«Бессмертный полк» бессмертен рядом с нами

Мы обратились к читателям с просьбой присылать фотографии родственников-фронтовиков. Планировали на страницах праздничного номера провести акцию «Бессмертный полк». Скажу честно, побаивались, что коронавирус, пришедший и на нашу землю, может помешать реализации проекта. Через несколько дней, получив десяток откликов, поняли: «Бессмертному полку» – быть!». А спустя неделю уже думали, как вместить на нескольких страницах все присланные фотографии.

…На столе лежат фотоснимки военного лихолетья. Вглядываюсь в лица рядовых, сержантов, лейтенантов, полковников… пехотинцев, танкистов, летчиков, моряков… Молодые и красивые – наши деды, прадеды и прапрадеды. А рядом на пожелтевших от времени фотографиях – только окончившие школу девочки и взрослые женщины – их мамы, тети, сестры… Как без них – санинструкторов, связисток, снайперов, пулеметчиц, летчиков, стрелков-радисток – можно было обойтись на войне.

За каждым снимком – человек с интересной судьбой и подвигом. Читаю копии архивных документов фронтовиков: характеристик, наградных листов, семейных писем… Мысленно переношусь в то страшное время: «Лизонька, здравствуй, милая! Прошло пять месяцев, как я далеко от вас. Такого ещё не было, чтобы мы так долго жили врозь. Скучаю, мои дорогие. У нас, Лиза, холодно. Мороз по здешним местам сильный, но я привыкший, сибиряк поди! Во взводе со мной ребята из Баку. Молоденькие солдатики, прямо мальчишки. А один – Рафиком зовут – на нашего Мишу похож. Такой же высокий, худенький, и родинка тоже на левой щеке. Всё в гости к себе приглашает, когда война закончится, вино домашнее расхваливает. Отцу моему, говорит, ты, Петрович, понравишься, он у меня тоже кузнец. Не знает паренёк, что отца у него больше нет. Одному его земляку написали, что он погиб. Я упросил пока об этом не говорить. Жаль мальчонку – сникнет, а он такой весельчак, так песни поёт на родном языке…».

И ещё: «Здравствуйте, мои дорогие Галочка и Сашенька! Не грустите, я вас люблю и думаю о вас каждый день и каждый час. Бью фашистов изо всех сил и стараюсь уберечь себя. И вы берегите себя, мы ведь скоро встретимся. Тебе, Галчонок, как обещал, шубу цигейковую куплю, а с Сашкой по воскресеньям буду ходить на рыбалку и на стадион смотреть футбол. Я, Галя, хотел бы, чтобы наш сын, когда вырастет, стал военным. Эта профессия для мужчин, и не обязательно, чтобы была война. После этой войны, ее больше, поверь, никогда не будет…».

«Мамочка, папа, бабуся! Знаю, вы за меня переживаете, но не надо так сильно. Со мной все хорошо, жив-здоров. Извините, что вас не послушал и пошел с Витькой в военкомат. Во взводе ребята отличные, а наш старшина вообще золотой человек. Нас, молодых, называет сынками. На днях намекнул, что меня, наверное, представят к награде – характеристику затребовали свыше. У нас одна стычка произошла с фрицем, ну я их троих и угрохал. Злой был очень за смерть друга. А так старшина меня больше на хозяйстве держит. Увидите Лену из второго подъезда, передавайте привет. Про награду только не говорите, а вдруг не получится…».

И с такими весточками с фронта читатели знакомили редакцию. Мы публиковали их. «Читаем строчки треугольников и как будто слышим тревожные голоса бойцов. Они не ушли в небеса, продолжают жить и сейчас говорят с нами. Мы храним в душе память о погибших за нас, чтобы как бесценный дар передать следующим поколениям. Из фронтовых писем, безмолвных свидетелей войны, мы узнаем, чего стоила нам наша Победа», – делится мыслями председатель ветеранской организации Каменки Юрий Жора.

Сейчас, находясь в вынужденной самоизоляции, самое время крепить отношения в семье, больше уделять внимание детям, рассказывать им о своих «корнях», родственниках, которыми мы гордимся. И многие родители, бабушки и дедушки именно так и поступают. Мы не должны превращаться в «Иванов, не помнящих родства» – так в народе называют тех, кто не знает и не желает знать своей истории, культуры, предков.

«Мне кажется, что я с бабулей благодаря старым семейным фотографиям всю историю страны прошла, – делится школьница из села Ближний Хутор Слободзейского района Алена Шульга. – Мой прапрадед Василий Ильич Гошуренко на войну ушел сразу после ее начала в восемнадцать лет, был пулеметчиком, награжден медалью «За отвагу», погиб под Белостоком, освобождая Польшу осенью 44-го года. С его фотопортретом мы всей семьей встанем в «Бессмертный полк» газеты».

И пусть, как пыль, летят года, наступит наш черёд.

Уходят лица, имена, но полк идет, идет…

Александр Карасёв,  главный редактор

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.