Артековская клятва

В июне нынешнего года Всесоюзному пионерскому лагерю «Артек» (сегодня это международный детский центр) исполнится 95 лет. Для кого-то этот лагерь отдыха – мечта, для кого-то – экзотика, для кого – обычное дело («мы на Мальдивах и не такое видели»). А для кого-то этот детский пионерский лагерь стал трамплином для выбора будущей профессии и зарядил оптимизмом и жаждой творчества на всю жизнь.

Именно так воспринимает «Артек» делегат Второго Всесоюзного слёта юнкоров (юных корреспондентов), наш корреспондент Дина Листюгина, которая рассказала о своём пионерском детстве нашему внештатному корреспонденту Ольге Коротковой.

– Дина Дмитриевна, а когда вы были в «Артеке»?

– В «Артеке» я отдыхала в мае 1967 года. А попала туда как победитель конкурса на лучшую заметку о родном селе, который проводила республиканская газета «Юный ленинец». Победителю в награду была обещана путёвка в «Артек». Я постаралась…

– Сегодня многие говорят, что попасть в «Артек» простому человеку без блата было невозможно…

– Глупости говорят. Моя мать была дояркой на ферме колхоза «Победа». Отец в этом же колхозе работал в полевой бригаде, а я была обычной школьницей и председателем совета дружины в нашей сельской восьмилетке. Никакого блата. Кстати, почти вся смена в лагере «Морском», куда я попала, была юнкоровской. Были там и яркие спортсмены – кишиневец Валера Качанов, например, в то время серебряный призёр Универсиады в пятиборье, Таня Кирияк – чемпионка Кишинева по легкой атлетике. Я помню также темпераментную, заводную Олю Панкратову из Дубоссар, романтичную Пашу Ясыбаш из Гагаузии, эрудита Олега Джамбинова из Калмыкии, трех замечательных ребят из Тамбова – Галю Рзянину, Володю Завьялова и Галю Казанскую, ребят из Казахстана, Северной Осетии, Белоруссии, Грузии… Все они со временем стали достойными людьми – врачами, инженерами, педагогами, военными, учеными, а некоторые –  журналистами (всё-таки слёт был юнкоровский).

Кстати, в Рыбнице есть немало бывших артековцев. Я знаю, по крайней мере, двух – врача центральной районной больницы Наталью Стрэжеску и старшего преподавателя кафедры германских языков Рыбницкого филиала ПГУ Полину Гилевич, которая была вожатой в «Артеке» в восьмидесятые годы.

– А каким Вы увидели «Артек»?

– Это была сказка – лазурное море, кипарисы и пальмы, корпуса, похожие на морские лайнеры, гора Аю-Даг, экскурсии в Ливадийский дворец, прогулки на шлюпках по морю, рассказы-откровения друзей и песни у костра. Представляете, наш лагерь «Морской» («Артек» состоит из шести лагерей) находился прямо у моря. У каждого корпуса свой цвет и название моря – Белое, Красное, Жёлтое. Наш отряд жил в корпусе «Жёлтый». Ночью мы распахивали раздвижную стену, и всю ночь спали под шум прибоя. А ещё были незабываемые встречи на Костровой площади с интересными людьми – олимпийскими чемпионами, героями-военнослужащими с острова Даманский, известными советскими журналистами, которые так захватывающе рассказывали о своей профессии и её предназначении. До сих пор помню девиз, который я впервые услышала от известнейшего корреспондента «Комсомольской правды» Ярослава Голованова: «Главное в профессии журналиста – правдивость, точность, оперативность». Мы привыкли, что армию называют школой жизни. Для меня такой школой был «Артек». Огонь оптимизма, зажженный в моём сердце в далеком 1967 году в Крыму, помогал на протяжении всей жизни. Как пелось в нашей любимой песне, которая называлась «Артековская клятва»: «Артековец сегодня – артековец всегда!». Мне повезло вдвойне: я не просто отдыхала – я училась мастерству журналистики и набиралась опыта и знаний у авторитетных журналистов.

– А как давно вы начали печататься в газетах?

Крайняя слева – Дина Листюгина.

