Вопрос поддержки животноводства – это вопрос заботы о здоровье народа

Этот год  стал особенно трудным для сельского хозяйства. Засуха, поразившая юг и центр страны, погубила более 40% посевов. Самые разные ведомства прогнозируют «снижение объемов производства». Причем, по расчетам специалистов, сложнее всего складывается ситуация в молочном животноводстве. По данным ветеринарной службы, за год поголовье коров в личных подворьях на начало лета сократилось на 11-12%.

По мысли неспециалиста, на столько же должно упасть и производство молока. Однако вот мы заходим в магазин – и полки с молочной продукцией по-прежнему полные. А ведь ту же сметану на складе не накопишь, она каждый день должна быть свежая. То есть, с одной стороны, поголовье уменьшается, а с другой – кризиса с молочкой нет, и судя по всему, не предвидится.

Как так получается? За разъяснениями мы обратились к Борису Кушниренко, начальнику отдела развития животноводства управления развития агропромышленного комплекса министерства сельского хозяйства и природных ресурсов.

– Борис Евгеньевич, можете уточнить: а почему именно в молочном секторе отмечается снижение поголовья?

– Здесь целый комплекс причин. Во-первых, конечно, засуха. Она, безусловно, влияет на все отрасли сельского хозяйства. Но молочная отрасль более уязвима из-за специфики кормовой базы: три четверти корма для коров – это так называемые сочные корма. Силос, сено, солома, зеленая масса и так далее. Засуха сильно ударила по производству именно этих кормов.

А во-вторых, есть еще и причины, скажем так, демографического и даже психологического плана.

Проблема здесь действительно многогранная. По словам Бориса Кушниренко, в Приднестровье более 70% коров сосредоточено в личных подворьях. А держать корову – это тяжелый труд. Ее надо доить, кормить, убирать коровник – и все это каждый день, круглый год. Но менталитет жителей села меняется – они тоже хотят жить по-городскому, хотят иметь выходные и ездить в отпуск… Плюс экономика. Раньше в частном секторе хорошим подспорьем всегда был выпас скота на пастбищах. Но в этом году в наших южных районах такой возможности практически не было. А покупные корма довольно дороги – и вот гражданам становится просто невыгодно держать корову.


В частном секторе сохраняется тенденция ежегодного снижения поголовья животных. Если в 2015 году в личных подворьях коров было 9467 голов, то на начало 2020 года осталось 7 109.


– С частным сектором ясно. Но почему тогда полки с молочкой полны?

– Потому что поголовье уменьшается именно в частных, личных подворьях, и соответственно снижается количество молока, которое поставляют эти подворья. Но это падение объемов полностью компенсируется более продуктивными животными на крупных агрофирмах. А ведь там не только надои выше – там и поголовье растет. Как у Ломоносова – «природа не терпит пустоты», и если где-то убыло, то значит,  где-то прибыло.

– То есть поголовье коров уменьшается в частном секторе, но одновременно увеличивается в общественном. Это хорошо или плохо?

– Это общемировая тенденция. В странах с развитым животноводством доля промышленного производства молока составляет 70-80%. Так происходит потому, что частник очень уязвим к негативным факторам – и мы как раз сейчас это видим. А крупные производители более устойчивы и к природным процессам, и к колебаниям рынка.

– Но насколько известно, у нас государство поддерживает всех производителей молока – и мелких, и крупных. Дотации на молоко, например, получают независимо от размера хозяйства…

– Правильно. Государство в этом деле должно и будет помогать всем производителям. Какая разница, от какого собственника поступило молоко, главное, чтобы оно было качественное и чтобы его было достаточно для всего населения.

Однако доплатами за молоко господдержка не ограничивается. Для наших животноводов действуют льготные тарифы на электроэнергию и природный газ, обеспечено долгосрочное льготное кредитование.

Так уж сложилось, что особо продуктивных животных мы сегодня закупаем за границей.  Поэтому в рамках мер господдержки животноводства установлена нулевая пошлина на импорт крупного рогатого скота. Причем независимо от того, кто завозит – юридическое это лицо или просто фермер.


В стратегии развития Приднестровской Молдавской Республики на 2019-2026 годы сказано: основными задачами развития АПК, направленными на достижение цели по обеспечению продовольственной самообеспеченности республики в перспективе, являются создание благоприятных условий развития аграрного предпринимательства в мясомолочной отрасли.


И нельзя не отметить –  эти меры действительно приводят к росту поголовья высокопроизводительных животных на крупных агропредприятиях.

– Мы когда-то, в 90-х, начинали с животными, оставшимися еще с советских времен. Надои на нашей ферме были 3-5 литров в день, – рассказывает Геннадий Ларкин, главный зоотехник ООО «Фиальт-Агро» (торговая марка «Благода»). – Но применяли научный подход, специальные корма и подняли надои до 14 литров. А потом стали завозить элитные и суперэлитные породы, от которых получают 25-30 литров в день. Абсолютный рекорд – 56 литров. В начале 2018 года у «Фиальт-Агро» было около 1000 голов, а уже сегодня 1600. И есть стабильные тенденции к увеличению – в начале 2021-го общее поголовье крупного рогатого скота составит более 2500 голов.

– Это приплод такой?

– И приплод (у нас своя селекция), и импорт. Есть же субсидии на ввозимых животных, пользуемся.

Вот они, преимущества промышленного производства молока. Специальные корма частник не купит – для него это дорого, да и с научным подходом сложно будет. Собственно, поэтому проблему зависимости производства молока от частного сектора минсельхоз старается решать путем дальнейшего развития общественного сектора производства.

А вот субсидии – отдельная тема. Все государства стремятся улучшить показатели молочного стада. В странах ЕС половина стоимости породистой молочной коровы оплачивается из госбюджета. У нас возможности бюджета скромнее, но размер субсидий на закупку КРС запланирован достаточно большой – около 30% цены. На эти цели в республиканском бюджете заложено более 12 миллионов рублей – и они работают: по данным минсельхоза, в этом году хозяйства планировали купить около 1000 нетелей (нетелившихся коров), и треть из них уже завезена.

Хотя, конечно, находятся и критиканы, которые утверждают, что «лучше бы эти деньги людям раздали». Конечно, можно сегодня эти 12 миллионов раздать пенсионерам, например. Каждому где-то по сотне достанется. Но вот коров у нас уже не будет, и потому завтра эти же пенсионеры будут покупать не отечественное молоко по 10 рублей, а импортное по 20. И будет это импортное еще и порошковое, то есть с наполнителями, заменителями и прочей таблицей Менделеева.

– Поэтому вопрос поддержки животноводства можно трактовать еще и как вопрос заботы о здоровье людей, – говорит Борис Кушниренко.

И не поспоришь.

Андрей БАРСУКОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.