Там, за «горизонтом»…

Сколько в мире талантливых людей, пишущих стихи, прозу. Их можно встретить повсюду, и в наших Бендерах в том числе. Со многими из них, членами городского отделения союза писателей Приднестровья «Горизонт», удалось встретиться в минувший вторник. Открывая заседание, заместитель председателя литобъединения Муза Игоревна Гончарова, всячески старавшаяся обойти это слово, заменив его «встречей», объявила, что «Горизонту» совсем недавно исполнилось 70 лет, и это главная причина, собравшая   местных поэтов и прозаиков.

Среди них были люди разных возрастов и профессий – от старшеклассниц Анны Галата, Алины Лебединской и Алины Клиниковой до пенсионера Виталия Габдрахманова, которому на днях исполнилось 70 лет. Были такие, чьи имена известны не только в Бендерах, – это Наталья Самоний, Зоя Витковская, Татьяна Зубкова, Александр Тихонов… На них с уважением смотрели и слушали юные таланты – Алексей Захарчук, Диана Федорович…

Еще что хочется сказать: встреча местных литераторов проходила на природе, в одном из живописных уголков на окраине города, там, где летом 92-го года была линия фронта. Отсюда рукой подать до Суворовской горы, с которой как на ладони просматриваются Бендеры и Тирасполь, а совсем рядом – заброшенное здание общежития шелкового комбината, «раненое», со следами той, уже далекой, но незабываемой   трагедии города, всего Приднестровья. И оно напоминало жаркие июньские дни 92-го. Но прежде всего стихи, рассказы, эссе, которыми делились те, кто 28 лет назад защищал любимый край от националистов Молдовы. Анатолий Булда, председатель союза защитников Бендер, Владимир Денисенко, офицер запаса, ныне пенсионер, и другие члены городского отделения союза писателей Приднестровья вспоминали былое время, боевых товарищей, с которыми плечом к плечу отражали атаки врага. И звучали стихи о войне, о Победе, о сегодняшней мирной жизни…

Долго длилась встреча местных литераторов. Порой казалось, что им не наговориться, столько хотелось друг другу сказать. Чувствовалось, они хотели, чтобы об их творчестве узнали как можно больше земляков, и редакция нашей газеты просьбу услышала – перед вами, читатель, литературная страница от «Горизонта».

Александр БОРИСОВ.



Это было в Бендерах

Он упал на асфальт,

Он глядел прямо в небо.

А вокруг бился в стены

Смертный пушечный гром.

Это быль или небыль,

Это быль или небыль?

Это было в Бендерах

В девяносто втором.

Это было в июне,

Жарким солнечным летом:

Душу рвёт «Алазань»,

Автоматы стучат…

О Бендерской войне

Тихо пишут поэты,

А властители мира

Напряжённо молчат.

Годы быстро летят,

И белеют седины

На висках матерей,

Потерявших детей.

В их глазах до сих пор

Не исчезли картины

Той войны, искалечившей

Души людей.

Он лежал на асфальте

У старого сквера.

Он и мёртвый искал

В небе чью-то звезду.

Это было в Бендерах,

Это было в Бендерах

В девяносто втором,

Самом страшном году.

Борис Бочагов.



Была  война

Была  война.

Война  без   правил,

Без  перерыва  на   обед.

Была  война.

И   миром  правил

В   руках   убийцы   пистолет.

Была  война  почти  вслепую,

Не   разберешь,  где  друг,   где   враг.

Но   кто  мог  выдумать   такую,

Развеяв   мысль   о  мире   в  прах.

Была  война.  Война  на   нервах.

Был  беспощаден   каждый   миг.

Был  каждый   бой  для  многих   первым,

Последним   ставший   для  иных.

Была   война.  Война  в  Бендерах!

Кто  мог  подумать   о  таком?

Кто  мог   представить   наши   скверы

Под  профашистским  каблуком?!

Была  война.   Война   без   правил.

Когда  и   разум   –  дефицит,

Но  на  колени   не  поставил

Бендеры   зверский   геноцид.

