Первый

Можно с уверенностью назвать одну из слагаемых успеха приднестровцев в деле борьбы за свои права, создания собственной государственности. Это удивительная, поистине феноменальная способность к самоорганизации.

Проявлением одновременно и приверженности действующему законодательству, и политической сознательности, зрелости стали проведенные в Приднестровье референдумы и съезды (подробно о референдумах и съездах ПМР можно прочесть в работах А.З. Волковой).

Сегодня исполняется ровно тридцать лет со дня проведения I съезда народных депутатов всех уровней Приднестровского региона МССР. В высшей степени символично, что состоялся съезд в Парканах, селе, где до сих пор жив язык болгарских первопроходцев, поселившихся на берегу Днестра около двухсот лет назад. Так, подспудно с первых шагов на пути к созданию приднестровской государственности проявлялась «особенная стать» нашей земли с её многонациональной палитрой.

В 1990 году понимание того, что приднестровцам, вероятно, придется самостоятельно отстаивать традиции добрососедского проживания самых разных народов, предельно окрепло.

Несогласным с политикой румынизации, разжигания межнациональной розни приходилось рассчитывать, в первую очередь, на себя, самим крепить основы традиционного, завещанного предками уклада. Но уклад – это не только идеология, это и хозяйственная сторона.

«Видя гибельность политического и экономического курса официальной Молдовы, бездеятельность и беспомощность кишиневского правительства, Тирасполь, а затем и присоединившиеся к нему районы и города Приднестровья, законно стали требовать предоставления статуса самостоятельной экономической зоны. Но кишиневские правители выступили против этой инициативы», – читаем в книге Бориса Бомешко «Создание, становление и защита приднестровской государственности».

Лишь придя к выводу, что все попытки убедить официальный Кишинев тщетны, «представители трудовых коллективов, депутаты всех уровней собрались на свой первый съезд, на котором заявили о необходимости создания собственного государственного образования как механизма защиты людей», – вспоминал Владимир Емельянов (с мая 1990-го – председатель ОСТК ПМР).

Так, по аналогии со съездом народных депутатов СССР было решено провести съезд депутатов всех уровней Приднестровья. На съезд делегировали 673 законно избранных депутата, начиная с сельских, поселковых Советов и заканчивая народными депутатами СССР от Приднестровья.

Характерно, что съезд был посвящен не только идеологическим вопросам, но и  экономическим. Действительно, на фоне крушения существовавших связей между субъектами СССР, в условиях всё более ухудшающейся экономической ситуации и масштабного общественно-политического кризиса приднестровцам предстояло самостоятельно решать все жизненно важные вопросы.

Со вступительным словом от имени инициативной группы к участникам съезда обратился Игорь Смирнов. «Складывающаяся ситуация в экономике вынудила нас пригласить депутатов на собрание, чтобы обсудить, наметить пути и принять решение, как обеспечить, сохранить хотя бы жизненный уровень, который сложился на сегодняшний день…» – сказал он.

Желая немедленно приступить к решению назревших проблем, делегаты съезда заявили о необходимости консолидировать экономику региона, «чтобы выходить на прямые взаимовыгодные связи с республиканскими предприятиями».

В повестке дня съезда были три вопроса:

  1. Пути экономического развития Приднестровского региона в условиях перехода к рыночной экономике.
  2. Избрание координационного экономического совета региона.
  3. О перспективах работы депутатской группы «Советская Молдавия».

Так, выступавший докладчик из Бендер А. Матчин особо выделил мысль о том, что в регионе имеется хорошая сельскохозяйственная база, на основе которой следует создать агропромышленную ассоциацию.

Представитель от Рыбницы Н. Богданов отмечал целесообразность объединения сопредельных территорий в один территориальный комплекс, говорил о необходимости взаимодействия с другими регионами.

Итогом работы съезда стало принятие Декларации о социально-экономическом развитии Приднестровья и избрание Координационного совета под председательством И. Смирнова (на тот момент – народного депутата МССР, председателя Тираспольского городского Совета), для того чтобы это развитие обеспечивать.

В Декларации указывалось, что правовой основой функционирования Координационного совета Приднестровского региона и его исполкома служат положения Закона СССР, такие, например, как «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР».

Принятые Верховным Советом МССР законы и другие нормативные акты распространялись на Приднестровский регион только после согласования с Координационным советом. Кроме того, совет был уполномочен представлять социально-экономические интересы Приднестровья на всех уровнях. Для координации действий в области развития народного хозяйства городов и районов совет назначал исполком.

Помимо экономических положений, Декларация содержала и важнейшие политические нормы построения государства (передача власти Советам народных депутатов, разделение законодательной, исполнительной и судебной властей, аполитичность должностных лиц любого уровня всех ветвей власти). Документ закреплял некоторые права и свободы граждан (политический плюрализм, равенство национальностей, свободное развитие культуры и языков, свобода национального самоопределения личности), ставшие впоследствии основой конституционного строя в ПМР.

В Декларации съезда содержалось положение о том, что важнейшие вопросы общественно-политической и социально-экономической жизни должны выноситься на референдум.

Исходя из отсутствия каких-либо гарантий защиты гражданских прав со стороны официальных государственных органов республики, съезд рекомендовал поставить на местные референдумы вопрос о целесообразности в перспективе образования Приднестровской Автономной Советской Социалистической Республики в составе Молдавской ССР.

Делегаты съезда обращались к сессии Верховного Совета МССР с предложением «внести изменения в законодательство о языках в соответствии с общесоюзными законами». Однако всего через несколько дней официальный Кишинев признал съезд неправомочным, а своеобразным ответом приднестровцам послужило внесение дополнений в Уголовный кодекс МССР, который был дополнен специальной статьей о политико-правовом преследовании инакомыслящих.

Поскольку под действие этой статьи к тому времени подпадала значительная часть всего населения республики, результат акции устрашения оказался прямо противоположным. Но в Кишиневе тактического просчета не заметили. Более того, 23 июня 1990 года Верховный Совет ССР Молдова принял декларацию о суверенитете, где ни слова не говорилось о вхождении в обновленный Союз, а также одобрил заключение комиссии по пакту Молотова-Риббентропа, признавшей создание в 1940 году Молдавской ССР незаконным актом сталинского руководства. Из этого абсолютно логично следовала и неправомерность включения в состав Молдовы левобережного Приднестровья, которое никогда прежде не являлось одним политическим целым с Бессарабией (конечно же, если не считать периода их пребывания в составе Российской Империи в качестве двух её губерний).

Перед приднестровцами открывалась законная, юридически и исторически обусловленная возможность воссоздать собственное государство, что и было сделано спустя три месяца делегатами II Чрезвычайного съезда народных депутатов всех уровней Приднестровского региона.

Михаил ФЕРНЕТ.

Фото из архива музея с. Парканы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.