COVID-ные похороны. Жуткая реальность

Видеосюжет, подготовленный пресс-центром МВД, о том, как провожают в последний путь COVID-положительных умерших, равнодушным мало кого оставил. Рассказанное и показанное без купюр продолжают обсуждать спустя неделю после эфира в соцсетях и транспорте, на работе и дома с родными.

На официальных страницах МВД в Интернете то и дело появляются комментарии. Часть из них, надо отметить, достаточно грубы, содержат ненормативную лексику. Но, так или иначе, ясно одно – материал посмотрели, и он «зацепил».

Почему решились поднять тему, которую до этих самых пор обходили стороной? Каждый день встречаются люди, отрицающие существование нового вируса. Они говорят, что его нет, что это выдумка, «способ обогащения для тех, кто его создал»…

Обсуждать сам момент «рождения» COVID-19 мы не беремся. Но сомнений в том, что «невидимый убийца» среди нас, что он с легкостью забирает жизни и наносит непоправимый урон здоровью, у нас нет. Журналисты из МВД не раз входили в «красную зону», общались с пациентами, которых наши приднестровские врачи спасли, вернули с того света, видели умирающих людей, хронические заболевания которых коронавирус усугубил. После всего этого говорить о том, что COVID – выдумка, не поворачивается язык.

Тему захоронения у нас в Приднестровье на заседании Оперштаба впервые подняли, когда умер первый COVID-положительный человек. Сохраняется ли вирус после смерти? Если да, то как долго? Как покойника хоронить? Вопросов тогда было очень много…

В ряде стран приняли решение обустраивать крематории. Тела умерших сжигали. Где-то выделяли отдельные участки для захоронения людей с коронавирусом.

В Приднестровье к решению этого вопроса подошли основательно. Изучив опыт соседних государств, по решению Оперативного штаба эпидемиологами был разработан регламент захоронения COVID-положительных умерших. Но о том, как это происходит, что можно, а что нет, публично не говорил никто. Пресс-центр МВД решился.

«Когда готовились к съемке в морге, читали публикации по этой теме. Откровенно говоря, поразил заголовок к одной из статей в «Комсомольской правде в Молдове»: «Почему в Молдове радуются, когда родственник умирает не от коронавируса – можно похоронить по-человечески»… А потом был морг инфекционного госпиталя в Слободзее. И вот тогда смысл этого заголовка стал предельно ясен», – делятся журналисты милицейского ведомства.

Когда съемочная группа вошла в помещение секционного зала, поразило все! Стены, пол, оборудование, стол для препарирования… Все еще образца Советского Союза. Одним словом, не самое приглядное место Слободзейской ЦРБ. Именно сюда, в этот блок для умерших от опасных болезней, поступают тела пациентов инфекционного госпиталя с COVID-19.

«Как только человек с коронавирусной инфекцией умирает, его в реанимации герметично упаковывают и как можно быстрее направляют в здание морга до выдачи родственникам, – рассказывает Татьяна Капшук, заведующая патологоанатомическим отделением Слободзейского инфекционного госпиталя. – Герметичная упаковка – это простынь, смоченная в специальном растворе хлорки, после – полиэтилен. Вскрытие ни у нас, ни в Кишиневе не проводится».

Заведующая патологоанатомическим отделением говорит, по желанию родственников сотрудники открывают лицо покойного. Родственникам дают возможность попрощаться с умершим, но только на расстоянии 1,5-2 метров.

«Когда родственники готовы забирать тело умершего, мы организуем его выдачу. Все происходит с соблюдением регламента. Мы расстилаем пленку, засыпаем хлорную известь. Далее – простынь, смоченная в дезрастворе, на нее укладываем труп покойного. Далее опять простынь, смоченная в дезрастворе, затем хлорная известь. После всего тело накрывается полиэтиленом. Гроб закрывается непосредственно на глазах медработников. Последующее его открытие запрещено!» – добавляет Татьяна Капшук.

Закрытый гроб с умершим доставляется прямиком на кладбище. Там по православным канонам происходит обряд отпевания покойника. Но ни взглянуть на близкого человека в последний раз, ни по традициям проводить в мир иной не получится. Требования регламента понимают и принимают далеко не все. У родственников, как правило, одна реакция.

«В основном люди в шоке, что не могут попрощаться с умершими родными. И когда говоришь им, как будет проходить выдача трупа и захоронение, люди, конечно, очень расстроены», – рассказывает завотделением.

Возможно, через время, когда COVID-19 будет детально изучен, эти меры предосторожности назовут излишними. Но сегодня, когда коронавирус изменил не только жизнь и наше к ней отношение, но и отношение к смерти, главное – не дать ему распространиться с большей силой и максимально противостоять «невидимому убийце».

 Ольга Петракова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.