Медсестра Коновалова

В книгах советского периода о войне черным по белому написано, что с первых дней вероломного нападения фашистской Германии на нашу страну люди разных возрастов и национальностей в едином порыве поднялись по зову Родины на защиту ее свободы и независимости. Большинство шли на фронт добровольцами, желая помочь и внести свой вклад в дальнейшую судьбу Родины. Та далекая война никого не обошла стороной. В ней принимали участие все, от мала до велика. Борьба стала всенародной и всевозрастной.

Для меня Великая Отечественная война – это история не только всего народа, но и каждого ее отдельно взятого участника. Так, каждый год в День Победы мы всей семьей возлагаем цветы к могилам павших. Раньше мы всегда шли в гости к Коноваловой Кире Ивановне, нашей соседке и ветерану войны. С раннего детства я слышала ее рассказы и с каждым годом воспринимала их по-новому. Эта история не из фильма ужасов, она из реальной жизни, и произошла с молоденькой, хрупкой, скромной девушкой. В свои 19 лет Кире пришлось столько пережить, что трудно даже представить себя на ее месте. Но несмотря на тяжелые воспоминания, в ее словах не было абсолютно никакой озлобленности, скорее, звучала благодарность судьбе за то, что удалось пройти тропу войны от начала и до конца, пусть этот путь и не был легким, и выжить.

Ноябрь 1941 года.

«В октябре 1941 года в Москве было объявлено осадное положение, – рассказывала Кира Коновалова. – Я, как и многие комсомольцы, пришла в военкомат с просьбой отправить меня в действующую армию. Пока ждала решения, каждую ночь после учебы, работы мы с друзьями на крышах домов тушили немецкие зажигательные бомбы, рыли окопы под Москвой. Вскоре я получила повестку и назначение в хирургический полевой госпиталь № 104. С этим госпиталем я прошла от Москвы до Кенигсберга, сначала на Западном фронте, затем на 3-м Белорусском».

Конечно, война – это не женское дело, но такие «обыкновенные девушки», как она, медленно ковали победу на фронте. Тяжело привыкнуть к постоянным бомбежкам, выстрелам, убитым и раненым. Выдержать на фронте надо было не кому-нибудь, а девчонке, которую до войны мать еще баловала, оберегала, считая ребенком. Кира Ивановна рассказала, как перед самой войной родители не отпускали ее без провожатого к бабушке, мол, еще маленькая, а вскоре эта «маленькая» ушла на фронт операционной сестрой. Хрупкая девочка выносила с поля боя раненых солдат. Трудно подсчитать, скольким людям она спасла жизнь за годы войны.

В пороховом дыму, под пулями, между воронками и рвущимися снарядами, закинув санитарную сумку за спину, она переползала от одного раненого к другому, делая им перевязки, оттаскивая в воронки и другие укрытия.

«Первой нашей дислокацией был город Загорск, – вспоминала ветеран. – Тяжело было на душе, когда пришли первые автобусы с ранеными. Вот тут мы испытали жалость к нашим воинам и лютую ненависть к врагу, топтавшему нашу землю! Я помню, с какой материнской любовью делали все для солдат, так хотелось передать им теплоту женских рук».

Под Гжатском на глазах девушки погибла ее подруга, санитарка Аня Кравцова: «За 10 минут она скончалась от тяжелейшей травмы, а у меня даже не было времени поплакать. Нужно было бежать дальше, продолжать спасать раненых».

В феврале 1945 года войска продвигались к восточной Пруссии, и старшая операционная сестра Коновалова с персоналом госпиталя проехала последнюю пограничную деревню Кибортае и оказалась в городе Эйткуннен. Из воспоминаний Киры Коноваловой: «Наш госпиталь был развернут уже на территории Германии, когда стало известно, что в городе высадился немецкий десант. Но нужно было продолжать оказывать помощь. Наша бригада находилась долгое время в операционной. А когда закончили оперировать, узнали, что весь госпиталь буквально «вырезали» фашисты. Как мы плакали над умершими! Привыкнуть к смерти мы так и не смогли».

