«С ЛЮБОВЬЮ К ПРИДНЕСТРОВЬЮ»

Здесь воздух пьянит…

Ликбез. Патриотизм — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы.

/Википедия/

Любовь. Она такая разноликая. Всеобъемлющая и разрушающая. Несущая свет и бросающая в преисподнюю. По её велению совершаются великие подвиги и кровавые преступления. Лишь она одна имеет над человеком непреложную власть – управлять его жизнью…

Я порой задумываюсь: что ж это за любовь такая – к родине, и что в наше сверхскоростное время заставляет человека оставаться там, где не всё так складно и благоустроено. Но где построил дом, посадил дерево, родил детей. Там, где солнце светит по-особому! Где воздух пьянит ароматом полевых цветов и лес заставляет растворяться в птичьем гомоне…

Хотелось бы сказать, что мы впитали эту любовь с молоком матери, но нынешний транзит народа в дальние страны подтверждает обратное. Удивляться нечему – исключительная материальность нашего сегодня лихо объясняет сей факт. Да и поговорка «рыба ищет где глубже, а человек – где лучше» тоже наводит на размышления о том, что и раньше человек искал для себя блага. Но исключительно в пределах своего родного СССР.

А что сегодня? Сегодня практически всё как у всех, живущих на постсоветском пространстве, – родился, детсад, школа, институт, женился, родил уже своих детей, и ариведерчи – за рубеж на заработки, с пристрелкой на пмж! Я сейчас не пытаюсь задевать кого-то, мой сын тоже не на родине живёт, так что я точно не в осуждение, а в рассуждение!

Так всё-таки, что удерживает остальных? Тех, кто остаётся преданным своему небольшому, но близкому душе Приднестровью. Скажу чуть о себе, поскольку отношусь к тому проценту людей, которых держит на плаву понятие «и в горе, и в радости».

Я родилась на левом берегу Днестра, в Рыбнице, а вскоре моя семья, в поисках чистого воздуха и первозданной природы, переехала в соседний город. Дубоссары того времени сильно отличались от промышленной Рыбницы – река чистая и глубокая, стройные ряды тополей вдоль всех центральных улиц и квас – самый вкусный в мире! Правда, и очереди в продовольственные отделы были такими же «стройными», как тополя, но в детстве это не главное, хотя, конечно, запомнилось…

…Пятиэтажка – у городского ручейка, возле оврага, почему-то названного рыпой. Подстилки на траве под ивами, пупсики с одёжками, прятки, резиночки. Сбитые коленки, слёзы от бальзама «Звездочка», внезапно нанесённого другом на веки глаз, так, ради шутки. Присоленная корочка «кирпичика» – на перекус, вкуснее не представить. И моя бабушка – самая добрая и заботливая на всей земле…

…92-й – с куском арматуры и ночными, под вой сирены, бдениями на площади. Мысли о том, что всё это страшный сон. Горящие в пламени войны Бендеры, летящие по улицам БТРы, свист шальных пуль по переулку и звонкий цокот их о крышу дома. Победа и новый этап жизни…

…Дружеская атмосфера общежития. Картошка в мундире с селедкой, детская возня, и запросто – «я на сессию, пригляди за моими». Молодость, искренность, жизнь…

…Первый звонок сына из далёкой страны – под незнакомые трели неизвестных птиц. Боль души от разлуки зашкалила на мысли: и птицы будут теперь петь ему не на нашем. Внучка, с которой играем по Вайберу, и её слова, когда не в духе: «Папа, выключи камеру»…

…Совсем уже взрослая дочь – когда она успела вырасти?! Теплота её души согревает моё сердце каждый день…

…Мама, самая лучшая мама на свете! Как хорошо, что она ещё со мной! Подольше бы… И далёкий, настойчивый шёпот: «Сколько ж тебе самой…».

