Ургентность, банкротство и ГЦП – три вопроса повестки дня

В республике идёт постепенное, но планомерное повышение заработных плат медикам. Этот процесс в некоторых случаях напрямую связан с распространением коронавируса, а в большинстве своём – это меры поддержки здравоохранения, задуманные задолго до того, как мы что-то узнали о COVID-19.

Так, на прошедшем в среду онлайновом пленарном заседании Верховного Совета во втором и окончательном чтении был принят законопроект, увеличивающий доплаты медработникам за ургентность. Первое чтение соответствующие поправки в Трудовой кодекс прошли на одном из последних перед введением чрезвычайного положения заседаний парламента. Ургентность  – это, если хотите,  удалённая работа для медиков. Врач или медсестра находятся дома, но по сигналу либо из медучреждения, либо же от самого пациента обязаны в любое время суток прибыть для оказания помощи. Система не нова. Она с успехом действовала и в советские времена. Правда, тогда было гораздо сложнее. Не было мобильной связи, и медик должен был непрестанно дежурить у домашнего телефона.

Тогда работавшие по такой схеме врачи за час дежурства получали половину того, что они заработали бы за тот же час, находясь в медучреждении. Но несколько лет назад ставка за ургентность была снижена до 20%. «Оплата 50% за каждый час дежурства существует во всех странах СНГ. В нашем законодательстве четко прописывается норма, что это будет тоже 50% от оплаты труда, которую врач получает непосредственно в лечебном учреждении. Механизм оплаты будет определяться нормативным актом Правительства и уполномоченного органа», – цитирует руководителя парламентского комитета  по социальной политике, здравоохранению, труду, вопросам семьи и детства Сергея Чебана пресс-служба Верховного Совета. Законопроект поступил на подпись Президенту и должен начать действовать уже с 1 июля.

Также на этом же видеозаседании депутаты в первом чтении одобрили инициативу Правительства об упрощении процедуры банкротства предприятий. В настоящее время, как говорится в пояснительной записке к законопроекту, банкротами признаны 22 предприятия.

В прежние времена почти повсеместно на постсоветском пространстве процедура затягивалась на долгие годы, после чего уже ни имущества, которое подлежало бы реализации для погашения задолженностей, ни виновных в его разбазаривании лиц  было не сыскать. «Акцент делается на том, чтобы имущество организаций-банкротов, которое находится на их балансе, как можно быстрее возвращалось в гражданский оборот. Для этого предлагается перманентная продажа имущества, а также снижение её стоимости. Если имущество не продается, должен быть законодательный механизм, который приводил бы к уменьшению стоимости данного имущества», –  пояснил глава комитета Верховного Совета по экономической политике, бюджету и финансам Олег Василатий.

В большинстве случаев затяжка процедуры банкротства на руку управляющим, но есть и примеры «волынки» со стороны и кредиторов. «Чаще говорится, что злоупотребляют арбитражные управляющие, но у нас есть информация, что злоупотребляют, в том числе, и кредиторы в данном вопросе. Поэтому и обязанности кредиторов в рамках процедуры банкротства должны быть пересмотрены. Все эти меры должны привести к тому, чтобы процедура банкротства не превышала двух лет. Главная задача – чтобы механизм превращения имущества предприятия-банкрота в деньги шел быстро», – подчеркнул Олег Василатий.

Ещё одним вопросом повестки дня заседания  Верховного Совета стало принятие в окончательном чтении государственной целевой программы (ГЦП)  развития архивной отрасли. Столь масштабный документ в этой сфере у нас в республике принимается впервые. «Работники архивов надежно сохраняют архивные источники многовековой истории, без которой невозможно строить будущее и прикоснуться к культурному и духовному наследию нашей Родины. Благодаря работе архивариусов в фондах Приднестровья собраны миллионы документов, востребованных не только специалистами, но и всеми, кто интересуется событиями прошлого», – отметил важность принятия ГЦП Председатель Верховного Совета Александр Коршунов.

Первоначально госпрограмма рассчитывалась на 2020-2022 годы. Но её реализации сейчас помешал бы выход из режима чрезвычайного положения. Бюджетных доходов хватает на финансирование защищённых статей бюджета – выплату зарплат, пенсий, других социальных пособий, а также на борьбу с распространением COVID-19. Но пришлось ужать финансирование других расходных статей бюджета, в том числе и некоторых государственных программ. Как неоднократно отмечал Президент Вадим Красносельский, они будут профинансированы в полном объёме, когда экономика нашей страны стабилизируется. ГЦП в архивном деле заработать не успела, поэтому её решено было распространить на последующий трёхлетний период – с 2021-го по 2023 год. Программой предусмотрены, в частности:  закупка современного оборудования для создания благоприятных условий хранения и дублирования в цифровом виде архивных  материалов; расширение помещений, где размещены архивные фонды. Всего на развитие архивного дела госпрограммой предусмотрено выделение в течение трёх лет 8 миллионов 226 тысяч рублей.

Александр Никитин.

Фото: www.vspmr.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.