Студентов несгибаемый народ

Есть такой шлягер: «От Евы и Адама пошел народ упрямый – студентов несгибаемый народ». 1992 год. Жаркое лето. Война. События, начиная с 19 июня, перевернули жизнь приднестровцев.  На защиту   республики встали все, кому дорог родной дом. Каждому нашлось место в той бессмысленной и жуткой войне, навязанной националистами Молдовы. Не все были на передовой, многие оставались в тылу, но повседневной работой, по-своему незаметной, внесли лепту в общую копилку победы. Наш рассказ – о студентах столичного техникума коммерции в то незабываемое военное лето.

В тот день в республиканском управлении народного образования собрали руководителей учебных заведений и решали, как действовать. Эвакуация мирного населения, и в первую очередь детей, была крайне необходима. Каждый из руководителей думал, как правильно поступить. В техникуме коммерции приняли решение направить студентов в пансионаты отдыха на берегу Черного моря. «Ежегодно отвозим группу поваров, – поразмыслил директор. – Это уже традиция, согласно учебной программе. А что если не только старшекурсников, а всех ребят кулинарного профиля отправить на море? И будущих кондитеров, и официантов, и продавцов – всем найдется работа. Многие из Бендер, Дубоссар, а там бои. Куда им деваться?». Благо, многих руководителей пионерлагерей и домов отдыха в Затоке, на Бугазе и в Сергеевке знал руководитель. В течение долгих лет техникум проводил летний студенческий семестр, ну и, конечно же, контакты были налажены. И директор пансионата «Дельфин» тираспольского «Стройтреста» Дмитрий Никитенко, куда на работу в пищеблоке планировалось направить студентов, обещал посодействовать. В курортной зоне он был человеком авторитетным, председателем совета директоров оздоровительных учреждений.

И заколесил техникумовский «Еразик» по дорогам от Тирасполя до Затоки. Сто двадцать километров туда и столько же обратно – это один рейс. Десять-двенадцать ребят вместо восьми положенных перевозили до обеда, и после столько же. Молодой водитель Володя, только пришедший из армии, после каждой поездки к морю и обратно предупреждал, что идет в Бендеры воевать. Но наступало следующее утро, и новую партию студентов снова вез «Еразик» к морю. Чтобы эвакуировать порядка ста человек, нужно было сделать минимум десять рейсов. Но на это ушло бы пять дней, а это много. В Тирасполе все чаще и отчетливее слышались взрывы снарядов и автоматные очереди с другого берега реки. И техникум тогда выручил бывший генеральный директор ХБК Вилор Ордин. Он же распорядился и найти место студентам в комбинатовском пионерлагере «Тирас» в Сергеевке. Каждому выдали комплект постельного белья, в придачу еще сухой паек.

Три приднестровских пансионата отдыха и два пионерлагеря, расположенные в Одесской области на побережье Черного моря, приняли в те тревожные июньские дни студентов. К тем, что назвал выше, прибавились еще и тираспольские пансионаты «Дружба» коммунальных предприятий, «Медик» аптечного управления и «Прометей» Молдавской ГРЭС. А спустя несколько дней после приезда ребят на побережье –  еще один пионерлагерь – «Железнодорожник». В нем в ожидании маленьких беженцев из Приднестровья студенты заняли буквально все должности. Детей надо было встретить, разместить, накормить… И для большинства будущих поваров это была практика. Когда начали готовить первый обед, выяснилось, что местный шеф-повар по каким-то причинам от работы вдруг отказался. Нужно было возглавить работу. Но кому? Отличница Света Гайдаржи, поймав на себе взгляд одногруппников, тут же взмолилась: «Только не я, только не я. Для себя я борщ варила, а чтобы…». Отказалась быть старшей и Валя Волкова: «У меня такой характер, девчонки, что намучаетесь. Размазня, стыдно, но я такая. Кто руководить станет мной, все сделаю, а вот сама…». И тут раздался голос Николая Лешану: «Слушай меня, приступаем к работе…». Кто бы мог подумать, что Коля захочет стать командиром?! То, что он на учебу восстановился после армии, знали все, но он такой скромный и молчаливый. «Давайте все по порядку: Сергей, неси воду, Лена и Аня, начинайте чистить картошку, Илья, делай фарш…» – слышался голос Лешану. И все без возражений приступили к работе.

