Похожая история

Сегодня исполнился 91 год со дня рождения Василия Макаровича Шукшина. Искусство его как писателя, актера, драматурга не может оставить равнодушным ни одного человека.  Он поистине достояние великой русской культуры.

… В редакцию газеты пришла пожилая женщина. В конце беседы, неудовлетворенная нашим разговором, пригрозила: «Жаловаться буду дальше, и знаю куда. Но чтобы со мной в мои 83 года так обращались, не позволю. Еще и вернете деньги за дорогу. Вы здесь в прохладном кабинете сидите, а я в жару на маршрутке час тряслась…». Посетительница взяла со стола исписанные мелким почерком с обеих сторон две страницы из школьной тетради и, обернувшись, добавила: «А еще пишете, чтобы к вам обращались с интересными темами…».

Вера Ивановна, назовем так гостью, хотела, чтобы редакция опубликовала письмо о случившемся с ее внуком, вполне взрослым человеком, от которого ушла жена. В письме говорилось, что они прожили вместе десять лет и накопили много общего. У них и дом, не хуже, чем у других, и мебель, большой телевизор… Вроде, все, что нужно для нормальной жизни, а то, что ребеночка Бог им не дал, так не одни такие. Он – шофер, она – учительница начальных классов. Никто не скажет о внуке, что он пьяница, лентяй. Всегда весь в работе, только домом и живет. Этой весной теплицу построил, купил десяток цыплят…  А она наряды любит, ей бы только прически, маникюр   делать. Еще (стыд-то какой!) в бассейн в город заставляла мужа себя по субботам возить. Он-то оказался молодцом: всего пару раз свозил, а потом заявил, что нужно бензин беречь, чтобы на базар летом свои фрукты возить. Так она сама на маршрутке поехала и неделю с мужем не разговаривала. Как сказала бабуля, это была их единственная за всю семейную жизнь ссора.

Но главным в письме было другое: проверка в школе была, и целую неделю   в ней работала комиссия из райцентра.  Внук в это время как раз   ездил новую машину для фирмы получать. Тут и случилась беда – жена его влюбилась в одного из приезжих инспекторов, да так, что вместе с ним и уехала. Вера Ивановна показала копию оставленной ею записки: «Так будет хорошо для нас двоих, я действительно полюбила этого человека. В школе об этом знают, и я не собираюсь скрывать свои чувства». Каких только, «нежных» слов в адрес учительницы-родственницы пришлось в тот момент услышать. Вера Ивановна не просила, а требовала опубликовать ее письмо с настоящими фамилиями героев, местом их проживания и работы. И обязательно указать, что так вести себя учительнице нельзя – какой пример она показывает остальным. Ее и инспектора непременно нужно наказать и с должности снять.

Выслушав ее, я невольно вспомнил одно из произведений Василия Шукшина под названием «Расказ», который своим содержанием очень похож на эту   историю. Там, правда, сам обиженный пришел в редакцию и вел разговор с редактором.  В дни памяти Василия Макаровича захотелось в который раз обратиться к его творчеству. Я достал двухтомник писателя, и, найдя тот самый «Расказ», начал читать : « Редактор перестал смеяться… Несколько даже смутился.

– Простите… Это вы – о себе? Это ваша история?

– Кхм… Извините, я не понял.

– Ничего. Читайте дальше.

Редактор опять уткнулся в тетрадку. Он больше не смеялся, но видно было, что он изумлен и ему все-таки смешно. И чтоб скрыть это, он хмурил брови и понимающе делал губы «трубочкой». Он дочитал.

– Вы хотите, чтоб мы это напечатали? Но это нельзя печатать. Это не рассказ…

– Почему? Я читал, так пишут.

– А зачем вам нужно это печатать? – Редактор действительно смотрел на Ивана сочувственно и серьезно. – Что это даст? Облегчит ваше… горе?

Иван ответил не сразу.

– Пускай они прочитают… там.

– А где они?

– Пока не знаю.

– Так она просто не дойдет до них, газетка-то наша!

– Я найду их… И пошлю.

– Да нет, даже не в этом дело! – Редактор встал и прошелся по кабинету. – Не в этом дело. Что это даст? Что, она опомнится и вернется к вам?

– Им совестно станет.

– Да нет! – воскликнул редактор. – Господи… Не знаю, как вам… Я вам сочувствую, но ведь это глупость, что мы сделаем! Даже если я отредактирую это.

– Может, она вернется.

– Нет! – громко сказал редактор. – Ах ты, господи!.. – Он явно волновался. – Лучше напишите письмо. Давайте вместе напишем?

Иван взял тетрадку и пошел из редакции.

– Подождите! – воскликнул редактор. – Ну давайте вместе – от третьего лица…

…Он направился прямиком в чайную. Там взял «полкило» водки, выпил сразу, не закусывая, и пошел домой – в мрак и пустоту. Шел, засунув руки в карманы, не глядел по сторонам. Все как-то не наступало желанное равновесие в душе его. Он шел и молча плакал. Встречные люди удивленно смотрели на него…».

Мне так хотелось, чтобы Вера Ивановна прочла этот рассказ – он, может быть, внёс бы какую-то ясность в их проблему, но она ушла. Вспомнив, что женщина выписывает нашу газету и наверняка прочтет эту публикацию, успокоился. Она должна понять, что редакция в данном случае ей не помощник.

Александр БОРИСОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.