Была  война  такой  нелепой,

Какой   никто   еще  не   знал!

…Из  пепла  взорванного  лета

Встал  БМП   на   пьедестал.

Людмила  Денисова (участник боевых действий 92-го года).



Бендерский клен

Перед мостом, где крепость рядом,

Где жесточайший бой гремит,

Подрублен вражеским снарядом,

Бендерский гордый клен стоит.

Его здесь Родина взрастила,

И он, ей преданный, живет!

И никакая вражья сила

Его не сломит, не убьет.

Своих ветвей витые стропы

Склонив листвой на провода,

Он на виду у всей Европы

Стоит – и шагу никуда!

Война дымит, и зло грохочет.

Но что гвардейцам этот гром,

Коль даже дерево не хочет

Упасть на землю пред врагом.

Здесь чужаки не раз бывали

Из недалеких «мудрых» стран.

Они потомкам передали

Свой опыт… бегства от днестрян.

Василий МАСЛОВ, ветеран Великой Отечественной войны.



Реквием

Гремит в груди неистово гроза,

И мучает бессонница недаром.

Мне застилает прошлое глаза

Горячим дымом от больших пожаров.

Горит июнь. И в пламени огня

Спрессованы минуты и мгновенья

Того войной оборванного дня,

Что пал на город мой зловещей тенью.

Измерить горе временем нельзя.

Ведь и сейчас я не могу поверить,

Что гибли в том горящем бэтээре

И Саша Дузь, и все его друзья.

И выплывают вновь из темноты

Пугающие заревом рассветы.

Стоят на шумных улицах кресты,

Как боль того расстрелянного лета.

И всё опять: и кровь из-под бинтов,

И взрывами расколотые ночи,

И крики раздирающихся ртов,

Когда терпеть, когда молчать нет мочи.

И до сих пор в нависшей тишине

Напоминают мне о хрупком мире

Пробитая картина на стене

И гильзы, что собрал в своей квартире.

…Вновь тихая прохлада у реки

Окутывает мягкие закаты,

И падают на землю лепестки,

Как падали защитники когда-то.

Печаль Бендер!

Не отпускаешь ты!

Всё это в нас, под сердцем, где-то близко!

И люди  круглый год кладут цветы

На улицах к подножью обелисков…

Леонид ЛИТВИНЕНКО.



Снайпер

Он лежал на балконе

И, как в кино,

Ловил спешащих в прицел.

Весь двор на ладони,

А рядом вино,

Он пил его и хмелел.

И палец плавно давил на курок,

Бендеры – огромный тир.

Выстрел – щелчок, выстрел – щелчок.

Так он расстреливал мир.

Старуха вниз упала лицом,

Катилась буханка хлеба.

Он не считал себя подлецом

Под этим июньским небом.

Вскрикнув от боли, ребёнок затих.

Точное попадание!

Героем видел себя в этот миг,

Исполнившим чётко задание,

И, как убитых, гильзы считал,

Был в этом мире всех выше…

…Но, как свинья, от страха визжал,

Когда его сбросили с крыши.

Григорий  Воловой (участник боевых действий 92-го года).



Прошла сквозь сердце линия огня

Июнь перевалил за середину,

Для школьных вечеров пришла пора,

Что завершают лета половину…

И всем хватало мира и тепла.

Но город вдруг от взрывов содрогнулся,

Бой разгорелся среди бела дня.

И старый Днестр притих и ужаснулся –

Прошла сквозь сердце линия огня.

По улицам носились БТРы,

И дым – до неба, белый свет затмив.

Они хотели покорить Бендеры,

Полгорода в руины превратив.

Хотели здесь установить порядки,

Что нам с тобою были не нужны.

А в парке Горького, у танцплощадки,

Мой друг стал первой жертвой той войны.

Он ранен был в тот час осколком мины,

Я видел устремленный в небо взгляд,

Вдруг ставший почему-то жгуче-синим,

А рядом – оброненный автомат.

Закончились бои, наш город мирный

Залечивает раны той войны.

