Книги на мусорке

Поводом для этой статьи послужила фотография, которую в редакцию прислал один из читателей. В Бендерах, на ул. Дружбы, объектив запечатлел целую гору книг, вываленных вблизи мусорного бака. Ситуация, может быть, и частная, но от этого ничуть не менее красноречивая.

При каких обстоятельствах было выброшено такое количество книг, нам неизвестно. Может, у квартиры появились новые владельцы. Может, старые сделали евроремонт – книги просто не подошли по дизайну. Может, человек ощутил ненадобность, «старомодность» этого источника информации. Мы рассматриваем и анализируем лишь факт: книги на мусорке.

Откровенно говоря, ситуация с книгами, и в самом деле, непростая. Тут даже не знаешь, с чего начать, так много всего. Попробуем выстроить аргументацию в отдельные блоки.

Внешний вид, количество

Действительно, многие книги (как на нашей фотографии, так и вообще) просто физически устарели. В МССР они издавались многотысячными тиражами. У меня на столе случайно оказалась книга издательства «Лумина», 1987 г., тираж – 200 000. Думаете, что-то из классики соцреализма? Автор – Гилберт Честертон, «Мудрость отца Брауна». Для сравнения, согласно переписи населения 2015 г., население Бендер составляло 91 000 человек, Тирасполя – 129 000. То есть «Мудростью» можно было бы обеспечить сразу два наиболее крупных приднестровских города. Однако издавались книги при этом на макулатурной бумаге очень низкого качества. За минувшие годы бумага лучше не стала. Где-то была сырость, где-то попала пыль. Честертону повезло – его читали: развалился переплет, бумага, и без того желтая, ещё более пожелтела, сам шрифт и был-то мелким, а тут ещё и типографская краска потускнела. И это притом, что сегодня из-за компьютеров и смартфонов близорукость «помолодела».

Содержание

Честь и хвала советской цензуре за то, что не пропускала ширпотреб. Если, конечно, не считать конъюнктурных авторов, ширпотреб идейный, все эти многотомные собрания сочинений первых секретарей, выдающихся безликих комментаторов классиков марксизма-ленинизма. Но, в целом и общем, торжествовала именно классика. Выбирать можно было между классикой детективного или приключенческого жанра, Конан Дойлем или Фенимором Купером. Но, увы, что бы там ни говорили, стареет всё или почти всё. Стареет сам мир, не только классика романтизма. Попробуйте-ка почитать сегодня «Зверобоя». Какой-то неудобоваримый, архаический язык, длинноты, потрясающая наивность, которые, боюсь, только оттолкнули бы сегодняшних школьников. Только представьте: покоритель Дикого Запада очень долго и красноречиво убеждает вознамерившегося снять с него скальп индейца, что тот не прав. Покоритель Дикого Запада? Красноречиво?.. Думаю, молодежь, приученная к клиповой скорости, потеряет интерес ещё на стадии предисловия, где Купер пространно рассуждает об особенностях исторической памяти. А это, господа, увлекательнейшее из увлекательных чтив. Люди зачитывались. Но не устоят Майн Рид и Жюль Верн против красочных, динамичных и реалистичных компьютерных игр, фильмов на большом экране в 3D.

Содержание (книг в квартирах)

То есть я, конечно, не утверждаю, что внук Анны Семеновны, когда подрастет, не станет читать «Айвенго» или «Всадника без головы», или «Трех мушкетеров» (Дюма когда-то невозможно было достать на ночь, а теперь его выбрасывают). Но, согласитесь, вероятность крайне мала. И занимать ради этого полквартиры, в самом деле, нецелесообразно. Книги требуют ухода, отнимают какую-то часть сил, времени, пространства. И это в то время, когда безоговорочно восторжествовал Интернет, сделавший общедоступной практически любую литературу. Наука вооружила нас телефонами, с которых можно читать, и очень удобной, специализированной электронной книгой, чья память способна вмещать тысячи нужных вам виртуальных книг.

Воспитывающее волшебство (аргументы в защиту)

Из всего сказанного видно, насколько непростая судьба у традиционных видов носителей информации в современном мире. Однако это лишь одна сторона медали. А есть и другая. Дело в том, что общедоступность связана с некой аксиологической (ценностной) инфляцией. Мы как бы говорим себе, что всё это под рукой, это всё есть в Сети. И успокаиваемся, ограничиваемся этим чувством. Легко получаешь – меньше ценишь. Сравните с книгой, которую всегда мечтал прочесть, долго искал и наконец увидел на прилавке магазина.

Книга как физическая величина больше ценится – если потратил деньги, купил, хотя бы попробуешь прочесть. Физические книги оказывают на нас воздействие самим фактом своего присутствия в нашем маленьком мире. Мы с ними соседствуем, сосуществуем. И соответственно, не можем оставаться равнодушными друг к другу.

Вот ты останавливаешься у стеллажей и понимаешь, что «Семью Поланецких» Сенкевича ещё не читал, не добрался до «Возвращения» Ремарка, даже не начинал «Котлован» Платонова, хотя Лариса Сергеевна, учительница русского языка и литературы, задавала ещё лет эдак 25 назад. И вот ты берешь в руки этот самый «Котлован». Ты в мире книг! И это связано с особым волшебством, особым ритмом, стилем жизни, течением мыслей.

Скажем так, совсем не то же самое – сходить с другом на природу, сварить на берегу Днестра уху или пообщаться с ним по Интернету.

Вывод. И у физической книги, старой, доброй, и у электронной свои преимущества. Не стоит так уж решительно делать выбор в пользу одной из них. Предпочтение, каким бы оно ни было, будет сопряжено с теми или иными потерями. Всё электронное представляется более эфемерным (недолговечным). И правда, в виртуальном мире «написанное пером» вырубить, видоизменить значительно проще, вот почему печать сохраняет свое значение, несмотря ни на что.

Однозначно, книги выбрасывать не надо. Нельзя! Отнесите в библиотеку либо в те места, где действует «книгодар» (свободное распространение книг). Книги можно сдать в «Букинист», в магазин или попытаться реализовать на «блошином рынке».

Поверьте, есть люди, которые не столь подвержены влиянию моды, тенденциям времени, и читать книгу или газету за чашкой чая им просто приятно.

Михаил Фернет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.