Дамский клуб

Это наш с вами клуб, где мы встречаемся раз в несколько месяцев, а порой и чаще. Когда получается вырваться из каждодневной суеты. Приготовив обед, переделав все важные дела, позанимавшись с детьми и получив одобрение у мужа, выкроив немного времени для себя, отправиться на встречу со своими подругами из «Дамского клуба». Здесь можно говорить обо всем открыто, можно шутить и смеяться, изливать друг другу душу и делиться советами. Здесь поддержат разговор на любую тему, о чем угодно: о семейных традициях, воспитании детей, о сложностях в отношениях с родственниками, о моде, о ситуации в мире… Здесь можно знакомиться с новыми людьми и становиться друзьями. Потому что нет ничего ценнее искреннего и душевного общения с хорошими людьми. Такими, как мы с вами…

Оказывается, находить время для себя просто жизненно необходимо. Время для себя должно быть у каждого жителя планеты Земля, но у нас, женщин, особенно. У нас – в первую очередь. Свое личное время и личное пространство. Оно как зарядное устройство. Как энергетический поток. Как возможность восстановиться, обнулиться, выдохнуть. И снова идти, бежать, побеждать, преодолевать, достигать. Без времени для себя женщины становятся тусклыми, обокраденными, пустыми. Да, они все равно продолжают идти, но медленно-медленно, совершая порой бесполезные попытки бежать. Нет, без времени для себя нам никак…



День, когда в ваших паспортах появился штамп…

– Нам и так хорошо, правда? Штамп в паспорте – это только штамп. А у нас больше – у нас любовь.

– Да, конечно, – улыбается она и опускает глаза.

Ничего подобного, не «конечно». Ничего подобного, не «хорошо». И штамп вовсе не просто штамп. Это признание в любви, это клятва быть рядом, это поступок – большой, настоящий мужской поступок. Отказ жениться – тоже поступок. Мелочный. Очень говорящий и, увы, не в пользу большой любви. Конечно, можно жить так, как хочется тебе, как сам придумал. Но люди все же существа социальные. И лишняя свобода часто, в самом деле, оказывается лишней. Подталкивающей к расхлябанности, к распущенности, к бегству от ответственности. Хиппующие мальчики и девочки стареют и становятся хиппующими бабушками и дедушками. Стареют, не взрослея. И это не только смешно, но даже пугающе. Хотя… Говорят, все мы разные. И что немцу хорошо, то русскому – смерть. И нужно слушать себя, свое сердце, не обращая внимания на это докучливое общественное мнение.

Да, слушать себя нужно. А еще ее, его – свою вторую половинку. И вот если слушать ее, то, поверьте, из ста, быть может, найдется одна, для которой штамп – это просто штамп. А не поступок. А не уверенность. Хоть мизерная, но уверенность. И найдется лишь одна из ста, которой искренне не нужна свадьба, не нужен штамп, кольца, слова, что «вместе в радости и в горе», вместе до конца… Штамп – это вот что… Это улыбка, родившаяся при виде обручального кольца на его пальце. Это теплое обволакивающее изнутри чувство, что ты за мужем, за стеной. Что тебя защитят, прикроют, отстоят. Когда ты права и когда нет. Потому что для него ты права всегда. Это все то лучшее, что только могло случиться с тобой в жизни, твоя семья. Это признание в том, что ты нужна – и молодая, красивая, и уставшая, с первыми морщинками, и даже разочарованная в мире. Нужна любая. Всегда. Даже когда уже нет сил быть нужной, нет сил быть. И именно тогда он останется рядом, будет рядом и днем, и ночью, каждое мгновение, чтобы внушать: силы появятся. И небо еще будет голубым, а солнце ярким, и море манящим, волнующим. А ты – живой. Снова будешь живой и смеющейся. А пока он рядом. И на его безымянном пальце все то же кольцо, которое ты надела ему в день, когда в ваших паспортах появился штамп…

– Послушай, я знаю, что для тебя штамп в паспорте не важен, что это просто чернильный отпечаток, придуманный людьми. Ты говорила… Но я так же знаю, что хочу провести с тобой всю свою жизнь. Хочу просыпаться и засыпать с тобой. Хочу, чтобы наши дети знали, как сильно я тебя люблю. Хочу называть тебя «своей женой». Хочу состариться именно с тобой, и чтобы у нас была дача с вишневыми деревьями и верный пес, который всегда, даже летом, будет жить в доме… Поэтому – выходи за меня…

– Да, конечно! – она улыбнулась и обняла его так крепко, как только могла.



История двоих

Наш фотокор Виктор Громов через свой объектив умеет разглядеть порой то, чего не видят другие.

Где бы он ни был, подмечает необычное, красивое, волнующее. Это уже профессиональное. Так, будучи в Кицканском монастыре на дне рождения настоятеля отца Паисия, мой коллега заметил пару, молодую, трепетно относящуюся друг к другу, явно влюбленную. И место, и молодые люди, все располагало к съёмке. В процессе Виктор узнал историю любви своих героев и позже рассказал ее мне. «Как в кино», – улыбнулась я, услышав его рассказ, и уже тогда решила поделиться им с вами, наши читатели. Парня зовут Илья Афанасенко, а его невесту – Анечка Кайдаш. Им чуть более 20. Ребята познакомились в августе 2013 года в Крыму, на мысе Фиолент. «Я приехал с родителями, а Анечка, как взрослая, с подругами, – вспоминает Илья с улыбкой. – Она меня на два года старше. Я сразу же для себя решил, что хочу на ней жениться. Но она из украинского Харькова, я – из приднестровского Тирасполя. Она окончила первый курс университета, а я – 9-й класс. Однако меня это не остановило, и я решил, что обязательно завоюю ее сердце. Так и произошло. Я настойчивый».