Весну 45-го года она встретила в городе Кенигсберге. Городом уже овладели советские войска, но немцы продолжали оказывать сопротивление. Продолжался артобстрел, снаряды попали и в красивейший зоопарк. Вокруг стоял гул снарядов, рев животных, стоны бойцов…. А на возвышенности – маленькая белая церковь. «Мы с подругой-санинструктором приняли решение перенести раненых в эту церковь. И носили, пока оставались живые бойцы. Что удивительно, при артобстреле в церковь не попал ни один снаряд!» – удивлялась ветеран.

А однажды медсестра обнаружила… шпиона! «Во время очередного дежурства, – вспоминает Кира Ивановна, – мы услышали выстрелы недалеко от госпиталя. Вскоре к нам в перевязочную был доставлен офицер с огнестрельным ранением ноги. Он вел себя как-то странно: суетился, отказывался снять одежду, хотя должен был лечь на операционный стол. Когда я осматривала его одежду, внимательно прощупала ворот гимнастерки и обнаружила вшитые в него документы. Это были секретные документы из штаба. Так я обнаружила немецкого шпиона».

Последней дислокацией госпиталя Киры Ивановны был город Тапиау. Она вспоминает: «В День Победы всегда в памяти всплывает момент, когда ранним утром в операционную вбежал наш врач и закричал: «Победа! Победа!». Он был человек восточный и с присущим ему темпераментом по-особому выплеснул свою радость: взял скальпель с операционного столика и станцевал лезгинку. А капитан лет двадцати пяти, у которого были ампутированы ноги, горько заплакал. Мы подбежали к нему и спросили: «Вы что, не рады победе?», а он ответил: «Я очень рад, только вот я никогда не смогу танцевать так, как ваш доктор». Сколько же нужно было найти в тот момент теплых слов, чтобы согреть его душу…».

Фото из семейного архива

После войны Кира Ивановна продолжала службу в военном госпитале им. Бурденко в Москве. Там же она встретила свою судьбу – полковника Самуила Ефимовича Вайсмана, кавалера двух орденов Красной Звезды. У четы было немалое количество военных наград. Кира Ивановна награждена медалью «За оборону Москвы», а за мужество и находчивость, проявленные при обороне Кенигсберга, – орденом Красной Звезды.

Всю дальнейшую жизнь они вместе делили тяготы армейской службы, воспитали сына Сергея, двоих внуков Дмитрия и Никиту. А Кира Ивановна до 80 лет продолжала работать медсестрой в детской больнице.

В моей памяти она осталась образцом верной и преданной женщины, жены, доброй матери, заботливой бабушки, целиком посвятившей себя семье и близким. Всегда доброжелательная, элегантная, Кира Ивановна могла найти слова, понятные людям разных возрастов.

Я могла бы и далее продолжать рассказывать о героических и простых людях времен Великой Отечественной войны, но все же хочу вернуться к ветеранам, которые живут сейчас рядом с нами. Их осталось совсем немного, и хотелось бы, чтобы мы именно сейчас стали принимать больше участия в их жизни. Редко кто из нас, особенно молодых людей, зайдет в гости к ветерану просто так, узнать, как здоровье, помочь по хозяйству, да и просто побеседовать по душам.  А ведь именно внимания, по-моему, и не хватает таким людям. Им всегда приятно, когда с ними кто-нибудь в простой обстановке беседует за чашечкой горячего чая о жизни. В такие минуты посмотрите им в глаза. Посмотрите! В них вы не увидите усталого, замученного временем пенсионера-ветерана, нет! Вы увидите молодого парня или девушку, которые смотрят на вас чистыми глазами, с доброй и нежной улыбкой.

Татьяна ФИЛИПЕНКО, г. Тирасполь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.