Судьба служить людям

Здесь человек рабочей профессии может вырасти до специалиста и даже занять  начальствующую должность. Вот и для этого материала руководство фабрики «Интерцентр Люкс»  предложило именно такую героиню – начинавшую когда-то ученицей швеи и ставшую бригадиром.  

Пожалуй, начну с цифр. Стаж в профессии Надежды Никитовской, мастера швейного потока №4, – 27 лет. На фабрике она трудится уже 18, из них почти 3 года – бригадиром. Но ее человеческие и профессиональные качества оказались еще более впечатляющими, нежели цифры. Надежда Константиновна порядочная и открытая, невероятно скромная, притом, что гордиться ей есть чем. И все это делает ее очаровательной и притягательной собеседницей. В свою героиню я влюбилась тут же, и тут же забыла, что должна вести интервью. Мы говорили обо всем, говорили долго, хотя время пролетело стремительно. Контакты таких людей хочется бережно хранить в записной книжке, потому что они особенные. От них веет теплом. Не зря руководство фабрики представило мне ее так: «Надюша – душевный человек. Ее любят все: и мы, и девочки из её бригады, и внучка». «Внучка?» – переспросила я, так как была искренне удивлена…

…Передо мной сидела молодая миловидная женщина, хрупкая, хорошо и тонко сложенная, с красивыми каре-зелеными глазами. В ее внешности читалось: она хорошая хозяйка и любит аккуратность. Из разговора узнала, что у Надежды дружная семья: мама, муж, дочка, зять и любимая внучка София, которой недавно исполнился год. Когда люди подмечают, что внучка похожа на нее, Надежда скромно улыбается. Видно, что в девочке она души не чает. Очень тепло говорит о зяте, называя его сыном. Считает, что судьба подарила ее дочери хорошего человека, настоящего мужчину. Дочку же Надежда воспитывала в любви и ласке. При этом учила ее честно трудиться, говоря, что для нее, ребенка, главный труд – это учеба. И девочка маму никогда не подводила. Я могла бы пересказать вам необычную историю становления Надежды как профессионала, историю ее жизни, но, поверьте, я не сделаю это лучше, чем сама героиня. У нее особый талант рассказчика. Слушаешь ее и словно проживаешь все вместе с ней…

– Надежда, расскажите, с чего начинался ваш путь бригадира?

– Мне было 17, и я поступила в университет на педагогический факультет. А летом, пока не началась учеба, решила подработать. Пошла ученицей швеи на «Одему». Это был непростой 91-й год. Каждую пятницу за хорошую работу и поведение получала 3-5 рублей. Так я, совсем еще девочка, начала сама зарабатывать. И 1 сентября в университет уже не пошла. Сейчас, когда чувствую, что я на своем месте, когда вижу, что во мне нуждаются люди, думаю: все к лучшему. Сегодня за моей спиной 28 человек, это большая ответственность. Наверное, работа, девочки и есть моя судьба, призвание. Мое предназначение.

– Что же было дальше?

– Отработала на «Одеме» 11 лет швеей. И во время декретного отпуска пришла в «Интерцентр Люкс» на подработку. Это был 93-й год. Меня взяли. Когда закончился декрет, вернулась на «Одему». Времена непростые, отопление там в тот период было слабым. А мне по состоянию здоровья мерзнуть нельзя. Мне пошли навстречу, отпустили сразу. В тот же день я с документами пришла в «Интерцентр Люкс», и через неделю уже числилась в штате швеей. Когда нужно было, даже заменяла бригадира.

– Уже тогда, видимо, чувствовали, что справитесь…

– Я не любила много говорить (улыбается). Однажды пришлось заменять бригадира в течение четырех месяцев. Тогда была еще совсем молоденькой, но справилась. Потом  попала в 4-ю бригаду, где мастером швейного потока была замечательный человек Людмила Валерьяновна Казаченок. Та самая легендарная Казаченок, которая первой пришла в 1992 году на фирму и создала первую бригаду из четырех человек. Она уже на пенсии, но я до сих пор с ней созваниваюсь. На нее хотелось равняться, на нее хочется быть похожей и сейчас. Я проработала под ее началом лет пять. Когда Людмила Валерьяновна ушла на пенсию, на ее место «подняли» швею из бригады. Но пришло время ей становиться мамой. Меня вызвали к руководству и сказали, что моя кандидатура выдвинута на место бригадира.

– Для вас это было неожиданностью?