Сначала было долгое виртуальное общение. После трех лет переписки в Интернете ребята решили встретиться в городе Одессе. Они к тому времени уже были родными и знали друг о друге практически все. Потом еще два года ездили друг к другу, встречаясь то в Одессе, то в Харькове, то в Тирасполе. Илья терпеливо ждал, когда девушка окончит университет, и учился сам. Он должен был переехать в Кишинев, чего ему очень не хотелось, ведь тогда продолжать отношения было бы непросто. Но все сложилось наилучшим образом, и в декабре 2017 года Илья переехал в Одессу. Нашел хорошую работу, арендовал квартиру. Анечка тем временем оканчивала университет, защитила диплом и переехала к нему из родного Харькова. Парень сделал ей предложение, и она, к великому счастью Ильи, согласилась. Ребята прожили два года в солнечном городе Одессе, он работал в сфере сельского хозяйства, она – в ресторане администратором. Через время молодые люди переехали в Тирасполь, так как Илья решил здесь развивать свое дело. Девушка ради переезда в Тирасполь с любимым оставила работу. Так они трудились вместе целый год, выращивали салат. Их продукция продавалась в магазинах. Но из-за ряда обстоятельств начинающим бизнесменам пришлось оставить этот дело. Сегодня ребята ждут, когда откроют границы, чтобы вернуться в Одессу. У них немало планов и идей. В августе планируют пожениться. И им неважно, где жить и, по сути, не так важно, чем заниматься, главное – вместе. Ведь это история двоих. История длиною в жизнь.



Маска не роскошь, но бывает роскошной

Сегодня ситуация в мире диктует стиль. Еще каких-то полгода назад кто бы мог подумать, что защитная маска станет частью жизни, одежды, образа. Займет свое место среди прочих аксессуаров.

И если мужчины надевают маски, не особо задумываясь об их цвете и покрое, то женщины и здесь успевают отличиться. Желая проявить индивидуальность, носят маски под цвет одежды или сумок. А некоторые и вовсе предпочитают украшенные вышивкой, а лучше камнями Сваровски, ну или подделкой этих камней. Что ж, пандемия пандемией, а жизнь продолжается. И, думается, в этих камнях и вышивке – все жизнелюбие женщин и умение противостоять трудностям.

Встретившись в городе со своей знакомой, я сразу обратила внимание на ее маску – стильную, необычную, отличающуюся от прочих, которые можно увидеть сегодня на людях в магазинах, троллейбусах или на рынках. «Сама сшила?» – спросила я. «Нет, у меня руки к такому не способны, я только по клавиатуре умею», – засмеялась девушка и рассказала, откуда у нее появилась эта маска… Оказывается, в Тирасполе есть умельцы, у которых с руками все более чем в порядке. Супруги Виталий Соколов и Ирина Малай. Они сами изготавливают такие маски. Сначала шили их для себя, обеспечили всю семью. Затем об услуге пошить оригинальную маску их стали просить знакомые, а потом и знакомые знакомых. Так и вышло: сарафанное радио сделало свое дело. Отказать в помощи они не могут, потому что, как признаются, и самим в радость рукоделие, а цену на маски ставят символическую, чтобы окупить затраты. Ведь супруги сами покупают ткань, используют специальную сублимационную краску для нанесения рисунка…

– Какой была ваша первая маска?

– На карантине жизнь какая-то серая, потому мы с супругой и решили сделать ее немного красочней. Сначала пошили маску для внука, с изображением любимых героев из мультфильма «Том и Джерри». Затем подарили маску с черепом зятю-рокеру. А потом уже пошили себе. Друзья увидели, им понравилось, и пошли заказы. Затем мы свои работы выложили в социальные сети, заказов стало больше.

– Сейчас в Интернете множество мастер-классов по изготовлению защитных масок… Ваши лекала оттуда?

– Моя жена по профессии портная, она сама разработала макет маски. Также мы с ней сами подбираем рисунок, фото для масок. Или знакомые заказывают что-то конкретное.

– Наши люди любят, чтоб нарядно, чтоб все лучшее и сразу. Какие рисунки пользуются особым спросом?

– Бывает, у нас сразу заказывают маски на всю семью. Мы разработали размеры масок на детей, подростков и взрослых. Детям чаще всего заказывают изображения героев мультфильмов, женщины предпочитают цветы, изображение красивых женских лиц или кошек. Мужчины – тигров, львов, черепа. Что касается рисунков или фотографий на масках: у нас есть оборудование для сублимации, то есть для переноса изображения на ткань, дерево и другие материалы.

– Как думаете, «масочный бизнес» – временное явление?

– О-о-о-очень надеемся, что временное! Мы – участники народного клуба декоративно-прикладного творчества и изобразительного искусства «Самоцветы», который расположен в Тираспольском Доме народных традиций и ремесел. Жена шьет кукол в народном стиле. А я – бывший военнослужащий. После увольнения из армии занялся лазерной резкой и гравировкой, а также сублимацией на дереве. Участвуем во всех массовых мероприятиях, проводимых в нашей республике, а также в Молдове и Гагаузии. Поэтому мы, как и все люди сегодня, мечтаем, чтобы карантинные ограничения скорее сняли, чтобы пандемия коронавируса закончилась и жизнь вернулась в нормальное русло.

Страницу подготовила Варвара КИКА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.