного времени… Им не позавидуешь. Их прихода ждали с огромным нетерпением и боялись как огня: кто мог знать, что таит в себе потертая сумка в уставших руках – долгожданное письмо со знакомым, родным почерком или страшную весть…

Каждому своё: у матери – в муках родить сына, в заботах и тихой радости вырастить его, у войны – сделать ее сына солдатом и затерять где-то на чужбине, зачастую жестоко «наградив» безликим именем Неизвестный. И даже если значится на сером обелиске в далекой Венгрии старший лейтенант Григорий Яковлевич Коваль, разве легче от этого матери? Чужая земля не согреет, не подарит покоя и материнской слезы в поминальный день.

Острым лезвием полоснуло горе по сердцу Прасковьи Максимовны Коваль: провела на войну двух сыновей и мужа, на службу в военную цензуру – дочь.  С  тех пор жила весточками от них, растила младшенького и не знала, не ведала о том, что через границы и фронты уже упорно пробивается в Каменку черная птица беды, чтобы уронить в дрожащие от страшного предчувствия материнские руки единственное, что осталось от сына, – серый треугольник. А в нем черным по белому: «Старший лейтенант Коваль Григорий Яковлевич в боях за социалистическую Родину, верный ленинской присяге, проявив героизм и мужество, погиб и похоронен в Венгрии, населенный пункт Почай». А мать все не верит, все ждет своего Гришеньку. Надеется: вот-вот скрипнет калитка, и войдет он – высокий, статный, красивый, ведь мертвым его не видела. Помнит живым – музыкально одаренным, мастером на все руки. Совсем юным он немало успел перед войной. Работал учителем физкультуры в школе, заведующим сберкассой и даже председателем сельсовета в одном из сел Окницкого района. И на фронте он один из лучших. Об этом свидетельствуют документы: «…возглавляя роту, с боем занял село Н., взяв в плен нескольких вражеских солдат и офицера. Во время наступления  немецких танков лично уничтожил один из них. Пять раз ходил в тыл врага, выполняя задания командования, минировал дороги, взял в плен двух немцев…».

Героизм нашего земляка не остался незамеченным. На одной из пожелтевших семейных фотографий – Григорий Коваль во время награждения его орденом Красной Звезды. Внизу подпись: «Кремль, 10 октября, 1943 год».

А война, страшная, замешанная на огне и крови, продолжала смертельный путь. Стали песком камни, затаилась стальными осколками земля, среди разрытых дорог осыпались на солдатские могилы лепестки неприметных полевых цветов, потому что и падать им здесь было больше некуда… День за днем, подвиг за подвигом, смерть за смертью медленно приближали долгожданную победу.

Свою короткую солдатскую молодость донес Григорий Коваль до Венгрии. Здесь  погасла звезда его жизни, скатилась горячей слезой на свежевырытую могилу.

Один военный поэт писал: «Любовь мы завещаем женам, воспоминанья – сыновьям». К сожалению, так распорядилась судьба, что жена Григория погибла в Тираспольской тюрьме от рук оккупантов, так и не подарив ему сына. Их любовь была короткой, все перечеркнула война – мечты, надежды, смех и слезы детей, которые уже никогда не родятся, радость материнства и отцовства.  Все, что осталось, – одинокая могилка на чужбине.

Прошли годы, и приехала на свидание с братом сестра – Евгения Яковлевна Деулина. Привезла седая женщина родному человеку дорогой подарок – горсть каменской земли, за которую он отдал жизнь. А через некоторое время получила Евгения Яковлевна, которая и сама имела к войне непосредственное отношение (работала в военной цензуре), письмо, адресованное ей редактором издательства «Эльбрус», видным российским писателем, специалистом по истории Кабардино-Балкарии Олегом Леонидовичем Опрышко.

«Работаю над книгой об освобождении нашего края от фашистов, – писал он. – Пускай память о Вашем брате вечно живет не только в  сердцах его родных, но и на страницах моей будущей книги. Хочу, чтобы в тех местах, где героически воевал Григорий Коваль, а я имею в виду Кабардино-Балкарию, люди знали и помнили его». Неизвестно, увидела свет книга Олега Опрышко или поглотило задумку автора море перемен, которые обрушились на нас в конце прошлого века, но очень хочется верить, что увидела. И навеки двадцатилетний каменчанин Григорий Яковлевич Коваль шагнул с ее страниц далеко в будущее как пример мужества, отваги и истинной любви к Родине, за которую не жалко отдать самое дорогое – жизнь.

Людмила МАЛЮТА.
г. Каменка.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.