– С третьего класса. Сначала писала в районную газету о сборе макулатуры, потом – в республиканскую газету «Юный ленинец» (тоже что-то о пионерских делах), а позже стала переписываться и с сотрудниками журнала «Пионер», которые отвечали в письмах на мои вопросы. Была такая потребность – писать и делиться впечатлениями с читателями. Это очень приятно – сотрудники изданий доброжелательно воспринимали моё творчество, печатали заметки и рассказы. Односельчане со мной, рыжей веснушчатой сельской девчонкой, здоровались, как со взрослой, а старики называли уважительно: «Наш корреспондент!». Стоит отметить, что в советское время не только горожане, но и жители села выписывали довольно много разнообразных газет и журналов. Читателями были все – от школьников до пенсионеров. Дедушка мой Филипп Корнеевич никогда спать не ложился, пока все газеты не перечитает, а многие читал вслух – для бабушки. Бабушка Наталья, на которой держалось всё домашнее хозяйство (дед с фронта вернулся инвалидом), газет не читала, но просматривала, не хотела от деда отставать. Помню, взяла она в руки газету «Труд» и с умным видом, глядя на снимок, вздохнула: «Опять поезд перевернулся!». Дед ей подсказывает: «А ты газету переверни – и поезд станет на место!». Вот смеху было! И бабушка с нами смеялась… Став взрослой, я переехала в город, работала на цемзаводе, но печататься не перестала и много лет была внештатным корреспондентом в районке. И когда редактор районной газеты «Новости» Валентина Павловна Бучацкая пригласила меня в свой кабинет и предложила заняться журналистикой серьёзно, я была счастлива. Старалась оправдать доверие – интересными материалами, злободневными темами. Как-то сразу определился и стиль работы – не назидательный, а доверительный, как будто я беседую лично с каждым читателем. В 2000 году перешла на работу в газету «Приднестровье», и её коллектив стал для меня родным. Конечно, за это время он сильно изменился, но цели и задачи остались те же – писать о жизни республики, быть понятным и близким читателю, шагать в ногу со временем.

– Жизнь журналиста – это праздник?

– Ну что вы! Работа журналиста – это, скорее, борьба. Борьба с равнодушием, борьба за доверие читателя, за чистоту русского языка. И риск попасть в немилость к персонажу, в отношении которого были опубликованы критические материалы. Один из моих материалов в начале 2000-х вызвал в Рыбнице настоящий ажиотаж, и его даже перепечатали в рыбницком еженедельнике «Добрый день», так как газеты «Приднестровье» на всех желающих не хватило. И хоть я написала правду, но обиженная чиновница, героиня материала, подала на меня в суд с требованием взыскать за моральный ущерб 11 тысяч долларов – столько, кстати, стоила моя квартира. А сколько было угроз и стрессов, сколько было бессонных ночей! Ситуация, к счастью, разрешилась благополучно – благодаря солидарности и поддержке коллег, но понервничать пришлось немало… Зато благодаря этому материалу нарушения были ликвидированы, а чиновницу уволили. Хотя о хорошем писать, конечно, куда приятнее.

– Как вы считаете, почему сегодня молодёжь так мало читает периодическую печать?

– Не только газеты, но и книги сегодня мало читают. Мнение многих школьников: «Зачем мне читать книгу, если я могу скачать из Интернета её характеристику?». Такое время: вместо писем – эсэмэски, вместо слов любви – смайлик, вместо прочтения серьёзного материала – просмотр гламурного чтива: кого назначил следующей невестой Прохор Шаляпин? Но ведь цель газет и СМИ – помочь человеку подняться на новый, более высокий уровень развития, научить мыслить и анализировать. А опускаться вниз до сплетен и пошлости ради рейтинга – путь к деградации. Путь к вершине, к свету всегда был более трудным. А по-другому жить и работать нельзя. Я клятву давала в « Артеке». Может, для кого-то эта клятва была, как красивый ритуал, а для меня – напутствием на всю жизнь.

В «Артеке» было много интересных мероприятий. Запомнилось одно. Пионеры из нашего отряда вместе с вожатыми, одетые в походную одежду – бриджи, клетчатые рубашки, панамки,  совершили восхождение на вершину горы Аю-Даг. И каждый из нас опустил записку с пожеланиями в дупло столетнего дуба. Хотите – верьте, хотите – нет, но сбылись все мои желания!

И, наверное, тысячи бывших артековцев смогут сказать то же самое.

И пусть у каждого юного приднестровца будет свой «Артек» – своя точка отсчёта и путеводная звезда, которая не позволит сбиться с курса по пути к своей мечте.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.