В нашем суетном мире совсем не остаётся пространства для воспоминаний о прошлом, о том, сколько хорошего и тяжёлого уже позади. Думаю, во многом на них и держится любовь к тому месту, где родился и где пригодился. Помнится, в одном фильме герой говорил о своей супруге: «Нет, я не оставлю её никогда! Слишком много в неё вложил…».

Так и в жизни. То, во что или в кого много вложил, и не важно чего – денег, стараний, любви, бессонных ночей, – будет дорого твоей душе и сердцу! Делаешь акцент на воспитании ребёнка – точно не оставишь его в подростковом возрасте на соседку. Обустраиваешь жилище с душой – не поменяешь его на другое. Работаешь с самоотдачей – трижды подумаешь, сменить ли работу. Отдаёшь себя становлению государства – «горло перегрызёшь» за него!

Так чего же мы недодали нашему молодому поколению, что оно очертя голову бежит, и неважно куда, лишь бы не остаться здесь? Думаю, мы обращаем внимание на все сферы жизни, за исключением патриотизма, который, как выяснилось, с молоком матери впитывается далеко не всегда. И призыв «Будь готов! Всегда готов!» – в прошлом. Главенствующее положение сегодня заняла «личность» человека – и в семье, и в обществе. И акцент на ней поставлен с самого рождения.

Трудно сказать, с чего можно было бы начать поступательное движение, и возможно ли это сейчас вообще. Но предельно ясно одно – бегут и будут бежать до тех пор, пока в наших головах не появится центр, отвечающий за нравственный потенциал нас же самих.

А у всех тех, кто всё же воспитывался на определённых идеалах, которые, как второе «я», составили их жизненный костяк, для них Родина – Мать, за которую и в огонь, и в воду, и все медные трубы – по плечу!

Лилия ПЕТРЕНКО, г. Дубоссары.

Жизнь продолжается!

В силу сложившегося в родительской семье жизненного уклада отца-военнослужащего большая часть моей жизни прошла в больших и средних городах России – вдали от родного города Рыбницы.  Мы приезжали в эти края лишь изредка, чтобы повидаться с родственниками. Но с самого детства не угасало в душе ностальгическое чувство к родным местам, всегда теплилась надежда, что я непременно сюда вернусь, и когда-нибудь –  обязательно навсегда. А иначе и быть не может – здесь моя Родина! А человек без Родины, что дерево без корней!

Поэтому на любую весточку из родных мест, случайную информацию о Рыбнице или просто на прозвучавшую по радио молдавскую мелодию сердце начинало радостно биться. В памяти оживали картинки небольшого провинциального городка, раскинувшегося на самом берегу Днестра, с его старым парком, прибрежным частным сектором, утопавшим по весне в белоснежном кипении фруктовых садов, старой школой №3, скрытым за деревьями маленьким автовокзалом и городской больницей, в которой всю жизнь проработала бабушка (мамина мама)  Карабиненко Елена Григорьевна.

У железной дороги, на въезде в cело Ержово, стояло скромное малоприметное здание железнодорожной станции, а напротив, через дорогу, возвышался Дом культуры железнодорожников. На его сцене, в составе агитбригады школы №3, я не раз выступала, исполняя соло на аккордеоне. Из десяти школьных лет в этой школе посчастливилось обучаться в 7-м и 8-м классах, в период, когда ее возглавлял педагог по призванию и незаурядная личность Владимир Михайлович Герасимов, в прошлом сам закончивший эту школу.

 Центр города, как и сам город, целиком раскинулся тогда в нижней части – у Днестра. Значительную, после жилого сектора, территорию занимал рынок. Через дорогу от него – на «круге», как называли это место местные жители, находилась     главная культурная достопримечательность – городской Дом культуры, перед которым после сильного дождя разливалась огромная, почти не просыхавшая лужа, напоминавшая мелкое озеро. Как ни странно, местные власти того времени делали вид, что не замечают этот неприглядный «водоем», явно дискредитировавший как символ культуры, так и саму культуру.

