ВОПРОС ОТНОШЕНИЯ

Отличное известие и для граждан, и для бизнеса – Верховный Совет продлил срок действия господдержки до завершения карантина.

Чрезвычайное положение отменено, но карантин остался. А значит, остается в силе и целый ряд ограничений – немало людей и предприятий не могут полноценно работать. И те, кто продолжает оставаться под ограничениями, нуждаются в помощи. Поэтому депутаты приняли решение продлить меры государственной поддержки, которые действовали в период ЧП. Это коснется также и индивидуальных предпринимателей, которые не могут возобновить работу из-за карантинных мер – у них сохраняется право продолжить получать денежную компенсацию (1647 рублей за полный месяц простоя).

Сегодня на помощь от государства могут рассчитывать только те ИП, чья работа была остановлена прямым запретом уполномоченного органа государственной власти.

– Государство было просто вынуждено принять такое решение, – говорит Виктор Гузун, глава комитета по развитию малого и среднего бизнеса и промышленности ВС ПМР. – В условиях крайней ограниченности ресурсов нужно было создать максимально справедливый механизм помощи. Взвесив все возможности бюджета, было решено, что на компенсацию могут рассчитывать только те, кому буквально сказали «сиди дома». Но уж эту помощь они должны были получить обязательно.

Напомним, изначально было предложение как-то разделить даже тех предпринимателей, которые имели право на помощь. То есть если у ИП был какой-то дополнительный доход – пенсия или стипендия, то права на компенсацию он лишался. Верховный Совет выступил категорически против, и в итоге компенсацию стали выдавать всем, чья деятельность была ограничена или остановлена.

И правительство нашло на эту помощь деньги, при этом ни на копейку не снизив выплаты бюджетникам и ни на день не задержав эти выплаты. Это можно считать серьезным успехом и ВС, и Правительства. На простом примере: очень легко найти 50 рублей, если у тебя в кармане 1000. Намного труднее, если в том же кармане всего 30.

Однако были и есть те, кто никаких денег не получил. Дело в том, что бюджет нашей страны не самый большой в мире. И потому просто физически нет возможности выдать всем гражданам несколько тысяч долларов.

Но если факт неполучения денег объяснить можно, то вот сам процесс отказа в иных случаях вызывает, мягко говоря, недоумение.

Вот индивидуальный предприниматель Ксения. Она шьет шторы, и по роду деятельности ей приходится общаться со многими людьми – и с заказчиками, и с поставщиками. Но когда было объявлено чрезвычайное положение, закрылись магазины, остановили работу фирмы, где Ксения покупала материал и фурнитуру.

– Среди моих заказчиков достаточно много пожилых людей, – говорит Ксения, – и поэтому 17 марта я приостановила патент. И свою деятельность как ИП тоже.

И тут же обратилась в минсоцзащиты за пособием. Все документы, которые хотели видеть чиновники, были предоставлены по электронной почте (то есть мгновенно), но прошла неделя, а денег не было. Равно как и ответа – ни отрицательного, ни положительного.

– Звонила в министерство, – показывает Ксения (на экране телефона – больше полусотни непринятых вызовов), – а вот дозвонилась, и они сказали, что «упал сервер и ваше заявление потерялось».

Оставим в стороне неуклюжие россказни о «потере данных» – сервер на то и сервер, что если даже и временно не работает, то данные на нем не пропадают.

Это было уже начало апреля. Ксения немедленно отправляет документы еще раз. Но их снова теряют. В этот раз, правда, пропал не весь пакет, а только один документ – с номером банковского счета ИП. Как можно потерять из нескольких фотографий в папке только одну, чиновники, естественно, не пояснили.

Ксения в тот же день отправила данные повторно – и случилось чудо: всего неделя понадобилась бюрократам, чтобы кратенько сообщить: «Мы приняли Ваши документы».

После чего началась перепасовка: минсоцзащиты отправляет в налоговую, налоговая –
в минсоцзащиты, те – в Оперштаб и обратно в налоговую… Наконец, в середине июня (практически через 3 (три!) месяца после обращения) ей заявили: «Не будет вам денег». И бросили трубку.

