Учёный в мундире адмирала

В конце ноября прошлого года российские  СМИ сообщили, что 25 числа того же месяца в Санкт-Петербурге на «Адмиралтейских верфях» состоялась церемония закладки патрульного корабля ледового класса «Николай Зубов». Подчёркивалось, что он  будет оснащён высокоточным оружием и сможет преодолевать лёд толщиной в полтора метра.  Особое внимание масс-медиа уделили тому факту, что в церемонии приняли участие Президент России  Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу, что сразу это событие из отраслевого масштаба перевело в государственный разряд. После того, как закладная доска была прикреплена на секцию будущего корабля, Путин произнёс речь: «Он задуман, спроектирован так, чтобы нести службу именно в непростых, порой опасных, непредсказуемых северных условиях. Эффективно решать максимально широкий спектр задач, обеспечивать торговое судоходство на Северном морском пути, научные работы. И, конечно, надежно защищать наши рубежи и национальные интересы России в арктических широтах». Планируется сдача патрульного ледокола флоту 25 ноября 2024 года. Он будет второй в серии. Головной уже в строю и носит имя легендарного исследователя Арктики Ивана Папанина. В папанинской четвёрке, на дрейфующей станции «Северный Полюс» был и наш земляк – уроженец Бендер Евгений Фёдоров. Николай Николаевич Зубов тоже полярник, и тоже имеет отношение к Приднестровью.

И так, родился герой нашего повествования 23 мая (по новому стилю) 1885 года в Липканах на севере Бессарабии. А вот детские годы провёл в Тирасполе, куда к месту службы отца, в ту пору штабс-ротмистра Астраханского гусарского полка (дослужится до генерал-майора), переехала семья Зубовых, кстати, очень многочисленная. Всего у Николая Тимофеевича и Людмилы Эрастовны было девять детей. Повзрослев, Николай решил пойти по стопам отца. Но выбрал не кавалерию, а флотскую службу. Морской кадетский корпус окончил с отличием. В выпускной характеристике сказано: «Твердого характера и сильной воли. Легко подчиняет своему влиянию товарищей. Чрезвычайно правдивый и разумно откровенный. Добрый и услужливый, но с сохранением достоинства. Товарищ в лучшем смысле слова. С прекрасными способностями и достаточно трудолюбив». Но тут грянула русско-японская война. Двадцатилетие мичман Зубов встретил на борту миноносца «Блестящий» близ Цусимского пролива, где через четыре дня начался, пожалуй, самый трагический эпизод в истории отечественного флота. «Блестящий» подобрал из воды оставшихся в живых моряков с броненосца «Ослябя», но сам получил при этом попадание 203 мм снаряда. Убит командир корабля капитан 2-го ранга Александр Шамов и ещё двое членов экипажа.  Раненый Зубов принял командование на себя. На рассвете 28 мая тяжело повреждённый «Блестящий» был затоплен. Команда перешла на миноносец «Бодрый».

Парус в ту эпоху представлялся абсолютным анахронизмом. Но именно он помог при Цусимском сражении «Бодрому». Был израсходован весь запас угля и всё, что только могло гореть. Из тентов соорудили ветрила, под которыми миноносец продолжил путь, пока его не взял на буксир английский пароход «Квейлин» и привел в Шанхай. Там корабль был интернирован до окончания боевых действий. Николай Зубов вернулся на родину в ноябре 1905 года. Его путь в науку начался в 1910 году, когда он окончил гидрографическое отделение Военно-морской академии. Но сначала он командовал миноносцем «Бурный», а вот первый практический опыт как гидрограф получил в бытность старшим офицером посыльного судна «Бакан».

Уже на следующий год по состоянию здоровья он  отправлен в отставку. Сказалось ранение, полученное при Цусиме. Осколок от японского снаряда он проносил всю жизнь. Ко  времени выхода в отставку Николай Зубов уже получил признание в морских кругах как автор нескольких работ по тактике. Занялся океанографией, которая и стала его призванием на всю жизнь. Прошёл курсы в Норвегии, где одним из его учителей был сам Фритьоф Нансен – знаменитый датский полярный исследователь. Но грянет Первая мировая, и Николая Зубова снова призовут на флот вначале  командиром эсминца «Послушный», а затем  флагманским штурманом штаба дивизии подводных лодок. Штабная работа у него постоянно совмещалась с боевыми походами. Во время одного из них в октябре 1915 года подлодка «Кайман» захватила немецкий пароход «Шталек». За непосредственное командование этой операцией он был награждён орденом святой Анны III степени с мечами и бантом.  К тому времени у него уже были ордена святого Станислава III  и святой Анны IV степени с надписью «За храбрость», полученные за Цусиму.  Последовало и повышение по службе – он стал флагманским штурманом при штабе уже всего Балтфлота. После войны  мечтал посвятить себя целиком науке. Но сначала  произошла Февральская революция, а затем подоспела и Октябрьская, после которой он был снова демобилизован. Не у него одного было стремление оказаться подальше от столичных постреволюционных страстей. Гражданская война застала его в Сибири.