На гору вела старинных времен булыжная мостовая. Когда случалось ехать по ней автобусом, оконные стекла дребезжали так, что из-за грохота и тряски беседовать с рядом сидящим пассажиром было сложно.

 Не выделялась особо и верхняя часть города – она только начинала застраиваться частными домами по улице Ленина (бывшая улица Жуковского) да отдельными небольшими двухэтажками.  Вот, пожалуй, и вся картина Рыбницы – небольшого и уютного городка времен моего детства и юности. О строительстве в Рыбнице первого и единственного в Молдавии металлургического завода я впервые услыхала по всесоюзному радио. Об этом с пафосом, свойственным дикторам того времени, торжественно объявили в тематической радиопередаче «Пусковые стройки пятилетки». В ней говорилось о том, что этот металлургический завод как предприятие тяжелой промышленности будет обладать огромным потенциалом в плане финансового обеспечения города и всей республики. Моему восторгу не было границ: Рыбница – скромный городок – прославилась на весь Советский Союз!

Долго потом не могла вернуться в родные места: учеба в институте, начало трудовой деятельности. Но вот настало время, когда это наконец случилось. Каково же было восхищение, когда предо мной, словно возродившаяся из пепла птица Феникс, предстал современный, утопающий в зелени, уютный город!  Вместо прежнего частного сектора вдоль Днестра вырос целый городок металлургов с высотными домами и обширной инфраструктурой. Внутри микрорайона компактно расположились детский сад, школа, ЖЭК. Поблизости магазины c широкими стеклянными витринами, отражающими яркие солнечные лучи. Вместо старой железнодорожной станции выросло оригинальное по архитектурному виду здание двух вокзалов – железнодорожного и автобусного.  А вдоль Днестра, там, где когда-то была больница, появилось красивое строение санаторного вида. Я не ошиблась, это действительно оказался санаторий-профилакторий Молдавского металлургического завода. Его территория утопала в зелени деревьев, под сенью которых благоухали розы, украшавшие ухоженные цветочные клумбы!

Центр города переместился на гору – в верхнюю его часть. На широкой центральной площади с памятником Ленина, плавно переходящей в молодой городской парк, рядом со зданием горисполкома, величественно расположился современный из стекла и бетона трехэтажный Дворец культуры. Через дорогу – большой универсам. Дальше, по центральной улице Победы, – здания центра связи и почта. За ними – Дом быта. Заметно разросся здесь и жилой сектор. Редкие в прошлом двухэтажные дома затерялись среди пятиэтажек, чередующихся с многоэтажками.

Родной город изменился до неузнаваемости! И основная заслуга в этом преображении принадлежит тому самому Молдавскому металлургическому заводу, о строительстве которого я услыхала когда-то по радио. С той поры я осталась в Рыбнице, связав свою судьбу с этим предприятием, и больше не покидала надолго свой город.

Немало событий произошло в жизни нашей большой страны – Советского Союза, республики и города. Вместе с жителями Рыбницы многое пришлось пережить и многонациональному сплоченному коллективу завода: это и развал промышленности в период начала перестройки, и война с националистами, и создание молодой Приднестровской Молдавской Республики, и природные катаклизмы. Но какие бы проблемы и трудности ни вставали на пути металлургов, его коллектив не только сам достойно их преодолевал, но всегда служил и продолжает служить надежной опорой городу, его жителям и всему Приднестровью.

Ночную тишину периодически нарушает непродолжительный, но явно выделяющийся из общего фона приглушенный звук – это загружается металлолом в электросталеплавильную печь.  Горожане давно привыкли к этому звуку. Они знают – так металлургический завод сообщает о том, что все в порядке. Он живет и работает!  А значит, можно быть уверенными – нас, дорогие рыбничане, как и всю Приднестровскую Молдавскую Республику, впереди ждут новые добрые перспективы.  А это значит – жизнь продолжается!

Алла БУХЕНКО, г. Рыбница.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.