Но взглянешь в небо, вспомнишь взгляд тот синий,

И сердце защемит от тишины.

Анатолий Козбинов.



Памятник солдату

Александру Лебедю

С этим  именем многое связано,

Его помнят и чтят без меры.

Есть корабль, в честь него названный,

И есть памятник. Здесь, в Бендерах.

Был комбатом он в горном Афганистане.

Губернатором был, депутатом…

Закалившись, прошёл не одно испытание

И навечно остался солдатом.

В час,  когда залп орудий и грохот гранат

Окончательный вынес вердикт,

Он решил  от свинца уберечь солдат,

Он  сумел погасить конфликт.

«Во блаженном успении вечный покой…»

За свой век он успел немало.

Пусть расскажет,  кем воин был  и герой,

Этот памятник Мемориала.

Нам не вспомнить всего  и всего не понять,

Время что-то оставит за кадром…

Только памятник  будет в Бендерах стоять

В честь защитника, Александра!

Муза Гончарова.



Живи долго

В 1979 году я служил на советско-афганской границе.  На территории Афганистана шла гражданская война. Нередки были вооруженные вторжения на нашу территорию.  Шла война, но далеко от дома.  Уезжали мы домой уже обстрелянными бойцами, понюхавшими порох. Некоторые остались там навсегда. Если бы кто-то сказал, что мне придётся через 13 лет вновь взять в руки оружие, я бы рассмеялся. Тем не менее это случилось летом 1992 года.

Роту тираспольских ополченцев, в составе которой числился и я, разместили в здании 15-й школы.  Перед нами стояла задача – не допустить прорыва бронетехники противника в центр города с кицканского направления.  Начали укрепляться, обживаться, осваивать и изучать прилегающую местность. Время от времени школа обстреливалась из автоматического оружия и подвергалась миномётному обстрелу. Причём был замечен определенный график. Одним словом – война.  Большинство жителей, проживавших поблизости, покинули жильё из-за опасного соседства. Однажды выдался на редкость тихий и спокойный день. Миномётный обстрел по графику не состоялся. Командир роты вызвал меня, ещё нескольких бойцов и приказал осмотреть местность со стороны Днестра, чтобы избежать каких-нибудь сюрпризов с того направления. Быстро собрались. Пошли. Проходя мимо огородика, сорвал крупный помидор. В этом году ещё не пробовал.  Подумал о жене, малолетних сыновьях, отвезённых на Украину к бабушке. Как они там? Чем занимаются? Вдруг воздух содрогнулся, взорвался.  Грохот, огонь, небо перевернулось, уши заложило, всё вокруг запрыгало.   Неожиданно начался миномётный обстрел. Залегли. Ближайшее укрытие – в подвале девятиэтажки. Выждав паузу, вскочили и кинулись к укрытию. Бегу что есть силы. Слева и сзади почти разом два взрыва, и тут же впереди, буквально в двух метрах от меня, влетает в землю мина… и не взрывается. Я встал как вкопанный.  Вот и смерть. На границе она была где-то, а здесь рядышком, вижу её.  Мгновенно вся жизнь пролетела перед глазами.  Так хочется жить, видеть жену, детей! Видеть небо, землю, траву! Ну всё, вот, сейчас! И меня не станет. Очень, очень хочу жить!  Глаза широко раскрыты! Я не так много прожил.  Прошла минута, а мина не взрывается!  Надо скорее уходить, но не могу сдвинуться с места.  На деревянных ногах обошёл мину и, не оглядываясь, медленно двинулся за девятиэтажку. За домом ноги подкосились.  Сел.  Через некоторое время пришёл в себя, разжал левую ладонь, а там только шкурка и семена от помидора.  Спустя два часа приехала группа сапёров и обезвредила мину.  «Возле тебя упала мина?» – спросил старший группы, подойдя ко мне.  «Да», – ответил я.  «Считай, что родился в рубашке. Мина с дефектом.  Живи долго!» – сказал он, улыбнулся и пожал мне руку.  Думаю, что крепко тогда за меня молились родные и близкие.

Владимир ДЕНИСЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.