3 в 1. К сельсовету с. Воронково относятся сразу три села: Буськи, собственно Воронково и Гершуновка. Не хватает на «А» (скажем, Антоновка), чтобы было подряд, по алфавиту.

Про Воронково в рубрике «Милая малая родина» мы уже рассказывали, а два других села настолько маленькие, что, кажется, и зацепиться журналисту не за что. Ну что ж, проверим, так ли это, а заодно и в Воронково заглянем, раз уж приехали.

В сельсовете выяснилось, что главу срочно вызвали в райцентр. Но нам всё равно повезло: нашим проводником стал заведующий музеем села, турист с большим стажем Виктор Иванович Павловский. Заходим в музей.

На стендах – фотографии нескольких поколений защитников Отечества. Вот трое участников Первой мировой – Парфентьев, Трандасир, Юраш. М. Цыбульский служил в охране императора Николая II. Напротив – В.Гуменный, боец Первого петроградского пулеметного полка, служил в охране Смольного. Его односельчанин Т.Жуковский сражался в отдельной кавалерийской бригаде Котовского (в музее хранится фото времен гражданской войны). Отражены в экспозиции и тридцатые. На стенде любопытный документ. Читаем: «Мусаковского Афанасия за высокую бдительность, инициативу и личную смелость, проявленные при задержании важного нарушителя границ, командование пограничных войск НКВД Киевского округа награждает велосипедом. Декабрь 1939 г.» (Нам рассказали, при каких обстоятельствах юный Афанасий задержал нарушителя. Он, кажется, пас коров, увидел незнакомца, подступившего к нему с расспросами и курившего при этом… заграничные сигареты, ну паренек и сообщил о «подозрительном субъекте» куда следует).

А вот поколение советских воинов-освободителей: Поликарп Трандасир на фронте с первого дня Великой Отечественной войны. Был шофером. В 1945 году при освобождении Югославии попал в плен. Бежал из плена, участвовал в движении сопротивления в Италии. Его односельчанин Т. Косовский был заброшен в Чехословакию, воевал командиром роты партизанского отряда им. Яна Гуса. Пятнадцать воронковцев служили в Афганистане. 11 февраля 1985 г. при исполнении интернационального долга погиб С. Стеля. И уже при защите Приднестровья, 22 июня 1992 года, погиб уроженец села Александр Монастырский, которому и было всего тридцать три, остались жена, сын и дочка.

Да, теперь я понимаю, почему музей села Воронково – это именно музей Боевой Славы, а не этнографический. Традиция мужества и есть то главное, что завещали нам отцы и деды.

Выезжая из Воронково в сторону Буськов, любуемся церковью, чей гармоничный, небесно-прозрачный вид радует душу и глаз.

Село с милым, забавным названием Буськи было основано в 1925 году. Советская власть щедро раздавала земли тем, кому не хватало (аналогичным образом появились степные села Владимировка, Константиновка, Никольское Слободзейского района и многие другие). Сегодня в Буськах числится человек девяносто. И среди них – девяностолетний ветеран Василий Магдалюк.

Василий Викторович нас уже ждет. Он сам открывает калитку, показывает двор. Здесь под навесом протекает наша беседа. Рядом – шахматная доска с расставленными фигурами, и уже сделан первый ход (так и представляешь, как к ветерану заходит сосед, и они играют). Василий Викторович рассказывает, как в тридцатые годы он ещё ребенком с родителями переехал в Буськи из Красненького. Семья считалась зажиточной, дом, землю и скотину у них отобрали (коллективизировали). И ещё легко отделались! Впрочем, что значит «легко»? Каково это, оторваться сельскому жителю от корней, насиженного места, потерять всё, что имел? Но Магдалюки не пропали, начали в Буськах новую жизнь. Да и немногочисленные соседи, такие же, как они, «выходцы», помогали. С тех пор судьба Василия Магдалюка связана с маленькими, трогательными Буськами. Отсюда ушел он на фронт, хоть и не успел повоевать – война кончилась. Но как же здорово вернуться, чтобы всю жизнь посвятить родным Буськам. Рассказчик делится воспоминаниями с улыбкой – жизнь не разучила его улыбаться, с теплотой отзываться о людях, радоваться каждому дню…

В Буськи мы приезжали ради ветерана, как и другие журналисты, и лишь потом наш проводник сообщил, что здесь находится знаменитый с царских времен водозаборник, откуда закачивали воду для паровозов (в 1892 году завершилось строительство проходившей рядом с селом железной дороги). Так что, есть смысл ещё раз заглянуть в скромные, но отнюдь не безынтересные Буськи.