– Полной! У меня же не было специального образования. Переживала, что не справлюсь. Но собрались все технологи и сказали: «Ты сможешь!». Я предлагала им специалиста из экспериментального отдела, знающего работу от А до Я. А что знаю я? И начала перечислять то, что знаю. Главный технолог Дина Дмитриевна Полякова улыбнулась и говорит: «Если бы все знали то, что знаешь ты». Видимо, любознательность мне помогла. Всегда было интересно узнать работу изнутри. Вот технолог приходит в бригаду и начинает запускать модель. Каждой швее показывает ее участок работы. А я ходила за технологом и вникала во все. Что-то казалось сложным, что-то было страшно осваивать, но всегда – очень интересно. А если машинка двухиголка с переключением – это же очень интересно (смеется)!

– Любознательность вас «подвела»!

– Да! И теперь я своих учеников так учу: разрешаю вставать и ходить за технологом в потоке, учиться. Может, простые строчки не получаются, а сложный процесс получится – карман или воротник. Я всех своих девочек знаю по характеру, определяю настроение каждой по глазам. Знаю, к кому стоит сразу подойти и спросить, что случилось, а к кому – в конце смены. Буду крутиться-вертеться, но обязательно позову к себе и скажу: «Я не могу идти домой, потому что не знаю, что у тебя произошло».

– Расскажите о своей четвертой бригаде.

– Наша прежний бригадир Людмила Валерьяновна «построила» крепкую бригаду. От нее словно тянулись ко всем ниточки, она видела всех и слышала всех. И когда я стала бригадиром, боялась, что растеряю все то, что она создала. Но меня очень поддерживало начальство, говорили: «У тебя получается!». И сейчас я уже не могу без своих девочек. Они плачут – плачу и я. Им больно – больно и мне. Моя семья – мама, муж, дочка, внучка – всегда у меня в сердце. Это даже не оговаривается. Но я всегда говорю, что работа – мой первый дом. Я их «пчелками» называю. Они, действительно, большие труженицы. Мне нравится видеть блеск в их глазах, когда раздаю квитки о заработной плате.

– Как у вас хватает сил, энергии, чтобы вникать в дела каждой?

– Я просто ими живу. Вот у одной девочки из нашей бригады мама заболела. Обратилась в отдел кадров, объяснила ситуацию, попросила помочь с лечением. И большое спасибо, что сразу отреагировали. Теперь она такие слова мне говорит. То шкатулку своими руками сделает, то что-то вкусненькое нам принесет. А ведь я ничего такого не сделала, только один звонок.

– Это был не просто «один звонок», а небезразличие. А это дороже денег…

– Понимаете, в тот момент, когда я вижу, что у человека неприятности, я не оцениваю свои поступки, просто должна быстро действовать. Была ситуация с другой девочкой из моей бригады: в один из дней она не вышла на работу. И я чувствую, что-то неладно. Узнала, где живет, пришла к ней. Она ко мне вышла, я ее обнимаю, осматриваю с ног до головы, целую. Она начала плакать. Сели мы и стали разговаривать. Оказалось, у нее действительно неприятности. Мы тогда с ней долго говорили, я объяснила, что в жизни бывают сложности, но рук опускать нельзя, что она найдет хорошего парня, выйдет замуж, будет у них свое жилье, и я приду к ним на новоселье. На следующий день она вышла на работу, и видно было, что девочка успокоилась. И мне легче стало. А сейчас она ждет ребеночка (улыбается).

– Как вашим девочкам повезло с вами!

– Я благодарна им, что они у меня есть. Всегда им говорю: «Спасибо вам за то, что вы меня не слушаете, а слышите». Еще говорю, что 4-я бригада, которую первой «выстроила» Людмила Валерьяновна, всегда будет лучшей. И вот когда директор сообщила, что придет корреспондент, чтобы взять у меня интервью,  подумала: «Чем это заслужила? Ведь я такая же, как все».

– А как думают ваши родители?

– Нас в семье четверо детей: я и трое братьев. Если бы был жив папа, думаю, он гордился бы мной. Это папа решил назвать меня   На-деждой, хотя родилась я в день Варвары. Три года назад я получила медаль «За трудовую доблесть». Папы уже не было. Я приехала домой, к маме, в Токмазею. Приехала не с пустыми руками. Привезла то, что любит мама, стала накрывать на стол. Смотрю, а мама рассматривает медаль и плачет. Спрашиваю: «Мамочка, ты чего плачешь?». А она говорит: «Был бы папа жив, он бы еще больше плакал от радости и гордости за тебя…».

Помню, приезжала домой, а папа стоял у калитки, у нашей шелковицы, и выглядывал на дорогу. Наш дом четвертый от остановки. Увидит меня и говорит: «Моя Надюша приехала». Я подхожу, целую, обнимаю его, и он начинает плакать. Очень любил меня. И сейчас, когда прихожу к нему на могилку, обо всем ему рассказываю. Обо всех своих радостях и горестях. И так легко мне становится. Мои родители и мои девочки – мои ангелы-хранители.

Татьяна АСТАХОВА-СИНХАНИ.
г.Тирасполь

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.