«Трамвай» с сердцем танка

Газета «Приднестровье» продолжает цикл материалов, посвящённых истории судоходства на Днестре. До сих пор мы придерживались жёсткой хронологии. Но впереди – День работников речного флота, поэтому мы решили немного из конца XIX – начала XX века перескочить на несколько десятилетий вперёд. Причём с прицелом на времена нынешние.

Во время недавнего моего интервью с директором Бендерского речного порта Юрием Алексеенко разговор зашёл об участии речников в развитии туризма. Этой теме около года назад посвятили почти половину вопросов VII Приднестровского международного инвестиционно-экономического форума, даже организовав по его закрытии экскурсию иностранных участников. Её кульминацией стало посещение первого в Приднестровье фестиваля винограда и вина. Освещая и форум, и фестиваль, стоит отметить, что зарубежным гостям у нас понравилось. На форуме, кстати, была представлена государственная программа развития туристической отрасли. В ней нашлось место и речникам. Бендерский порт располагает двумя прогулочными теплоходами – «Молдавия» и «Николай Грибанов». Их и планируется задействовать в доставке туристов в Бендерскую крепость, для чего возле неё в планах построить причал. Оба судна относятся к эпохальному в истории отечественного судостроения проекту 544, также известному, как «Москвич». Поражает изящество этих судов. К слову, над дизайном его предков трудились известные художники, а победил проект внука великого архитектора Бенуа.

Идея «речного трамвайчика» была не нова, но в 30-е годы к ней подошли масштабно. Новые суда на пригородных маршрутах должны были стать маленьким воплощением мощи советской науки и техники, а не «лодчонками» полукустарного производства. Для создания неповторимого облика этих «водных извозчиков» пригласили художников. Без преувеличения можно сказать, что в этом был задействован весь цвет живописи, графики и архитектуры Советского Союза. Чего тут только не было. Сигарообразная конструкция с надстройкой такой же формы, а в качестве форштевня (носовой части корпуса) был бивень со скульптурой птицы. Возвышающийся над водой дирижабль из стекла и металла на плавучей платформе. И так далее, и тому подобное. Все эти творения в пух и прах раскритиковали инженеры-кораблестроители, прямо заявив, что эти изыски не то чтобы кого-то возить, но и просто держаться на воде не в состоянии. Кое-что из концептуально-художественных наработок всё-таки внедрили в жизнь. Было построено две серии на 300 и 150 мест пассажирских теплоходов для местных линий, названных в честь первых Героев Советского Союза – лётчиков Леваневского, Ляпидевского, Доронина, Каманина, Молокова (первая серия); Громова, Чкалова, Байдукова, Белякова, Водопьянова и Коккинаки (вторая серия). За необычную для тех лет форму корпуса обе серии «речных трамвайчиков» получили ласковое прозвище «утюжки». Примечательно, что самым принципиальным борцом с футуристическими проектами мастеров кисти стал корабельный инженер – третий в роду Бенуа Юлий Юльевич, внук выдающегося русского архитектора Юлия Бенуа и внучатый племянник известного художника Александра Бенуа. Именно он является автором обоих проектов так полюбившихся москвичам теплоходиков. В Великую Отечественную Бенуа спроектирует несколько серий бронекатеров, которые с полным правом можно причислить к одним из самых выдающихся образцов вооружения той эпохи. Но, как это часто бывает, самые гениальные вещи создаются экспромтно-импровизационно. Так вышло и с прародителем «Москвича».

В городе Гороховец Владимирской области (родина литературного Штирлица – в романе «Семнадцать мгновений весны» Юлиан Семёнов вскользь упомянул, что советский разведчик часто тосковал по соснам у родного Гороховца) до недавних пор был достаточно крупный судостроительный завод.

Среди других судов, построенных за многолетнюю историю завода, была парочка ничем не примечательных паровых буксиров «Быстрый» и «Смелый». Оба через несколько лет поменяли свой профиль. Стали «дачными пароходами», то есть теми же самыми «речными трамвайчиками». Но при их переоборудовании слишком не мудрствовали. Ограничились тем, что установили скамейки. «Быстрый» в таком виде и закончил своё существование. А вот судьба его собрата была куда интереснее. Вздумалось Московско-Обскому речному пароходству «Красного Пионера» (так назвался в то время «Смелый») в 1932 году переоборудовать в «речной трамвайчик». Дело, кстати, было за пять лет до создания Юлием Бенуа «речных трамваев» типа  «Леваневский» и «Громов». В 1930 году коллективом под руководством корабельного инженера Сергея Бударина был создан проект мелкосидящего, способного пришвартоваться практически в любом месте небольшого теплохода. Бударину и приглянулся «Красный Пионер». Он, кстати, вышел по всем статьям красивее, чем детище Юлия Бенуа, родившееся в результате нешуточной борьбы «химиков» с «лириками».

После войны идея массовой постройки «речных трамваев» снова ожила. Сегодня уже трудно сказать, как получилось, что поистине шедевр речного послевоенного кораблестроения вышел как две капли воды похожий на единичный «Красный Пионер». Конструкторы ленинградского ЦТКБ (Центральное технико-конструкторское бюро) Минречфлота как раз его облик и взяли за основу для проекта 515 «Москвич». По нему на Московском судостроительном заводе было построено 30 единиц. Выявились кое-какие недостатки. Проект переработали. Он получил индекс «544» и под ним пошёл в крупносерийное производство. Примечательный факт: «москвичёвский» дизельный двигатель – судовая модификация танкового, стоявшего, в частности, на «тридцатьчетвёрках». Правда, для «речных трамвайчиков» движок мощностью в 450 лошадиных сил был излишен. Поэтому убрав половину из 12 цилиндров, её сократили до 150 «лошадок». В остальном дизель остался тем же.

Всего на восьми заводах было построено более 500 «Москвичей» нескольких модификаций. Днестровские – херсонской постройки. Сегодня их осталось только два. А было более десяти. Как правило, имён собственных «Москвичи» не имели. В названии несли литеру М (херсонские по большей части звались ПТ) и номер. Но были и исключения. К ним, например, относились и все теплоходы, работавшие на Днестре. Часть из них носила названия союзных республик: «Молдавия», «Украина», «Литва», «Латвия», «Армения», «Туркмения», «Киргизия». Другая – героев гражданской («Щорс», «Лазо», «Котовский») и Великой Отечественной («Николай Грибанов») войн. Младший сержант Николай Грибанов погиб близ латвийского города Вайнёде, повторив подвиг Александра Матросова.

Насколько надёжны эти суда? Ведь они постройки 50-х годов. При надлежащем уходе и периодических профилактических ремонтах эти теплоходы могут служить вечно. За рубежом очень много прогулочных судов куда более старые, чем «Молдавия» и «Николай Грибанов». Пока же идея доставки на них туристов в Бендерскую крепость воплощена на одной из почтовых марок, посвящённых туристическим объектам Приднестровья. На ней «Москвич» изображён на фоне цитадели.

Кирилл НЕФЁДОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.