О том, как изменился мир, а мы этого даже не заметили

За время пандемии коронавируса у людей появилось немало новых привычек. Изменения, что называется, налицо. Но есть и такие, которые никак не связаны с событиями этого года, такие, которые происходят более незаметно, не сопряжены с угрозой для жизни, но, тем не менее, отражаются на нашем облике, обиходном языке и самом духе времени. Итак, о том, как изменился мир, буквально десяток штрихов к портрету.

Главные изменения, конечно же, обусловлены повсеместным распространением Интернета. Интернет стал основной формой коммуникации, стремительно вытесняющей как непосредственное живое общение, так и традиционные СМИ. Именно к Интернету прибегаем мы теперь в первую очередь в поисках новостей, необходимой информации. А ещё совсем недавно люди методично рассаживались перед телевизором перед началом программы «Время». Студенты часами просиживали в библиотеках, долго искали нужную книгу по картотеке, ждали, волновались, есть ли в наличии… А потом конспектировали, учились за считанные часы и минуты отразить главное.

За Интернетом потянулись гаджеты. Только-только укоренился «культ ксерокса», только мы привыкли к тому, что без него никуда, как всемогущество ксероксов зримо потеснили смартфоны. Идет ли речь об образце заполнения бланка в паспортном столе, объявлении на двери подъезда, конспекте более дисциплинированного одногруппника, домашнем задании… – смартфон в полной боевой готовности. Всё снятое тут же можно переслать через «мессенджер» – скорость, которой позавидовало бы любое масс-медиа.

Компактная, встроенная фотокамера изменила подход к фото- и видеосъемке. Раньше только профессионалы, да и то – по необходимости, постоянно таскали с собой специальную аппаратуру. Теперь же техника всегда под рукой, что существенно повышает шансы заснять что-то экстраординарное. Скажем так, незамеченным уже ни один НЛО не пролетит.

Само общение в интернет-пространстве способно протекать с минимальной степенью «вербальности», ограничиваясь значками-«смайликами» или короткими, односложными репликами, что вообще-то актуализирует иероглифическое (идеографическое, пиктографическое) письмо.

Интернет-атрибутика меняет, деформирует язык. Не будем подробно останавливаться на сленге со всеми его аберрациями, наподобие «олбанского йезыга». Скажем только, что если бы вы ещё совсем недавно сказали: «Обещают дождь, три капли», ваш собеседник, скорее всего, подумал бы, что дождик будет, прямо скажем, хиленький, каких-нибудь три капли с неба упадет, и только.

Всё это проецируется на межличностное общение. Сейчас оно протекает, в основном, в интернет-зазеркалье, подчиняясь правилам игры, заимствуя терминологию. Скажем, «друзей» сейчас у каждого человека стало в десятки, сотни раз больше. Я уже не говорю о том, что в былые времена считалось неприличным «выпячиваться», а сегодня нужно постоянно себя презентовать. По вашей страничке, по вашему портфолио судят о вас. Как пример сфокусированного на себе внимания – массовое увлечение «селфи».

Если не активничать в виртуальном мире (который, кстати, всё реже именуется таковым), считайте, что вас просто нет. Теперь, в основном, так люди узнают, что у друга, коллеги, соседа день рождения. Даты не запоминают, как и номера телефонов. Казалось бы, есть под рукой удобная записная книжка, и прекрасно, не нужно держать в голове лишнюю информацию. Однако, согласитесь, каждому хочется, чтобы дату твоего рождения близкий человек помнил, а не узнавал о ней в самый последний момент, так, между прочим.

Облик. Сегодня на улице никого не удивит человек, «разговаривающий сам с собой». Рука современника привычно держит смартфон, почти не расстается с ним. Все настолько, как говорит молодежь, «на своей движухе», что специальные службы вынуждены писать на асфальте перед пешеходной дорожкой: «Сними наушники!».

Гаджеты постепенно меняют мировоззрение, психологию. Человек уже не может уделять внимание конкретному собеседнику. Где бы и с кем бы он ни был, ему нужно постоянно держать руку на пульсе, прочитывать десятки сообщений.

Учителя жалуются, что современные дети неохотно и отнюдь не самостоятельно пишут сочинения. Им проще скопировать. А ведь для того, чтобы что-то написать, нужно что-то прочитать. Интерес к книгам и у детей, и у взрослых под спудом зрелищной голливудской кинопродукции, компьютерных игр, того же «Ютуба». Мы больше не способны воспринимать длинные тексты, торжествует клиповое мышление. Люди всё реже ходят на выставки – зачем, когда можно посмотреть в Сети. Музыку больше не слушают «альбомами», слушают выборочно, самые популярные, рейтинговые треки.

По поводу носителей аудио и видео: ещё каких-нибудь лет пять назад покупали компакт-диски, ходили в «прокат», смотрели фильмы на DVD-проигрывателях. Сегодня далеко не в каждом компьютере вообще есть дисковод. Не только виниловые пластинки, аудиокассеты, но даже лазерные диски стали редкостью. Всё онлайн, что, с одной стороны, повышает доступность, а с другой – обесценивает искомое. Скажем, раньше, купив диск «Все фильмы с Жаном Рено» (что само по себе невероятно для поколения видеокассет), вы бы, скорее всего, все их и просмотрели. А сейчас – ограничитесь одним-двумя в Сети. Так же и с записями любимых исполнителей. Общедоступность, таким образом, сопряжена с пресыщением.

И ещё немного о психологии. Раньше, стоя на месте, где было назначено свидание, молодой человек страшно волновался, терзался сомнениями: придет – не придет. Сегодня и у него, и у неё есть мобильный телефон.

Раньше моменты счастья стремились вобрать в себя, старались как следует прочувствовать. Сегодня можно быть спокойным: всё отснято и в «Инстаграм» выложено. Жизнь воспринимается в отраженном, переработанном виде, примерно как если бы фрукты росли на деревьях уже консервированными.

Николай ПЛЮЩИНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.