Олег, сын офицера

Никогда, сколько жив буду, не забуду день 20 мая 1992 года, когда к нам на подмогу приехали добровольцы с современным, по тем временам, вооружением – танком и БТРами, битком набитыми боеприпасами.

В нашем боевом братстве укрепрайона «Плотина ГЭС» были, в основном, местные, дубоссарские, парни, уже повёрстанные в казаки, не только городские, но и из сёл – Красный Виноградарь и Калиновка. Около сотни бойцов тогда вышли встречать вновь прибывших.

Но радость встречи быстро сменилась горем, так обычно и бывает на войне. До сих пор жалею, что не смогли отговорить смельчаков не лезть на рожон. Соотношение сил в то время было не в нашу пользу. Молдова сосредоточила здесь большое количество противотанковых средств, поэтому без артподготовки наступать было опасно. Один экипаж БТРа всё же направился в самое пекло – к гребной базе, там его и подорвали, и боеприпасы, которых хватило бы нам надолго, взорвались вместе с машиной. Но жаль, конечно, было людей, и тех, кого сразу убили, и раненых, которых убили чуть позже. Когда смельчаки оказались в тылу опоновцев, со всех сторон по ним был открыт шквальный огонь. Всё это происходило на наших глазах, и помочь не могли, потому что раненые были по другую сторону и попали прямо под снайперский обстрел противника с гребной базы. Мы никак не могли помочь ребятам, и это бессилие было мучительным. Несмотря на обещания, вышедших с белым флагом безоружных людей обстреляли, в результате были ранены ещё две женщины и Андрей Кицак, командир укрепрайона «Плотина ГЭС».

Танк, подоспевший к финалу этой драмы на берегу Днестра, сумел погасить огневые точки противника на гребной базе, в которой окопались вражеские снайперы. Особенно мне запомнился капитан, командир этого танка, грамотно и чётко выполнивший боевую задачу. В том бою погибли 9 дубоссарских бойцов и 4 россиянина. Навсегда отпечаталась в памяти страшная картина смерти Саши Кралева, которого сначала ранили, а потом ещё и танк переехал, когда двигался задним ходом. Два дня трупы забирали под обстрелом, для этого пришлось переодеться в белые халаты. Особенно отличились медсестра Наташа Пастухова и наш боец Игорь Дёготь. Много было до того и после разных событий. Этот день, 20 мая, остался в памяти навсегда.

Мне тогда было 24 года, а старшему сыну Диме не исполнилось ещё и двух лет. В то время я работал поваром в СПТУ, теперь это многопрофильный лицей. Когда стало неспокойно, особенно в районе Второго участка, приходилось сопровождать коллег-женщин с работы до дома. А с начала апреля будто был дан отсчёт другой жизни, когда на площади собрались тысячи дубоссарцев, охваченных волнением и праведным гневом.

Затем начали организовывать отряды самообороны. Первую неделю было страшно умереть, а потом какое-то остервенение появилось, надо было сражаться, а в остальном положиться на судьбу.

Что-то похожее и, видимо, по такому же сценарию происходит сейчас на юго-востоке Украины, будто кто-то киноплёнку назад, в прошлое, крутит. Мы тогда тоже потеряли веру в республиканские власти, поняли, что Снегур с латиницей и триколором заведёт нас прямо в Румынию, и будем мы там людьми не то что второго, а третьего сорта. Для нас выбора не было, оставалось одно – организоваться и дать достойный отпор агрессору, защитив свои семьи. В этом стремлении меня поддержали и родители. Мой отец Иван Демьянович Попель – кадровый военный, артиллерист-ракетчик. Перед выходом на военную пенсию долгое время работал в должности начальника 2-го отделения Дубоссарского военкомата. Несмотря на тяжёлую болезнь, он встал в первые ряды защитников города, был начальником штаба ТСО (территориальных спасательных отрядов), сделал карту района на основе карты города, которую мы с большим трудом смогли раздобыть на швейной фабрике.

Олег ПОПЕЛЬ, г. Дубоссары.

От автора. Олег – из семьи с добрыми и правильными традициями, моральными установками и ценностями. С большим уважением относится к мужской дружбе, свято хранит память о боевых товарищах, и мёртвых, и живых. Он тонко чувствует фальшь и несправедливость, не гонится за наградами. И эти стихотворные строки Владимира Высоцкого тоже про него: «Если путь, прорубая отцовским мечом, ты солёные слезы на ус намотал, если в жарком бою испытал что почём, значит, нужные книги ты в детстве читал!».

Подготовила Елена СТЕПАНОВА.

Фото из архива автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.