Первые завтраки, обеды, ужины давались непросто. Студенты напоминали заботливую маму, которая дома раньше других встает, позже всех ложится. Складывалось впечатление, что из кухни они не выходили. Каково это, накормить одновременно триста детей, которых не всегда привозили по предварительно составленному графику, но и ночью, можно спросить у опытных поваров. Мастер производственного обучения кулинаров Мария Гонтарь, приехавшая на подмогу ребятам, рассказывает: «Не видела их всего несколько дней, а как изменились. Повзрослели, серьезными стали. Никто не жаловался на усталость, заботились о младших.  Понимали, что у детей в Тирасполе, Бендерах, Слободзее остались дом, родные, и они думали о них».

Радио ежечасно доносило последние тревожные известия из родных мест, которые тут же передавали друг другу. А сколько было радости, когда услышали, что генерал Лебедь остановил кровавую бойню в Бендерах! Местные жители поздравляли нас, на ужин ящик клубники принесли. А баба Нюся, жившая напротив лагеря, – ведро козьего молока от своей Марты.

Жизнь, наполненная неприметными рабочими буднями, протекала и в других пансионатах отдыха побережья. Как не вспомнить бывший пионерлагерь Молдавской ГРЭС «Прометей» и его директора Василия Михайловича Матвейчука. Ребятня, эвакуированная из Днестровска, и сегодня помнит его «грозный» вид и строгие порядки. В прошлом Михалыч, так звали часто его сотрудники, был военным. Но был  он человеком добродушным, заботливым и с юмором, а галстук носил для важности. Для ребят он был авторитетом и легендой. Немногие помнят о случившейся трагедии с теплоходом «Адмирал Нахимов». Отправившемуся в августе 1986 года из одесского порта судну уже никогда не суждено было вернуться обратно – оно затонуло в Черном море. Ужасный и редкий случай, унесший жизни сотен людей. Василий Михайлович как раз и был на том теплоходе. Он чудом остался жив, еще и женщину с дочерью спас, сумев открыть иллюминатор и вытолкнуть их. О его поступке рассказала газета, только он подвигом этот случай не считал, говорил, что просто повезло.

Директор спать уходил последним, а до этого по привычке обходил территорию лагеря. И каждый раз встречал полуночников. На этот раз ему на глаза попался Виктор Баркарь, который, как Николай Лешану, в другом лагере взвалил на себя начальственное бремя. Он также отслужил армию и, соответственно, был взрослее и опытнее других. Был первым помощником, но уже во второй смене у другого мастера производственного обучения Людмилы Конобиевской. Оказалось, у парня беда стряслась. Когда ходил после обеда на местный телеграф разговаривать с родителями, узнал, что его ищет полиция (парень был из Копанки, села под юрисдикцией РМ), и ему велели передать, чтобы он немедленно шел в военкомат и собирался на войну. А вскоре в его доме появились неизвестные люди, которые в случае отказа пригрозили сжечь дом. Откуда волонтеры узнали, где он, догадался быстро. Немного раньше в Сергеевке на базаре случайно встретил односельчанина, который непонятно как оказался у моря. И студентки, покупая с Виктором овощи, в надежде на то, что им скинут цену, без задней мысли говорили, что берут их для детей – беженцев из Приднестровья. И тот, вернувшись домой, наверняка проболтался. Забегая вперед, скажу: студент из лагеря не уехал, дом его не сожгли. Генерал Лебедь и 14-я армия остановили войну, и люди с обоих берегов Днестра возвращались к мирной жизни. А транзисторный приемник, который подарил Виктору за ударный труд генеральный директор Молдавской ГРЭС Георгий Саввович Желяпов,  начинал уже транслировать передачи из Приднестровья иной тематики – не боевой, не фронтовой…

… В техникуме есть небольшой музей. Среди реликвий – альбомы с фотографиями, грамоты, дипломы, газетные вырезки статей… Читаю одну из них: «Мастера производственного обучения кулинаров Татьяна Царенко, Светлана Раитина, Людмила Опоневич, Людмила Ясницкая, Татьяна Моргунова, Наталья Торопова, Мария Гонтарь, Алла Шкуропат, Людмила Конобиевская, Валентина Еордати, Лидия Фирстова с первого до последнего дня в войну 92-го трудились  в столовых пансионатов отдыха и пионерлагерей на берегу Черного моря в Каролино-Бугазе, Затоке, Сергеевке». Здесь они по долгу совести, а не только в силу должностных обязанностей, вместе со студентами, список которых и фотографии также сохранились в техникуме, кормили беженцев, детей из Приднестровья. Была война, за ней стояла жизнь, и за нее боролись как могли.

 Александр КАРАСЕВ.

Фото из архива техникума.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.