Направляемся в Гершуновку. Примерно 170 лет назад, неподалеку от Рыбницы, в долине, появилось поселение, получившее название по имени одного из первых первопроходцев – Гершуновка. Нетрудно догадаться, как звали пионера, хоть и трудно предположить, что же могло заинтересовать единоверцев Герша в таком месте. Тем более, что поселение носило ярко выраженный аграрный характер. Но факт остается фактом. Вдобавок, как объяснили нам, ранее где-то неподалеку активно добывали известь (в советские годы построили известковый завод), вот известью, наряду с изделиями ремесла, и торговали родственники и соседи Герша. Впрочем, может, и не должно у нас быть оснований для скепсиса. В годы коллективизации в селе был создан колхоз «Дер Ройтер Октобер» (Красный Октябрь). В Гершуновке появились магазины, изба-читальня, клуб, собственный самодеятельный театр (более того! Театр с пьесами по произведениям еврейских классиков энергично гастролировал в соседних селах, включая и коммуну «Дер Штерн» (Звезда), более известную ныне как село Победа).

Увы, всё это в прошлом – евреи из Гершуновки давно выехали. Об их историческом присутствии напоминают разве что здание синагоги и кладбище в лесу, где-то вблизи озера. Кладбище мы искренне пытались найти, но так и не нашли, несмотря на то, что дорогу нам показывал местный житель и, как уже говорилось выше, опытный турист Виктор Павловский. Так всё заросло лесом! К слову, в середине позапрошлого века в Гершуновке проживало свыше тысячи человек, а по последним данным, что-то около восьмидесяти.

Внешне Гершуновка ныне ничем не отличается от любого другого маленького степного поселения. Историю села изложил в статье один из его уроженцев, заслуженный работник культуры Семен Сигал. Его прадеды, Хаим и Шлойме, были портными (так что же, выходит, знаменитый голливудский актер Стивен Сигал таки наш человек?). Однако сегодня в Гершуновке не только «экзотических» имен, но и фамилий не встретишь. Преобладают Климчуковы, Овчаровы, Васильчиковы, Ярошевские… Лишь пожилые люди могут припомнить что-то из старых времен.

Мы заглядываем в гости к старожилу Марии Ивановне Овчар. Она хорошо помнит годы оккупации, рассказывает о том, как односельчане прятали у себя евреев; как после войны часть из угнанных в концлагеря и эвакуировавшихся жителей возвратилась, но недолго они прожили в селе; не то в сороковые, не то в пятидесятые умер раввин. Другого, вероятно, просто не смогли найти, вот и прекратила гершуновская община свое существование. Вообще, как говорит Мария Ивановна, жили в селе всегда дружно представители всех национальностей. Она дружила с Тубой и Фаней…

Близ Гершуновки, в чаше, образованной окрестными холмами, поблескивает красивое, на вид – чистое озеро (рыбхоз). Уж больно оно мне напоминает левитановское «Озеро. Русь». Парадокс: вроде бы, и Гершуновка, а всё равно – Русь. Вообще, Исаак Левитан, на мой взгляд, – самый русский художник, более русский, может быть, чем Шишкин.

Из Гершуновки возвращаемся в Воронково. Мы там ещё запланировали посетить роскошный Дом культуры. По дороге встречаем нашего однокурсника, выпускника исторического факультета Вячеслава Стелю. Мир тесен! Не виделись, наверное, последние лет пятнадцать. Ещё не так давно Вячеслав работал учителем истории в сельской школе. Вынужден был уйти. Говорит, что общения с детьми очень не хватает. Мы прощаемся, но снова встречаемся у стен ДК, рядом с которым Вячеслав, как выясняется, живет. Он же показывает нам дивный родник с чистейшей водой.

Величественное здание в «колхозно-античном» стиле украшают многочисленные барельефы, среди которых легко найти архетипические фигуры – не важно, кого именно имел в виду художник, колхозницу или Деметру, подпаска с ягненком или пастушка, победившего Голиафа.

Заведующая ДК Валентина Стеля сообщает нам благую весть и тут же подкрепляет свои слова экскурсией: в актовом зале (на 800 человек!) проведен ремонт, есть отопление. Осталось выполнить наружную отделку, довести до ума отдельные помещения, и в Воронково туристов можно будет возить, показывать, с каким размахом культуру утверждали в былые «тоталитарные» годы и с каким тщанием стараются поддерживать теперь. Вдобавок в фойе парит настоящий НЛО – невообразимых размеров ретро-люстра, что называется, с имперским размахом.

За культуру в Воронково отчаянно продолжают бороться, это так. Над входом в зал, где проходит сельская дискотека, надпись: «За драки на дискотеке – штраф 130 руб.».

На базе ДК действует девять творческих коллективов, включая фольклорный, где поют русские, украинские и молдавские песни, работают детские музыкальные студии. Есть специальный, с зеркалами, зал для занятий танцами. И, кто знает, может, если бы соседи из Гершуновки не выехали на ПМЖ, был бы и еврейский театр…

Николай Феч.
с.Воронково, Рыбницкий район.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.