В  анкетах Николая Николаевича был один пункт, весьма подпортивший ему жизнь. В графе «Участие в Гражданской войне» он честно писал: «По мобилизации служил в чине подполковника в армии Колчака». По этой причине Николая Зубова дважды арестовывали – в 1924 году и в 1930-м. Первый раз по подозрению в участии в подпольной белогвардейской организации он отбыл в ссылку в город Чердынь Пермской губернии, где продолжил заниматься наукой.  Зубовым был досконально изучен гидрологический режим тамошних участков Камы и Волги, что впоследствии позволит расширить судоходство по этим двум рекам. Там же он напишет и первую научную статью по океанологии. Вернётся через четыре года и будет считать эту поездку командировкой… А в 30-м ему пришлось посидеть в Бутырке по делу «Промпартии». Был признан невиновным. После этого уже никто его колчаковское прошлое не припоминал. В это трудно поверить, но в период послевоенной разрухи советское правительство всерьёз занялось наукой. 10 марта 1921 года председатель Совнаркома Ульянов (Ленин) подписывает декрет о создании Плавучего морского научного института (Плавморнин). А ещё невероятнее то, что начальником его гидрологического отделения будет назначен бывший колчаковский офицер.  В декрете о создании Плавморнина  сказано, что создаётся он «в целях всестороннего и планомерного исследования северных морей, их островов, побережий, имеющих в настоящее время государственно-важное значение». Районом деятельности института тем же документом определялись «Северный Ледовитый океан с его морями и устьями рек, островами и прилегающими к нему побережьями Р.С.Ф.С.Р., Европы и Азии».

Их было до сих пор четыре –  1882-83 , 1931-32, 1957-58 и в 2007-2008 гг. Международные полярные годы проводились с целью сконцентрировать усилия мировой научной общественности сначала на изучении Арктики и Антарктики, а затем и для привлечения к их проблемам. Одним из организаторов II Международного полярного года стал только что вышедший из Бутырской тюрьмы  Николай Зубов. А в 1932 году он возглавил экспедицию на парусно-моторном боте «Николай Книпович». Впервые в истории мирового мореплавания был обойдён вокруг  архипелаг Земля Франца-Иосифа. Более того, Зубов исправил ошибку своего учителя Фритьофа Нансена. В 1895 году тем были открыты два острова, названные в честь жены и дочери Ева и Лив. Николай Николаевич же доказал, что это один остров, связанный узким перешейком, который периодически подтапливает. Из почтения к своему наставнику он сохранил название. Остров с тех пор зовётся Ева-Лив.

Наш соотечественник является к тому же  основоположником такой науки, как океанология. В том же году он возглавил первую в мире кафедру океанологии при Московском гидрометеорологическом институте.  А в 1935 году возглавляемая им экспедиция на ледокольном пароходе «Садко» (на марке) поставила рекорд –  достигнута широта в 82°41’. До тех пор туда не добиралось ни одно судно. Кстати, «Садко» полностью оправдал своё былинное имя. Он пролежал  на морском дне 17 лет (в 1916 году погиб близ Кандалакши, наскочив на подводный камень) и был поднят всего за два года до покорения рекордной точки. В №1 журнала «Советская Арктика» Николай Зубов писал: «До нас в центральной части Полярного бассейна работал только Нансен на «Фраме», но у него не было таких средств для исследования, какие были у нас. В результате мы получили единственные в мире коллекции морских организмов, донных отложений и образцов воды». «Садковцы» открыли острова, названные  Неприметными и Ушакова. За эту экспедицию его не наградили, но очень щедро премировали – подарили автомобиль. По тем временам личное авто было уделом избранных. Кстати, именно он и был инициатором создания дрейфующей станции «Северный полюс». Сам же на ледоколе «Ермак» принял участие в снятии папанинской четвёрки с льдины.

Николая Зубова не призвали в армию с началом Великой Отечественной войны. И возраст был почтенным, и здоровье оставляло желать лучшего. Но он сам пришёл в военкомат. Учитывая огромный полярный опыт, ему доверили командовать ледокольным отрядом Беломорской военной флотилии. Перед этим он передал в Фонд обороны подаренный автомобиль и сберкнижку. Кстати, ещё до того, как попасть на Белое море, он был отмечен в одной из сводок «Информбюро» как наиболее отличившийся при тушении зажигательных бомб. Его наградили орденом Отечественной войны I степени и медалью «За оборону Советского Заполярья». Вышел в отставку в звании контр-адмирала. До самой смерти 11 ноября 1960 году преподавал на созданной им же кафедре океанологии Московского госуниверситета им. М.В. Ломоносова. За свою жизнь Николай Николаевич Зубов издал порядка 70 научных работ. Кстати, не только по гидрографии, гидрологии и океанологии, но и по истории полярных исследований. Например, в изданной в 1940 году книге «К центру Арктики» он рассказал о покорителях арктических морей, включая и папанинскую четвёрку. Упомянул и экспедицию на «Садко», но ни разу не обмолвился, что был её научным руководителем. По многим из его трудов до сих пор учатся океанологи и гидрографы. Незадолго до смерти ему было присвоено почётное звание «Заслуженный работник науки и техники РСФСР». Его именем названы мыс на Новой Земле и залив в антарктическом море Моусона. К слову, заложенный в Санкт-Петербурге патрульный ледокол – не первое судно, носящее его имя. В ВМФ СССР было экспедиционное океанографическое судно «Николай Зубов», а в Институте Арктики и Антарктики Гидромета – научно-исследовательское «Профессор Зубов».

Кирилл Нефёдов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.