Почему денег не будет, бюрократы объяснить не соизволили.

– Виктор Михайлович, а зачем вообще такая сложная схема проверки данных?

– Всегда, когда принимается решение, связанное с какими-то критериями, их нужно проверять. Тем более, когда речь идет о деньгах. А кроме того, будем реалистами – некоторых ИП никакие ограничения фактически никоим образом не коснулись. Вот, например, программисты-фрилансеры – они как до карантина работали дома, «на удаленке», так и во время. Или те же таксисты. Поэтому было необходимо проверять – действительно ли человек попал под запрет?

Увы, приходится признать – мы живем не в идеальном мире, и всегда найдутся те, кто просто захочет воспользоваться ситуацией. Вот против таких ловкачей и пришлось вводить проверку. И да, когда речь заходит о деньгах из бюджета, так делают во всем мире – и делали всегда.

Возвращаясь к случаю с Ксенией. По букве закона, да, чиновники правы. Действительно, не было прямого запрета шить шторы во время ЧП. Закон суров, но это закон.

Но кроме параграфов есть и человеческое отношение. Мы ведь с пониманием относимся к заявлениям чиновников о том, что «наши сотрудники перегружены». Почему же эти сотрудники не хотят проявить сочувствие к людям, которые остались без работы и дохода?

И есть еще один нюанс. Ксения ведь не просто остановила свое маленькое производство. Она человек отзывчивый и ответственный, и записалась в волонтеры. Как и многие другие предприниматели. Причем не просто записалась, а реально была постоянно на связи, выезжала в магазины, потом – к людям, нуждавшимся в помощи. В основном, кстати, это пенсионеры.

– Вот в волонтерской группе сообщения, – показывает Ксения, – отчеты…

И справка о том, что она действительно занималась волонтерством. Фактически – помогала государству. В то самое время, как какие-то «государевы мужи» теряли ее документы.

– Приезжаю в магазин, – говорит Ксения, –становлюсь в очередь, а охранник видит табличку на стекле и пропускает без очереди. Потому что все понимают, что мы не для себя работаем.

Действительно, было и есть единение перед общей бедой. Была и есть огромная, без преувеличения, работа всех органов власти по сглаживанию последствий и карантина, и экономического кризиса.

И есть многие тысячи людей, которые действительно получили поддержку от государства. Это не только индивидуальные предприниматели, это и люди, которые работали вместе с ИП, это самые разные фирмы, которые получили субсидии и льготные кредиты на выплату зарплат, это школьники, которые получали и получают продуктовые наборы, это аграрии, для которых предусмотрен и реализуется целый пакет мер…

Реальная господдержка есть, и многим, очень многим людям она действительно помогла. Более того – государство, несмотря на сложную ситуацию в экономике, продлевает срок действия помощи. То есть никак нельзя сказать, что «вообще никакой помощи нет».

В деньгах помощь выглядит так: подано (и проверено) заявок на почти 21 миллион рублей, выплачено 20 миллионов.

Но есть и такие случаи, как с Ксенией. Когда какие-то чиновники «роняют сервер», теряют какие-то документы и даже не утруждают себя ответом на обращение гражданина. Заметим – того самого гражданина, который платит налоги, на которые и содержатся эти вот чиновники.

Если бы пример Ксении был единичным, можно было бы сказать что-то вроде «ну, бывает». Но с точно такой же проблемой столкнулись и другие ИП.

А ведь это вопрос не только и не столько денег, сколько отношения к общему делу, к вопросу имиджа нашего государства. Имиджа не где-то там, а среди предпринимателей, деятельность которых Стратегией развития ПМР на 2019-2026 годы признается как один из важнейших факторов развития экономики и стабилизации приднестровского общества.

Сейчас Ксения готовит документы для обращения в прокуратуру, а там, возможно, и в суд – потому что нарушены все сроки ответа на обращение граждан.

– Почему нельзя было сразу честно сказать, что не получается? Почему даже не считают нужным объяснить отказ? – спрашивает она.

И правда, почему?

Сергей ЗЕФИРОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.